Между роком и судьбою

Глава 14

1788 год, 9 месяц, королевский дворец Тринадцати Кланов.

Я в ужасе отбросила прочитанное письмо, словно ядовитую змею. Каждое слово в нем жалило и впивалось в сердце острыми клыками.

«Ваше Величество, счастлив сообщить, что Ваше приказание выполнено. Смею надеяться…»

Я прижала кончики пальцев к пульсирующим болью вискам, застонала и уронила голову на стол.

«Касательно судьбы мальчика…»

«Жду ваших дальнейших распоряжений!»

«Тело спрятано в реке».

Мне пришлось засунуть кулак в рот и укусить себя за побелевшие костяшки пальцев, чтобы сдержать рвущийся наружу крик. Как я могла отдать приказ об убийстве Надежды, вдовы Воина? Когда?!

Память услужливо подбросила этот момент, почему-то подернутой дымкой, словно действие происходило во сне.

— Ваше Величество, желали меня видеть?

— Вар, проходите. У меня для вас поручение. О котором никто не должен знать.

— Польщен Вашим доверием, Ваше Величество! Нужно снова кого-то спрятать или спасти от костра?

— Напротив. Я хочу, чтобы вы убили тех, кого уже спасли.

— Простите?

— Вы не ослышались. Избавьтесь от вдовы Воина и его сына. Детали меня не волнуют.

Вар бледнеет, кусает губы, но молча кивает. Тяжело встает со стула и, поклонившись, идет к двери. Он хватается за ручку и что-то, не дающее мне покоя, какая-то напряженная во мне борьба, резко обрывается. Я окликаю Вара:

— Стойте!

— Ваше Величество? — Он в удивлении оборачивается и смотрит из-под нахмуренных бровей, опасливо и настороженно.

— Не трогайте ребенка, — шиплю я. Слова даются с трудом, будто ради каждого из них мне приходится разбирать каменный завал в сознании.

— Но Вы же…

— Не… трогайте… ребенка… — слова даются все сложнее.

Я хватаюсь за край стола и сжимаю его так сильно, что, кажется, дерево вот-вот треснет.

Вар бледнеет еще сильнее. Его пугает мое поведение, я это вижу. В то же время, видимо, от меня исходит какая-то сила, потому что он не решается спорить и поспешно выскальзывает за порог, как старая борзая, получившую взбучку от хозяина.

Я еще долго тяжело дышу, затем моргаю и обыденно приступаю к делам.

Я распрямлюсь на стуле и откидываюсь на его спинку. В воспоминании было что-то не то, но я никак не могла понять, что именно. Я не могла вспомнить, почему приняла такое решение. Что мною руководило?

Стук в дверь заставил нервно вздрогнуть. Взгляд метнулся к порогу.

— Кара, можно к тебе?

Рони непривычно робко заглянула в образовавший проем, не решаясь зайти в кабинет.

— Конечно, — мой голос звучал глухо и болезненно. Я прочистила горло и натянуто улыбнулась. — Что тебя привело ко мне?

— Хотела узнать, как ты. — Рони осторожно отодвинула стул напротив стола и опустилась на него. — Последнее время ты выглядишь… странно.

— У меня просто много забот, — отмахнулась я.

— Но ведь мы выиграли войну, — неуверенно сказала Рони.

Я помолчала, внимательно рассматривая сестру. Небесно-синее платье оттеняло ее каштановые волосы, забранные в косу — символ женского старшинства в семье. Теперь именно ей приходилось носить эту прическу, позабыв о свободе распущенных волос.

Я чуть опустила взгляд и пробежалась глазами по лицу Рони. Под тревожно блестящими карими глазами залегли темно-синие тени. Я куснула губу. Рони что-то беспокоило. Неужели война, так толком и не начавшаяся?

— Да, — как можно мягче ответила я. — Войну уже можно считать оконченной. Кирки оказались не готовы к натиску одаренных. Им нечего было противопоставить их мощи.

— Мы заключим мир? — голос Рони дрогнул от волнения.

— Конечно, — твердо сказала я. — Сегодня во дворец прибыл сын короля кирков со своей свитой. Совсем скоро, — я мельком взглянула на часы, убеждаясь в своей правоте, — состоится дипломатическая встреча. Мы обсудим условия договора и подпишем его.

— И ты… перестанешь быть такой странной?

— Прости? — я удивленно моргнула.

Рони встала, обошла стол и, взяв меня за руку, прислонилась щекой к моему плечу.

— Кара, ты изменилась.

— Конечно, изменилась, — вздохнула я, поглаживая макушку сестры. — Я же теперь королева.

— Нет, не в этом дело. — Рони замялась, она, кажется, не знала, как облечь в слова свои мысли. — Ты… это словно не ты. Временами…

— Избавьтесь от вдовы Воина и его сына. Детали меня не волнуют.

Меня бросило в холодный пот, мерзкий и липкий. Я судорожно сглотнула.

— Ты принимаешь все близко к сердцу, — растерянно сказала я.

— Шуте тоже так кажется. И Бреду. Он совсем перестал забегать сюда.

— Милая, он просто слишком занят, — попыталась поспорить я.

Рони подняла на меня серьезные глаза, поджала губы и покачала головой.

— Чайка больше не приходит греться о твой дар.

— Тс-с-с! — Я приложила палец к губам. — Помнишь, о чем мы говорили? Не стоит распространяться о моем даре.

— Все равно все уже знают.

— Они лишь догадываются, — поправила я. — Я в этом никогда не признавалась.

Рони склонила голову набок, рассматривая меня. Ее ладошка сжимала мою ладонь, и к моему горлу подкатил мокрый ком.



Ксения Власова

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться