Между тьмой и огнем

Font size: - +

Полет

Прощание Мирославы с драконами было довольно скомканным. Девушке было неуютно после всего, что произошло с ней в этой долине, да и Хельга напутствовала тяжелыми словами:

– В тебе течет кровь первого дракона, кровь Богов. Ты принадлежишь Драхенфельсу и каждый камень в нем отныне твой. Не забывай о том, что теперь мы семья.

Она показала на две алые полоски, оставшиеся на руках у нее и Мирославы. Женщина обняла ангела и просила бывать у нее как можно чаще.

Сигвальд тоже был мрачноват. Он отвез гостей к парому и почти сразу уехал.

– Вот мы и дома – с чувством воскликнул Радомир, когда заветная черта между долинами Фафниров и Рязанки была преодолена.

Мира вдохнула полной грудью и только сейчас поняла, в каком напряжении находилась рядом с Хельгой и Сигвальдом.

– Я хотела бы попробовать летать.

Радомир подал Мирославе руку.

– Это легко, но поначалу не стоит пытаться преодолевать большие расстояния.

Они одновременно взмахнули крыльями и поднялись к кронам деревьев. Падший был намного больше, и на один взмах его крыльев Мира делала два.

– Полетим над лесом. Будет трудно или страшно – кричи.

Раду медленно отпустил руку девушки, и Мира испуганно забила крыльями по воздуху, поднимаясь толчками к небу. Радомир подлетел, обнял ее за талию и Мирослава остановилась.

– Представь, что плывешь в спокойном озере, только вместо рук используй свои крылья. Нужно только слегка двигать ими, черпая воздух и держа тело вертикально. Смотри.

Раду взмахнул крыльями, и мир вокруг них перевернулся на девяносто градусов. Мира лежала на демоне, который парил над кронами деревьев спиной вниз.

– Следи за движениями, скоро я тебя отпущу.

Через пару минут, Мирослава кивнула, давая знать, что готова пробовать и учитель убрал руку, отпуская ее. Белые крылья распахнулись, ловя воздушный поток, и девушка стала немного черпать ими воздух, как делал это наставник.

– Получается! – спустя пару минут крикнула счастливая Мира. Ее полет не был таким мягким и плавным, как у Раду и ее еще временами кидало, когда тело кренилось или очередной взмах оказывался слишком сильным.

– Ты молодец! – похвалил Радомир. – Сейчас будем дома, лети на дым.

Мирослава увидела белый дымок, шедший из трубы, и постаралась немного прибавить скорость. Вскоре она уже видела Рязанку, хлопотавшую в огороде.

Когда шум от крыл достиг слуха шаманки, она с такой надеждой взглянула на небо, что Мира буквально влетела в ее объятья. Женщина гладила девушку по золотым волосам и не отпускала от себя до тех пор, пока Радомир не окликнул их:

– Ну, хватит уже.

– Девочку чуть не угробили там, да еще этот мальчишка – распутник и садист.

Мирослава покраснела от этих слов.

– Ты, говорят, тоже хороша? – ворчливо добавила Рязанка, но тут же снова улыбнулась и добавила – пойдем в дом, там Кузя праздничный обед готовит.

После трапезы Раду отправился следить за последними приготовлениями к началу учебного года, а Мира с Рязанкой сели на веранде, чтобы наговориться на прощание. На следующий день Радомир обещал прислать за Мирославой карету, в которой она отправится в Академию Демонов и чертенят.

За обедом разговоры крутились вокруг последующего обучения, тема драконов старательно избегалась. Все казались вполне довольными, но когда Радомир оставил шаманку с воспитанницей наедине, Рязанка вдруг стала ворчливой и на все вопросы Миры о том, как идет хозяйство отвечала неохотно и коротко. В конце концов, девушка замолчала и на некоторое время воцарилась тишина.

– Значит, все-таки понравились они тебе. И парень этот понравился, несмотря на...

Женщина укоризненно посмотрела на Мирославу, ожидая ответа.

– Они были добры ко мне.

– Странно у тебя, ангелочек, добро теперь выглядит, недаром двоечница. Этот прилетал за мазью, для тебя ее брал.

– Я знаю, спасибо.

Настал черед Миры цедить ответы.

– Они помогли и сделали меня крылатой.

– Для себя, надо полагать.

– За что вы их так не любите?

– Когда твой новый друг подрос, я по первой много таких баночек в Драхенфельс посылала. Думала случайно обжигал кого-то, характер и без того трудный, а тут подросток, по их меркам. Потом, как узнала, для чего они просят, так перестала помогать. Алчные, ненасытные, эгоистичные, готовые на что угодно, лишь бы взять то, что приглянулось.

– Прям, как Радомир – не сдержалась Мира и тут же пожалела о своих словах, увидев как побледнела Рязанка. – Простите.

– Когда-нибудь ты узнаешь, как ошибаешься насчет Роди. Знала бы как расстроила меня, когда...

Шаманка только махнула рукой и отвернулась. Мира начала всхлипывать, обида и стыд смешались и перехватили горло. Увидев это, Рязанка смягчилась и уже добрее сказала:

– Ну, не реви. То, что этот с тобой сделал, ему еще аукнется, но зачем же ты после такого согласилась на ритуал этот чудовищный? Ведь не отбиться от них теперь будет, вот что больше всего меня расстроило.

Не веря своим ушам, Мирослава посмотрела на Рязанку и поняла, что женщина даже не знает о глубине ее падения. От этого стало одновременно легко и гадко, ведь ей по-прежнему трудно было думать о Сигвальде без внутренней дрожи, причем не отвращения.

– Хельга сказала, что я единственная...

– Из тех, кого эта тщеславная язычница готова подпустить к своей семье. Она верит, что ты, как и они, дитя Бога. Все-таки думаешь о том, чтобы стать ее невесткой? – злобно спросила шаманка.

– Нет, мне сейчас просто очень страшно перед учебой – соврала Мира.

– Вот это правильно – совсем другим тоном сказала Рязанка, с жалостью глядя на ангела. – Трудно тебе будет первое время.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain