Между роком и судьбою

Глава 6

Когда я очнулась, день клонился к вечеру. В комнате уже появились сумрачные тени. В углу, где потрескивал дровами камин, они сплетались в причудливый узор с отблесками огня, и это борьба — света и тени — заворожила меня. Затуманенным взглядом я долго всматривалась в скачущий по полу рисунок, в котором видела какой-то мистический смысл, и пыталась его понять, пока не услышала рядом с собой, почти над ухом, женский вздох, наполненный облегчением и радостью:

— Слава нашим предкам, вы пришли в себя, Ваше Величество! Я позову лекаря!

Невысокая молодая девушка, чьи мягкие формы подчеркивало простое алое платье, как будто немного тесноватое ей, вскочила со стула, отбросила шитье и поспешила к двери. Ее каштановые волосы, собранные в пучок, говорили об ее статусе прислуги, и только это помогло моему окутанному сонной дымкой разуму ее вспомнить. Конечно, Любовь — моя личная горничная! За эти кошмарные три дня я, лишившись ее помощи, успела почти позабыть о ее существовании. Признаться, от этого мне стало немного стыдно.

— Любовь, подожди! — Девушка послушно застыла на пороге и с тревогой обернулась, не забыв при этом почтительно склонить голову. — Найди Рока — брата погибшего Воина из клана Черного Медведя, и приведи ко мне. Я хочу его видеть.

Она понятливо кивнула, не выразив ни капли удивления или непонимания, присела в реверансе и исчезла за дверью.

— Как Кара? Нам к ней можно?

Голоса Шуты и Рони звучали приглушенно, их смягчала плотно закрытая дверь, но я уловила тревогу и нетерпение в их словах.

— Любовь, пустите девочек ко мне, — крикнула я и осторожно, с большим трудом приподнялась на подушке. Плечо тут же обожгло болью, и я скривилась, стараясь не вскрикнуть и не испугать сестер. На лбу выступил холодной пот, и я неловко смахнула его ладонью.

— Кара!

Два маленьких урагана ворвались в спальню. Попадись им на пути препятствие, смели бы его в два счета. К счастью, ломать им было ничего, и потерь я избежала.

— Кара! — снова закричали сестры в унисон.

Рони бросилась мне на шею и задела плечо, так что я зашипела от боли. Шута прижалась к животу, и в глазах потемнело — рана в боку тоже давала о себе знать.

— Краше только на погребальный костер кладут, — пробормотала Рони. Она отпустила меня и теперь настороженно всматривалась в мое лицо, словно выискивала там признаки смертельной болезни.

— Кара всегда была бледной! — вступилась за меня Шута и прижалась ко мне так сильно, что я подавилась воздухом на вдохе, — объятия причиняли боль. — Не говори глупостей, она выглядит как обычно.

Я мысленно усмехнулась. Насколько разные были сестры, настолько они дополняли друг друга.

Я ласково коснулась щеки Рони. Сестра замерла. В ее больших карих глазах все еще плескался страх. Нескоро она забудет все то, что произошло за эти три дня.

— Со мной все хорошо, — мягко сказала я и, несмотря на боль, обняла Шуту другой рукой. — Не переживайте за меня.

Рони нахмурилась, но промолчала. Природа же Шуты — непосредственная и жизнерадостная — не переносила молчания.

— Теперь ты станешь королевой, да, Кара? — Она приподняла голову и с восторгом посмотрела на меня. — Настоящей королевой, а не просто женой короля?

— Надеюсь, что так и будет, — тихо ответила я и поцеловала ее в макушку.

Слабость вновь обрушилась на меня, и я устало откинулась на подушки. Моя рука соскользнула со щеки Рони и упала на расправленную постель. Рони тут же обхватила мою ладонь и сжала ее.

— Кара, ты сумасшедшая! Но ты… потрясающая.

Я не успела ничего ответить на признание Рони. Раздался деликатный стук в дверь и после моего приглашения войти, прозвучавшего тихо и надтреснуто, порог переступили двое. Впереди шел невысокий худощавый, но крепкий мужчина с темно-рыжими волосами, в которых уже блестели нити седины. Его располагающее лицо прочертили морщины, но они были неглубокие и указали не на его немощность, а на опыт и знания. Я слабо улыбнулась. Мудрец, наш семейный лекарь, с самого детства вызывал у меня доверие и симпатию.

Впрочем, мое внимание было приковано не к нему, а к тому, кто следовал за ним — к Року. Находясь позади лекаря, он, будучи выше его на две головы, беспрепятственно встретил мой взгляд. В льдистых голубых глазах не было ни малейшего признака тревоги. Казалось, его совершенно не беспокоило мое положение. Странным образом это успокоило меня.

Мудрец деловито поклонился, и, не тратя время на словесные церемонии, сказал:

— Ваше Величество, мне нужно еще раз вас осмотреть. Вы позволите?

— Я еще не королева, — механически поправила я и молчаливо посмотрела на Рока.

Тот понял все без слов и бесшумно вышел из комнаты, плавно притворив за собой дверь. Я услышала, как на него тут же напали мои сестры с многочисленными вопросами. Их попыталась призвать к порядку Любовь, но не преуспела.

— Как вы себя чувствуете, Ваше Величество?

Я мысленно отметила, что такое обращение режет мне слух, но не стала поправлять лекаря, интуитивно понимая, что это ни к чему. Мне придется привыкать и к новому имени, и к новой судьбе.

— Наверное, лучше, чем можно было ожидать, — неуверенно проговорила я.

— Вы получили две серьезные раны — в бок и плечо. К счастью, шпага не задела действительно важных органов.

— Да, к счастью, — задумчиво согласилась я. Перед глазами предстала сцена поединка с Воином. Снова в ней что-то показалось мне странным, но я никак не могла сформировать смутные ощущения во что-то связное и цельное.

— Вы потянули лодыжку, но это пустяки, — продолжил между тем Мудрец, ставя на стол небольшой сундучок, который до этого держал в руках. — Несколько дней в постели, и она вас не побеспокоит.



Ксения Власова

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться