Между тьмой и огнем

Font size: - +

Драхенфельс

Замок не был защищен ни стеной, ни рвом. Массивные кованые двери были распахнуты. Сразу за ними начиналась лестница, ведущая в просторный холл. Здесь висели гобелены с изображениями сражений, щиты и оружие, а на постаментах стояли рыцарские доспехи разных эпох и народов.

– Это зал воинской славы наших великих предков – с гордостью сказал Сигвальд своей спутнице, заметив ее немой восторг.

– Удивительно, все эти доспехи принадлежат вашим предкам? – восхищенно оглядываясь, спросила Мира.

Все рассмеялись над этими словами, ничего не ответив. Девушка закусила губу и повесила голову.

– Я расскажу тебе потом о нашем роде, Мирослава – шепотом пообещал юноша.

Они прошли холл и оказались перед входом в следующее помещение.

– Ну, вот мы и пришли к сердцу замка Драхенфельс – поворачиваясь спиной к дверям, сказала Хельга. – Здесь пылает очаг, который разжег основатель нашего рода, божественный Фафнир. Готовы ли вы раскрыть свои тайны перед древней магией? – спросила она, глядя в упор на Радомира.

Мастер был явно не в духе. Он хмуро смотрел на хозяйку и кивнул с таким видом, будто она была ярмарочной шарлатанкой, приставшей с намерением погадать. Рассмеявшись, женщина распахнула двери. Помещение, открывшееся их взорам, было огромным, как ангар. Напротив входа располагались гигантские стеклянные двери, за которыми открывался потрясающий вид на Долину, раскинувшуюся в низине. Очаг пылал в правой стене. Вдвое больше обычного, огонь зеленоватого оттенка, а больше и ничего особенного. Мирослава, увидев его, тут же взглянула на свои ноги, но кеды все так же смахивали на лыжи.

– Пойдем поближе к огню, – предложил Вальд, увлекая гостью к камину.

– Мастер Радомир – Хельга подала ректору руку, лукаво улыбаясь.

У очага были приготовлены четыре кресла. Усаживая Мирославу в одно из них, Сигвальд нежно пожал ее руку и занял место рядом. Девушка окинула взглядом свое тело и с облегчением улыбнулась. С другой стороны сел хмурый наставник. Раду почти не изменился, только помолодел. Мире от этого стало почему-то приятно. Хозяйка дома тоже была явно довольна видом обоих своих гостей.

– Зачем вы пытались скрыть от нас такую красавицу?

– В воспитательных целях – неохотно ответил Мастер.

– Что ж, мы готовы помочь вам. Мирослава останется с нами на две недели. За это время она отрастит свои крылья.

– Девушка может посещать Драхенфельс ежедневно, ей незачем утомлять вас своим присутствием все время – возразил Радомир.

– Таково мое условие.

Ректор посмотрел на спокойную Хельгу из-под сведенных бРавей. Хозяйка холодно улыбалась, ожидая решения.

– В таком случае, прошу прощения за то, что посмели нарушить ваш покой.

Мастер встал, поклонился и протянул Мирославе руку.

– Это ее единственный шанс, ректор – сурово сказала Хельга, поднимаясь вместе с сыном. – Обещаю, что с ней все будет в порядке, и она поступит в академию, когда придет срок.

Радомир застыл, не решаясь, как поступить. Затем повернулся к Мире. "Я должна научиться летать, пожалуйста. Я самой лучшей ученицей у вас стану, буду помогать и не капризничать" – мысленно скулила девушка, преданно заглядывая в зеленые глаза.

– Ее крылья должны остаться белоснежными – резко сказал ректор, взглянув сначала на Сигвальда, затем на Хельгу.

– Разумеется – перебила сына, желавшего что-то сказать, хозяйка.

– Юноша? – сурово посмотрел на ученика Радомир.

– Разумеется, Господин Ректор – кивнул Вальд.

Мастер тяжело вздохнул и еще раз взглянул на подопечную.

– Скоро увидимся – сказал он, не отпуская маленькую ручку, давно разжавшую свои пальцы. Девушка улыбнулась и нетерпеливо кивнула.

– Передавайте привет Рязанке.

– Хорошо, Мирослава – он нахмурился и отошел. – Сигвальд, проводи меня.

– Может, останетесь на обед? – спросила Хельга.

– Нет, благодарю.

Ректор ушел в сопровождении ученика. Когда они покинули зал, хозяйка подошла к Мире и тихо произнесла:

– Не думала, что это его настоящая внешность – она по-дружески улыбнулась и приобняла свою гостью.

– Да, мне тоже казалось, что он поколдовал с обликом – ответила на улыбку Мирослава. – Приятно знать, что это не так.

– Честный демон. Раскаявшийся падший ангел. Такая трагическая фигура в Преисподней. Столько ошибок.

Хельга жалостливо вздохнула, а Мира наоборот задержала дыхание, ожидая продолжение.

– Ну, не будем о грустном, милая.

– А может ... – девушка замялась.

– Я расскажу тебе его историю, попозже. Может, перед сном? Зайду расчесать твои прекрасные волосы и поболтаем?

– Да, спасибо – смущенно ответила Мирослава, глядя в пламенные глаза.

– Пойду проверю, как там наш обед. Тебя развлечет Вальд, расскажет, кому принадлежат доспехи в холле.

Сигвальд незаметно вошел из маленькой боковой дверцы, закрытой тяжелой портьерой и Мира увидела юношу только сейчас. Он улыбался и с явным удовольствием разглядывал гостью. Вообще она не любила тех, кто меняет отношение о человеке, судя по внешности, но Радомир создал такое, что парня сложно было упрекнуть в некоторой изначальной брезгливости. Да и сам парень был таким, что его вообще сложно было упрекнуть. Мирослава смущенно отводила глаза и вела себя как самый настоящий Ангел.

– Пойдем, я расскажу тебе про свой род – Вальд взял девушку за руку и тут же переплел их пальцы, пользуясь ее робостью.

Они вернулись в зал воинской славы, и подошли к ближайшему гобелену по левую руку от дверей в каминный зал. На нем был выткан портрет статного мужчины в доспехах и с боевым топором в руках в обрамлении изображений с его основными подвигами.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain