Между роком и судьбою

Глава 9

Утро выдалось холодным. Все отчетливее ощущалось, что лето подходит к концу, словно завершалась какая-то эпоха. Листьев еще не успела коснуться желтизна, но птицы уже стали собираться на юг. Воздух был наполнен предчувствием осени. Мне казалось, что я даже слышу аромат прелых яблок — чудное дело! До сбора яблок и момента, когда корзинами с ними будет уставлена вся кухня, времени оставалось еще достаточно.

Я закуталась в теплую шерстяную накидку, наброшенную поверх темно-синего платья, поправила волосы, забранные не в привычную косу, а в сложную высокую прическу, и еще раз обошла кабинет отца нервным шагом. Мне не нравилась мрачная атмосфера комнаты с тяжелыми портьерами, массивной мебелью и полным отсутствием книг. Я подошла к столу из красного дуба и, выдвинув из-за него стул с высокой спинкой, присела, продолжая задумчиво осматривать комнату.

Раздался стук в дверь. Я расправила плечи и положила руки на стол, сложив их замочком.

— Войдите.

— Ваше Величество, вы желали меня видеть?

Порог переступил первый советник моего отца и его доверенное лицо — Варвар. Всматриваясь в округлившуюся с возрастом фигуру мужчины, в его располагающие и приятные черты лица, полностью лишенные жесткости, я думала, что это один из немногих случаев, когда имя совершенно не подходит его обладателю. Меня всегда интересовало, почему родители назвали его именно так, но спрашивать о чем-то подобном, даже теперь, в новом статусе, было бы дурным тоном.

— Да, присаживайтесь, пожалуйста, — я указала рукой на стул по другую сторону массивного стола с тяжелым канделябром на нем и тонкой стопкой бумаг.

Варвар принял приглашение и посмотрел на меня выжидающе, но без всякой настороженности.

— Вы верно служили моему отцу, — медленно, тщательно подбирая слова и взвешивая каждое из них, начала я. — Мне бы хотелось отблагодарить вас за преданность.

— В этом нет необходимости, Ваше Величество. Видеть вас на престоле — лучшая награда для меня.

Я не удержалась и приподняла в знак удивления бровь. Варвар усмехнулся, но как-то по-доброму. В этой усмешке мне почудилось что-то теплое, почти отеческое.

— Вы можете счесть мои слова лестью, но я действительно безумно рад, что династия королей-львов продолжилась. Расценивайте это как тщеславие, но не как лесть.

— Думаете, тщеславие меньший грех, чем лесть? — Я внимательно посмотрела на собеседника, изучая его, будто видела впервые. Можно сказать, так оно и было.

— Конечно, Ваше Величество, — не колеблясь, согласился Варвар. — Убежден в этом.

Эта мысль показалась мне интересной, и я пообещала себе подумать на эту тему позже.

— Варвар…

— Вы можете называть меня, Варом, Ваше Величество.

— Прекрасно, Вар… — Я замолчала, все еще колеблясь. Я не сомневалась в решении, но боялась довериться не тому человеку. Я бы попросила о помощи Рока, но знала, что он откажет. Вздохнув, я словно бросилась в ледяную воду. — Вар, я надеюсь, что вы продолжите службу советника, — я дождалась, пока он склонит голову и проговорит положенные слова благодарности и заверения в его верности, — и… выполните мое поручение. О нем никому не стоит знать.

В светло-карих глазах Вара промелькнула заинтересованность, на лицо набежала тень, но он оставался спокойным. Мне показалось, что в его взгляде появилось любопытство опытного игрока, пытающегося разгадать маневр нового соперника.

— Как вы знаете, послезавтра на рассвете должна состояться казнь семьи Воина. — Вар кивнул, и я продолжила: — Я изучила закон самым тщательным образом, — я указала рукой на тонкую стопку бумаг, — и не нашла ни одного упоминания о том, что казнить следует непременно всю семью проигравшего.

— Это интересно, — пробормотал Вар и потянулся к бумагам, — позволите, Ваше Величество?

Он отточенным движением нацепил пенсне на кончик тонкого носа и принялся вчитываться в документы. В его жестах сквозила деловитость и уверенность человека, знающего свое дело.

— Действительно, — спустя какое-то время сказал он, по-прежнему держа бумаги в руках, — конкретики в законе нет.

— Думаю, это позволит мне проявить милосердие и особым указом помиловать его семью, — я говорила сдержанно, но от волнения меня немного мутило. — Я намереваюсь казнить лишь его жену и нерожденного ребенка.

Вар задумчиво коснулся подбородка пальцами, затем неторопливо поправил пенсне. В его серьезных глазах появилась отрешенность, но оно почти сразу уступило место одобрению. Он моргнул и с интересом посмотрел на меня.

— Хорошее решение, Ваше Величество. Вы проявили мудрость.

— Вы так думаете? — спросила я в напряжении.

— Я бы не стал лгать. Мой долг — говорить вам правду и исполнять свои обязанности. Льстецов и лгунов в вашей новой жизни будет достаточно.

Я незаметно выдохнула и немного расслабилась. Вар продолжил, плавность речи у него странным образом сочеталась с твердостью слов:

— Семья Воина, Ваше Величество, многочисленна — двенадцать братьев, каждый из которых уже женат и имеет свою семью. Простите, одиннадцать братьев, — поправился Вар, — Его Королевское Высочество принца Рока мы, конечно, считать не будем. Отныне он принадлежит другому дому.

— Конечно, — кивнула я и приготовилась слушать дальше.

— Тем не менее, одиннадцать взрослых мужчин, верно служивших короне и еще способных служить ей и дальше… Было бы неразумно избавляться от них сейчас, когда на границе так неспокойно.



Ксения Власова

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться