Между тьмой и огнем

Font size: - +

Обручение

Мирослава почувствовала легкий поцелуй в висок и медленно открыла глаза. Она лежала в своей постели, за окнами начинался рассвет.

– Любимая.

Мира повернула голову и увидела Сигвальда. Он лежал под ее распростертым крылом, как под одеялом. Его волосы были распущены, лицо осунулось от бессонных ночей.

– Привет – улыбнулась девушка, – ты совсем не спал?

– Сегодня мы расстанемся на несколько дней, я не хотел упускать ни мгновения из отведенного нам времени.

Дракон говорил мягко, но в его глазах отражалось ожидание чего-то.

– Ты напряжен, что-то произошло? Я не помню как мы ушли из подземелья.

– Гвендолин исполнила твое желание, заветное. Раньше я не видел этого чуда. Ее руки оторвались от туловища и притянули тебя к себе, вокруг вас взметнулась золотая пыльца и несколько минут вы просто стояли в этом вихре, в тишине. Потом сирена выпустила тебя и застыла, словно лишилась жизни. Я успел подхватить тебя в падении, потом принес сюда и смотрел как ты спишь.

Мирослава вспомнила, что арфа говорила накануне о ее заветном желании. Она задумчиво посмотрела на Вальда и ей ужасно захотелось его обнять.

– Я люблю тебя – эти слова пролились со смехом счастья из ее груди. Девушка протянула руку и погладила Сигвальда по колючей щеке, он поцеловал ее ладонь, но все еще оставался напряженным.

– Я уже спрашивал и спрашиваю снова, согласна ли ты...

– Я буду твоя, если ты подождешь.

Вальд переместился и сел перед смеющейся девушкой на колени, Мирослава, с трудом совладав с непривычными крыльями, села также напротив.

– Сколько?

– Пока я не закончу обучение. Я обещала Радомиру и...

Сигвальд притянул ее к себе, не дав договорить, и девушка увидела пожар в его взгляде. Неприятно кольнуло какое-то смутное воспоминание, но тут же рассеялось под напором внутреннего огня, захватившего ее. Дракон хищно улыбнулся и, проведя по щеке Мирославы, произнес:

– Маленькая хищница, надеюсь, ты не пытаешься меня обмануть?

Мира ответила на эти слова поцелуем, полным желания, полностью растворилась в объятиях возлюбленного и застонала от наслаждения, когда Сигвальд с силой прижал ее к себе.

– Не зря я решил, что в академии вы будете жить подальше друг от друга.

Радомир стоял в проеме балкона и смотрел на застигнутую врасплох парочку.

– Сигвальд будет моим мужем, – восстанавливая дыхание и пытаясь перебороть желание, все еще горевшее в ней, проговорила Мира.

– Хорошо, – вкрадчиво произнес Раду, превратившись в пожилого мужчину с густой бородой, – но ваша свадьба состоится только после того, как ты закончишь обучение. Пока не будет свадьбы, не будет и ваших пошлых обжимашек с неконтролируемыми порывами.

Сигвальд усмехнулся, коснувшись своих губ. Радомир заметил это. Демон вырос вдвое и почернел, черты лица заострились, а волосы превратились в раскаленную лаву, крылья подернулись черной дымкой и глаза стали цвета крови. Чужим, шипящим голосом, он произнес, нависая над напрягшимся драконом, закрывшим собой Мирославу:

– Я всегда достигаю своей цели и никакие древние балалайки не смогут преградить мне путь! Это мой мир, не стоит забывать об этом, дракон! Уходи, я должен поговорить с ней.

Сигвальд не шелохнулся, продолжая загораживать Миру, но неожиданно она подтолкнула его, прошептав:

– Я не боюсь.

Юноша оглянулся и увидел безмятежность и уверенность в глазах ангела.

Радомир постепенно возвращался к родному обличию, восстанавливая спокойствие, только когда превращение завершилось, дракон решился оставить ректора и помощницу наедине. Как только дверь за ним закрылась, Мира посмотрела на Раду. Демон ответил на этот взгляд и негромко спросил:

– Он водил тебя к артефакту, она выполнила твое желание?

Мирослава вспомнила, что арфа говорила накануне о ее заветном желании. Девушка задумчиво посмотрела на Радомира, и ей ужасно захотелось его обнять.

– Я люблю тебя – эти слова пролились со смехом счастья из ее груди. Мира соскочила с постели и запрыгнула на руки к демону, обвив его шею руками.

– Ну, если так, то балалайку я зря обидел, – он расплылся в ехидной улыбке и крепче прижал к себе девушку, потом сделал серьезную мину и спросил – ты же не станешь смеяться надо мной, чаровница?

– Нет, любимый, как я могу. Только нужно подождать конца моего обучения, иначе все будут шептаться.

– Конечно, мы не можем этого допустить. Только давай расскажем обо всем друзьям, они сохранят нашу тайну.

– Как скажешь – покорно произнесла Мира, положив голову демону на плечо.

Так они и вышли к ошеломленному Сигвальду, стоявшему в коридоре. Радомир светился, как именинник. Он подмигнул дракону, кивнул на ангела и изобразил деланное удивление. Вальд отрицательно помотал головой, не желая принимать участие в издевательстве над зачарованной. В это время к ним присоединилась Хельга, издалека недовольно вопрошая:

– Что за шум вы здесь устроили?

Когда драконица подошла ближе и увидела смущение сына и радость демона, она испуганно обратилась к ангелу:

– Мира, девочка, что они тебе сделали?

Мирослава посмотрела на нее и ответила:

  • Мы с Раду обручились.

Хельга была в ужасе, Сигвальд прятал глаза, а Радомир наслаждался минутой.

– Друзья, скажите же, что рады за нас.

Хозяйка взяла себя в руки, натянуто улыбнулась, и тут все-таки вмешался Вальд:

– Она околдована, пять минут назад мы с ней тоже обручились.

– Что же делать? Как это произошло? – даже не стараясь скрыть облегчения, спросила драконица.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain