Между роком и судьбою

Глава 10

Бой барабанов нарастал с каждой минутой, и я потерла ноющие виски. Кажется, поединок навсегда привил мне ненависть к звучанию этого музыкального инструмента.

— Любовь, прикрой, пожалуйста, окно.

Она с похвальным рвением ринулась исполнять мою просьбу. Как только створки оказались плотно затворены, в комнате стало гораздо тише. Удары барабанов доносились приглушенно и нервировали не так сильно. Я с облегчением выдохнула.

— Ваше Величество, вам холодно?

— Что? — я оторвалась от книги, которую читала сидя в кресле, и с недоумением воззрилась на Любовь.

— Вы окно попросили закрыть, — робко сказала она. — А на улице сегодня тепло. Я подумала, может, вам нездоровиться? Тем более на казнь вы не пошли, отправили Его Высочество принца Рока…

С каждым словом Любовь говорила все тише, и окончание ее фразы я едва расслышала. Девушка, поняв, что сказала лишнего, стояла, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.

— Да, ты права, — не имея возможности признаться в истинной причине своего плохого настроения, согласилась я. — У меня болит голова и немного знобит. Разожги камин, будь добра.

— Сию минуту! — обрадованно воскликнула Любовь и метнулась к камину. Вороша холодные угли, она, довольная, что может услужить, спросила: — Может быть, заварить мелиссу с душицей? А нет, так я могу за господином лекарем сбегать! Я быстро!

— Не стоит, — я поторопилась обрубить рвение Любови на корню. — Достаточно будет травяного чаю. Спасибо.

Любовь понятливо кивнула, сноровисто разожгла камин и практически выбежала за дверь, торопясь выполнить мое поручение.

Я вздохнула, обмахнулась веером, лежащим на столике, и с неудовольствием покосилась на весело занявшийся огонь. День и правда выдался теплый, и теперь в комнате с закрытыми окнами и горящим камином, мне было душно. К сожалению, приходилось поддерживать легенду о своей болезни. Только благодаря ей я смогла остаться в покоях и не присутствовать на фальшивой казни. Я чувствовала, что это будет выше моих сил. Смотреть, как взметается ввысь пламя, которое должно было поглотить меня и сестер… Нет, не смогу.

Была еще одна причина, по которой я малодушно ускользнула от участия в этом ярморочном представлении. У этой причины было имя — Рок. Я знала, что он прочтет мысли Вара. Не удержится и обязательно заглянет тому в голову. В этот момент я хотела, руководствуясь каким-то животным инстинктом самосохранения, находиться как можно дальше от своего заботливого мужа.

Я снова открыла книгу и задумчиво потеребила закладку — запечатанный тонкий конверт из дешевой бумаги. Пальцы нерешительно потянулись к печати, чтобы взломать ее. Со вчерашнего вечера я несколько раз порывалась прочитать письмо, переданное мне через Вара женой Воина, и все время не решалась. Я боялась того, что может оказаться в письме. Того, что может поставить мое решение под сомнение.

Бой барабанов наконец стих. Я устало прикрыла глаза.

— Ваше Величество, чай готов!

Я вынырнула из своих дум, и тепло посмотрела на Любовь. Ее старательность вызывала улыбку.

— Благодарю, — искренне сказала я. — Оставь здесь и можешь идти.

Она деловито налила чай в чашку, выставила с подноса вазочку со сладостями и исчезла за порогом.

Я взяла в руки чашку из хрупкого фарфора, помедлила и сделала глоток терпкого чая, горячего, но не обжигающего. Мои пальцы снова коснулись печати на конверте, когда дверь с треском распахнулась.

— Ваше Высочество, Ее Величество отдыхает!

В комнату вошел непривычно быстро и резким шагом Рок, за ним возмущенно семенила Любовь. Она расстроено посмотрела на меня и беспомощно всплеснула руками. В проем открытой двери заглянул Ник и тоже выжидающе посмотрел на меня.

— Все в порядке. Оставьте нас, — сказала я, внутренне сжимаясь, как пружина.

Звук закрываемой двери показался угрожающим. Мы с Роком остались одни.

— Когда вы собирались сказать мне, Кара?

Я выпрямилась в низком мягком кресле и открыто, не таясь, посмотрела на Рока. Впервые он проявлял эмоции настолько ярко. Он был взбешен. Тонкие черты его лица обострились, как у ощерившегося хищника. Крылья породистого носа трепетали от негодования, а глаза… В них бушевал шторм таких сильных чувств, что я невольно отвела взгляд.

— Сегодня, — сохраняя спокойствие, ответила я.

— Значит, я узнал о вашем решении ни рано и ни поздно — вовремя. Верно?

— Да, вы правы.

Мы замерли, всматриваясь в лица друг друга. Я не знала, что выражает мое, но надеялась, что уверенность. Мне большого труда стоило не опустить глаз. Взгляд Рока, наполненный гневом, раздражением, обидой и чем-то еще, выдержать было сложно.

— Почему, Кара? Почему? — он повторил вопрос, уже более громко, и в его словах чувствовалась такая боль, что у меня сжалось сердце.

— Вы бы вмешались, Рок, ведь так?

— Да, думаю так.

— Я этого не хотела.

— Не хотели… — пробормотал Рок, словно не осознавая смысла сказанного.

Он замолчал, отошел к окну, не спрашивая разрешения, распахнул створки, и в комнату ворвался непривычно теплый для осени воздух. Я бы с наслаждением сделала глубокий вздох, но все мое внимание было приковано к Року.

— Все так странно, Кара, — тихо сказал он, не глядя на меня. — Очень странно…

— Да, между нами много непонимания, — с готовностью согласилась я. — Но если мы…

— Я не об этом, — Рок оборвал меня резко и почти грубо.

Я замерла. Впервые за все время нашего знакомства Рок забыл о манерах. Это заставило меня подняться. Неожиданно я перестала чувствовать себя в безопасности.



Ксения Власова

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться