Между тьмой и огнем

Font size: - +

Новый дом

Утро выдалось хмурым и душным. Рязанка собрала для Миры небольшую торбу с одеждой и положила успокоительные настои.

– Знаю, что ты умнее и сильнее, чем все они сейчас думают, но будет трудно. Понравилась ты мне, девочка. Я буду помнить о тебе, молиться тут бесполезно.

Мирослава покраснела и поблагодарила за заботу. Шаманка обняла девушку. Ее натруженные руки и пропахшие травами волосы успокаивали своей уютностью, и на мгновение страх поутих в сердце будущей студентки Академии Демонов и чертенят, экипаж которой ожидал на границе Долины Лесной Ведьмы.

Рязанка проводила Миру до кареты, запряженной четверкой лошадей алой масти. Кучер, как только увидел ангела, спрыгнул с козел, открыл дверцу и откинул подножку.

– Прошу, ваша светлость.

Мирослава с тоской взглянула на женщину и села в экипаж. Через секунду просвистел хлыст, и лошади помчались с умопомрачительной скоростью по той самой тропе, где в начале каникул Миру догнал Радомир. Также как и тогда пейзаж нельзя было различить и девушка закрыла глаза, мечтая подольше оставаться вдали от нечисти всех мастей и их учебного заведения.

– Приехали, ваша светлость.

Голос кучера вырвал ангела из задумчивости. Она вышла из экипажа и уже через секунду карета умчалась, оставив изумленную Мирославу посреди людной городской улицы. Вокруг проезжали повозки, экипажи, старинные автомобили и всадники, кто на конях, кто на грифонах. Над разномастными зданиями разных эпох и стилей пролетали ведьмы на метлах.

– Наниматься?

Мира перестала озираться и посмотрела на говорившего. Это был пузатый коротышка в несвежей белой рубахе, полосатом жилете и брюках с золотыми лампасами.

– Простите, что?

– Глуховата что ли? – повысил голос мужчина, обдавая ее перегаром – Наниматься, говорю, пришла?

– Куда наниматься?

– На работу. Да ты не стесняйся, у нас заведение козырное, нечисть аристократическая, вплоть до самых высоких гостей. Образ у тебя оригинальный, может выстрелить. Пойдем.

Коротышка потащил Мирославу через крутящиеся двери в просторный холл, украшенный в стиле ар деко, но как-то аляпавато.

– Видала, какой шик? Новодел, никакого пошляцкого раритета.

– Простите, – Мира попыталась вырвать свой локоть из цепких пальцев нанимателя – это просто ошибка, я не нуждаюсь в работе. Мне нужно идти.

– Да ты хоть про оплату послушай! А связи! Какие, девочка, у тебя тут будут связи!

Он привел девушку в просторный зал с несколькими небольшими круглыми сценами и одной большой. На всех стояли танцовщицы разной степени раздетости и репетировали номера. При виде Миры все остановились.

– Ангел!

Это крикнула длинноногая красавица с черными волосами и позолоченными витыми рогами. Она стояла на главной сцене.

– Глупости, Лилит, это костюм...

– Корбин, человечишка, это настоящие крылья. Она, верно, та девчонка! – С каким-то злобным восторгом крикнула девушка с красными густыми косами и черными рожками.

Остальные танцовщицы оживились и быстро окружили нанимателя и Миру.

– Дерни мне ее перышко!

Мирослава вскрикнула, когда кто-то исполнил просьбу и в ярости развернулась. Дьяволицы рассмеялись, и девушка почувствовала, как гнев разгорается и заполняет ее с ног до головы. Следующая танцовщица, решившая повторить шутку с пером, громко вскрикнула.

– Они металлические и острые!

– Посмотрите в ее глаза!

Все отпрянули, включая владельца борделя. Мира, распахнув крылья, взмыла под потолок и полетела к выходу. Приземлившись у двери, она столкнулась с Радомиром.

– Быстро же ты осваиваешься. Я думал, мы уже прояснили, что у тебя есть постоянная работа на время учебы.

В Мирославе снова вспыхнула утихавшая ярость. Радомир удивленно посмотрел на нее и примирительно добавил:

– Просто я ждал тебя у "Мертвой трактирщицы", а ты оказалась в "Игривой наезднице".

За спиной ангела раздалось пыхтение и заискивающий голос Корбина произнес:

– Это я нашел ее, ваше благородие. Может на выходных могла бы к нам на работенку, не пыльную.

Коротышка с надеждой взглянул в полыхавшие огнем зрачки Миры и тут же прибавил:

– Нет, так нет, все понимаю – и уже больше себе, чем окружающим, пробормотал – такая красота, такие деньги.

Раду только усмехнулся.

– До встречи, почтенный Корбин!

– Ах, при такой работнице, мы вас, наверное, не скоро увидим – с тоской ответил Корбин, поглядывая на белоснежное оперение. – До встречи, ваше благородие!

– До скорого, любимый ректор, – хором пропели танцовщицы, посылая Радомиру воздушные поцелуи.

– До встречи, мои дьяволицы! – И, уже из холла, крикнул – Чтобы первого все были в академии!

Увидев изумление Мирославы, демон громко расхохотался.

– Да ты ханжа, ангелочек.

– Чему их еще научить можно?

– Читать мысли, защищать мысли от других демонов, готовить зелья и прочее, прочее. Всему тому же, чему и тебя. Там были и твои одногрупницы.

Мира поежилась от этой новости. "Мертвая трактирщица" была прямо напротив борделя, в который Корбин затащил девушку. Двухэтажное строение в тюдоровском стиле украшала крупная вывеска с кованой фигурой повешенной женщины, со скрипом раскачивавшейся над входом. Когда Радомир и его помощница вошли в главный зал, все замолчали и уставились на ангела, потом кто-то хрипло прокричал:

– Слава Бафомету! Леопольд, я снова передумал, тащи обратно спирт, это не "белочка"!

Раду взял Миру за локоть и повел к лестнице. На втором этаже, отведенном под отдельные кабинеты, была неестественная тишина, словно внизу не бражничает нечисть. Демон и его спутница дошли до конца коридора и вошли в отдельную комнату. Стол был накрыт, а у окна стоял мужчина средних лет, уже седой с клиновидной бородкой и аккуратными овальными очками на переносице.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain