Между роком и судьбою

Глава 8

Вновь, как и вчера, я шла по широкому проходу, устланному красной ковровой дорожкой. Тот же храм, те же лица, тот же шепот, в котором смешались благоговение, страх и насмешка. Разве что в витражные окна бил яркий солнечный свет, разбавляя торжественную атмосферу какой-то теплотой и неясным чувством надежды. Под хор чистых детских голосов я медленно, давая всем гостям возможность рассмотреть мой наряд, двигалась к алтарю, возле которого уже ждали Рок и шаман. Впереди меня, тоже величаво и с полным осознанием важности своей миссии, вышагивали сестры. В небесно-голубых платьях и с распущенными волосами они походили на лесных фей, а лепестки роз в их руках лишь усиливали это сходство. Красные и белые цветы, щедро рассыпаемые сестрами из корзин, смешивались на полу в одну шелковистую реку. Я ступала по ней и с каждым шагом все лучше могла рассмотреть лицо Рока. Оно, как всегда, было абсолютно спокойно и не выражало никаких эмоций. Лишь один раз его глаза блеснули ярко и победно — когда он приподнимал с моего лица фату и взял за руку, чтобы подвести к шаману.

— Мы собрались здесь, чтобы стать свидетелями радостного события! Сегодня двое навечно свяжут свои судьбы. Да пусть Боги будут милостивы к их решению!

«Едва ли», — меланхолично подумала я.

Я смотрела на Рока невидящим взглядом. Мыслями я все время возвращалась к Нику и его письму. Высокий голос шамана уверенно разносился по сводам храма. Рок чуть ощутимо сжал мои пальцы. Я с удивлением посмотрела на его невозмутимое лицо. Что означал этот жест? Поддержку, сочувствие, молчаливый вопрос? Поколебавшись, я сжала его руку в ответ и почувствовала, как напряжение, исходившее от Рока, ослабло.

Шаман протянул нам короткий ритуальный нож. Необходимость нанести себе рану, вызывала во мне сильный внутренний протест, но я не могла нарушить церемонию. Произнося слова древней клятвы, я резанула лезвием по ладони и протянула нож Року. Тот не колебался. Проделав то же, что и я, он протянул мне раскрытую ладонь с выступившей на ней узкой кровавой полоской. Я медленно соединила наши руки. Кровь из нанесенных ранок смешалась и одной большой тяжелой каплей ухнула вниз, в подставленную шаманом чашу с водой.

— Единство крови, души и тела! — С упоением провозгласил шаман, всматриваясь в воду, приобретающую бледно-розовый оттенок. Он обернулся к нам и продолжил: — Ее Величество Кара, старшая дочь короля Первого из клана Рыжего Льва, и Рок — двенадцатый сын вождя из клана Черного Медведя, объявляю вас мужем и женой! Да пребудет с вами сила и мудрость Богов!

Многочисленные гости взорвались аплодисментами. Огромный зал величественного храма утонул в криках и поздравлениях.

Сестры за моей спиной завизжали самым недостойным образом. Я обернулась, смерила их осуждающим взглядом, но они лишь обнялись и запрыгали на месте, ни на секунду не закрывая ртов.

Я вздохнула и тоже совершенно недостойно повела себя — закатила глаза.

В этой суматохе поцелуй Рока — простое прикосновение губ к губам — остался в памяти как что-то мимолетное и словно бы смазанное. Он не вызвал в душе ни протеста, ни радости.

Я положила руку поверх руки Рока, и мы, принимая поздравления, двинулись по проходу в обратную сторону.

***

Пир, устроенный в честь нашей свадьбы, все длился и длился. Деревянные столы, вынесенные на свежий воздух под сень деревьев, по-прежнему ломились от яств, но сытые гости проявляли к ним все меньше интереса. Ночь опускалась плавно и незаметно. Казалось, еще совсем недавно солнце стояло высоко в небе. Я с удивлением заметила, как ярко-оранжевый закат затапливает теплым светом потемневшие и сгустившие облака, облизывает изумрудно-зеленую траву под ногами и играет причудливыми бликами на лицах гостей.

Жарко и весело затрещал вечерний костер, взметаясь языком пламени ввысь, к самим звездам, уже столпившимся на небосводе. Я невольно отметила, что созвездие Льва сияет сегодня особенно ярко, и снова перевела взгляд на костер. Дети и молодые незамужние девушки устроили вокруг него традиционные танцы — суматошные, но искренние. Они подпрыгивали, подныривали под чужие поднятые руки, сбегались вместе, словно потоки в реке, а затем так же неожиданно разлетались в разные стороны. Мелькали задираемые подолы разноцветных юбок, но никто не спешил делать замечание. В свадебном танце, древнем, как завет Богов, о правилах приличиях не вспоминали.

Среди танцующих я пыталась найти глазами сестер. Они так давно пропали из поля моего зрения, что я начала беспокоиться. Прохладный вечерний воздух подступающей осени взрезал завораживающий и мистический ритм барабанов. Он все нарастал, пока на излете очередного сильного удара не оборвался совсем. Зрители танца оглушительно захлопали в ладоши, выражая восхищение раскрасневшимся девушкам и стайке детей. Среди проказливых детских мордочек я увидела и довольные лица Рони и Шуты. Они улыбались и выглядели счастливыми. Шута держала в руке неприлично задранный подол длинного платья из летящего шелка, и громко смеялась. Я улыбнулась в ответ.

Вновь полилась музыка, теперь нежная и мелодичная. Скрипка соперничала с флейтой, заставляя сердца гостей трепетать от предчувствия чего-то прекрасного.

— Кара, я думаю, нам пора. — Рок, молчаливо сидевший все это время по правую руку от меня, наклонился и негромко пояснил: — Мы должны уйти раньше прочих. Пока мы не покинем праздник, гости не смогут разойтись. Взгляни, многие из них выглядят уставшими.

Я послушно посмотрела в сторону. За одним из столов, откинув голову на спинку высокого стула, похрапывала одна из престарелых матрон. Кажется, она была из представителей клана Пурпурного Ворона.

Я не отрывала от нее взгляда намного дольше, чем того требовала ситуация. Ладони стали влажными, а в душе поднялся настоящий хаос. Но когда я обернулась, голос мой не дрогнул:



Ксения Власова

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться