Между тьмой и огнем

Font size: - +

Суд

Мирославу разбудил звон колокольчика. Она накинула халат и спустилась на первый этаж. Радомир в халате стоял у распахнутой двери в академию, прислонившись спиной к косяку.

– Я уже весь лес, наверное, на уши поставил, а ты еле ползешь. Если еще хоть немного проваландаешься – останешься без завтрака.

"Глядите, какой заботливый" – лениво подумала Мира, протискиваясь мимо демона и потирая глаза.

Когда сели за стол, Раду немедленно начал объяснять как Мирослава должна себя вести:

– Во-первых, будь почтительна с темными и не кривись, когда увидишь нечисть. Теперь ты одна из них. Со светлыми вообще старайся не пересекаться взглядом, только на Карима можешь смотреть. Может, он заранее даст знать, что хочет от тебя. Не пытайся ни в коем случае вступаться за него, кара эта неизбежная и суд лишь показуха. Светлые поступили бы также, но у себя и без помпы.

– Почему тогда согласились сюда его привести?

– Они надеются тебя вернуть, поэтому согласились на огласку и приведение приговора здесь.

Мира стала лихорадочно соображать как передать весточку ректору Валентину и избавить светлых от унижения. Ее мысли прервал голос демона:

– Карим очень хочет, чтобы суд состоялся, и его "жертва" непременно была там. О том, что ты не можешь уйти, я сообщу ректору заранее. Твой бывший Мастер расскажет, как вступил в сговор со мной и помог получить согласие студента на перевод в Академию Демонов и чертенят.

– Интересно послушать – расстроено отозвалась Мира. Вечером все это казалось далеким и не важным, а теперь внушало трепет.

– В гардеробной есть длинное черное платье и туфли лодочки. Оденешь их, волосы убери в пучок. Сегодня все будут смотреть на тебя очень внимательно и оценивать. Я знаю вкусы публики и не хочу, чтобы они поставили тебе что-нибудь выше тройки.

Мирослава вспыхнула и возмущенно поднялась из-за стола.

– Мира, там будут вампиры и чернокнижники, демоны всех мастей и полупьяные сатиры. Это тебе не мачо дракон, от подобного внимания лучше уклоняться. К тому же это соответствует событию.

– Ты прав.

– Я скоро приду за тобой.

Через полчаса Радомир подсаживал Мирославу в карету. Раду, облаченный в черный сюртук со стоячим воротничком, был похож на католического священника. Он собрал волосы в хвост и теперь выглядел младше, чем обычно. Неожиданно падший сказал:

– Карим хороший наставник, он не заслужил такой участи. Все эти столетия он был очень дорог мне и в некотором роде стал другом.

– Почему же ты продолжал владеть его душой?

– А я и не продолжал. На том же суде, где меня изгнали, я отрекся от любых притязаний. Если бы этого не случилось, то Карим просто лишился бы крыльев и остался с нами, у меня в услужении.

Раду тяжело вздохнул и закрыл лицо руками.

– Прибыли, ваше благородие.

Дверца экипажа распахнулся и на мостовую Радомир вышел, улыбаясь, как будто сцены в карете не было. Он помог выбраться Мирославе и повел ее в длинное здание, пробираясь через толпу. В какой-то момент это ему надоело.

– Зажми платье лапкой и просто долетим до балкона.

Под завистливые возгласы крылатые влетели в круглый зал с колоннадой и столкнулись с представителями Академии Ангелов Хранителей.

– Мирослава, дитя! – ректор Валентин, высокий и аскетичный, с седой гривой волос, подошел к бывшей студентке. – Я рад, что ты невредима.

Мира смущенно кивнула.

– Приветствую вас, Мастер Валентин – развязно обратился Раду к своему коллеге.

Руководитель светлых посмотрел на бывшего ученика с нескрываемой грустью и печально произнес:

– Доброго дня, вам, Мастер Радомир. Я надеюсь, вы не станете задерживать нашу студентку после суда.

Демон усмехнулся, зашел за спину Мирославы и провел рукой по ее спине, между крыл. На мгновение Миру захватило пламя, она вздохнула, тело чуть выгнулось от позорного чувства и в глазах вспыхнули два огонька. Томление быстро прошло, оставив пылать только щеки. Хранители отпрянули от крылатых и с недоумением смотрели на белоснежные крылья за спиной...

– В Мирославе течет кровь драконов – подсказал Радомир, с насмешкой наблюдая за смятением светлых. Этого ему показалось мало, и он добавил – Кроме того, дракон ее нареченный.

Мастер Валентин теперь с презрением смотрел на Раду.

– Тебе пора быть ближе к хозяину, падший. Слишком много подвигов для директора школы...

– Ректора Академии – почему-то раздраженно поправил демон – к тому же, мы расширяемся.

– Я обратил внимание.

– Вы знаете только по слухам, а это надо видеть – вернувшись к своему насмешливому тону, сказал Раду – Приходите на экскурсию, студентов приводите. Можем обмены затеять. Вы же знаете, мы всегда открыты для сотрудничества...

– Хватит, – устало перебил его Мастер Валентин. – Ты победил, злой мальчик, но в этот раз ты уничтожил две светлые души. Теперь ты обречен, Радомир.

Дрожавшая от волнения Мира впервые после фокуса Раду оторвала взгляд от пола и посмотрела на демона. Он молчал, и ухмылки больше не было на губах. Девушка вспомнила свое поведение после того, как попала в ад и тихо, но решительно сказала светлым:

– Я здесь дома. Они правы. Не казните Мастера Карима.

– Прости нас, Мирослава – Мастер Валентин низко поклонился Мире, за ним эти слова и жест повторили все Хранители. Затем ректор мрачно добавил – Карим предал не только тебя, но и всех своих учеников настоящих и будущих, связавшись с самой темной и грешной душой на моей памяти.

Раду лучезарно улыбнулся и сделал книксен. Светлые отвернулись и ушли.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain