Между тьмой и огнем

Font size: - +

Клятва Люцифера

Амфитеатр содрогнулся и начал складываться, трансформируясь обратно в бальную залу Шедбургской резиденции Князя Тьмы. Мирослава трудно дышала, приходя в себя. Медленно поднимая взгляд от инкрустации пола, девушка увидела, что гости бала по-прежнему стоят по кругу, в ожидании глядя на нее. Она повернулась к тому, кто поддержал ее и робко улыбнулась, когда увидела встревоженного Радомира, прижимавшего ее к себе.

– Кажется, они все еще чего-то ждут – прошептала Мира.

В глазах демона появился лукавый блеск и, улыбнувшись, Раду прошептал:

– Все еще надеются, что ты довершишь свое падение на публике.

Мирослава, покрываясь равномерным пунцовым окрасом, поняла, что многое придется наверстывать, чтобы стать полноценным демоном. Радомир рассмеялся, взял ее на руки и нежно поцеловал в голову, когда крылатая спрятала смущенное лицо у него на груди. По залу пронесся разочарованный стон.

Луна превратилась в лик Варделета, и демон-церемониймейстер провозгласил:

– Бал Князя Тьмы в честь Хэллоуина окончен.

Все потянулись к выходу из замка.

Раду стоял в стороне, прижимая к себе Мирославу.

– Что с остальными?

– Все живы, хотя и не совсем целы. Эржебет чуть не вырвали крыло, но оно срастется. Маг под конец окружил себя щитом и просто старался отвлекать противника от остальных, не вступая в прямой бой. Варг лишился клыка, но в следующее полнолуние отрастет. Дроу неубиваем. Влад потянул мышцу, поправляя трико.

Мира скептически посмотрела на Мастера, но он только пожал плечами:

– Сама спросишь, как он сподобился.

Толпа начала редеть и в ней обозначились другие бунтовщики, также стоявшие в стороне.

– Чего мы ждем? – с тревогой спросила Мирослава, но ответил ей не Радомир.

– Позволения жить дальше, маленькая мерзость, – брезгливо сказал Люцифер и приказал – отпусти ее, Родя.

Миру передернуло от того, что дьявол называет демона так же, как чистая Рязанка. Мастер ободряюще улыбнулся девушке и поставил на пол, не выпуская миниатюрной ладошки, ставшей длиннее и уже, и заканчивавшейся длинными острыми ногтями.

– Совсем! – неожиданно взревел Князь Тьмы и его глаза наполнились пламенем.

Радомир напрягся и притянул девушку к себе, но вместо тела схватил только клочки красно-черного дыма. Люцифер исчез, забрав с собой Мирославу.

Мира упала на каменный пол, больно ударившись. Поднимаясь, она опасливо оглядывалась по сторонам. Они находились на круглой смотровой площадке из грубых черных камней, нагревшихся от палящего солнца, стоявшего в самом зените. Со всех сторон раздавались плач и стоны.

– Подойди к краю!

Девушка приблизилась к одной из сторон и в ужасе отшатнулась оттуда под хохот дьявола. По всей земле, покрытой песком, тянулись ряды кольев с насаженными на них человеческими телами. Вокруг них вились насекомые, оседая на ранах.

– Они здесь навечно. Маньяки, растлители, палачи и каратели гниют на этом палящем зное, облепленные жирными мухами, мучаясь от жажды.

Мирослава закрыла уши, пытаясь спастись от душераздирающих стонов грешников, но Люцифер подошел и почти ласково отнял ее руки от головы. Заглядывая черными глазами прямо в душу, дьявол сказал:

– Ты испортила моего злого мальчика. Превратила в слюнтяя, трепещущего за маленькую дурочку. Заставила его друзей стать моими врагами.

Мира хмуро смотрела в ответ, стараясь дышать ровно.

– Если хочешь, чтобы они продолжили жить, как и прежде, ты должна отпустить Родю. Пусть он наиграется в ваше светлое чувство, как бы мерзко это не было. Я понимаю, что он заскучал, а все пакости уже испробованы. Теперь мальчик решил попробовать что-то новенькое. – Дьявол небрежно потрепал золотистую голову. – Но это не должно длиться долго. Если к концу учебного года он все еще будет влюблен, тебе придется приложить усилия, чтобы это прошло. Изменяй, бросай, выводи из себя, делай что хочешь, но если он будет по-прежнему чахнуть над тобой, то отправится прямо на эту смотровую башню, на несколько столетий. Здесь он быстро начнет терять рассудок. Это место уже испробовано не на одном опальном демоне. Остальных уничтожу. В этом я тебе клянусь.

– Странная забота – презрительно бросила Мирослава.

– Это не забота, это наказание, которое Родя понесет вместо тебя. Ты поняла, что будешь делать, если мальчик будет упрямиться в своем нелепом увлечении?

Люцифер доброжелательно заглянул в золотистые глаза, тяжело дышавшей Миры. Девушка медленно кивнула.

– Если расскажешь ему о нашей беседе, я выпотрошу драконов и всю их долину. Кивни как-нибудь энергичнее, чтобы я убедился, что до тебя дошло.

Мирослава резко ответила:

– Я поняла и не стану ничего ему говорить.

– Прекрасно.

В следующее мгновение Мира уже стояла посреди бальной залы, где друзья пытались успокоить Радомира.

– Мои милые бунтари, – обратился к ним Люцифер, – спасибо за незабываемый праздник. Я награжу каждого из вас за то удовольствие, которое вы доставили большинству моих гостей. Радомир, я принимаю твою ученицу в ряды нашей семьи.

Дьявол взял Мирославу за плечи и торжественно произнес:

– Отныне ты должна отречься от своего фамильного имени, милая – ласково сказал Люцифер. – С этого момента мы – твоя единственная семья. Добро пожаловать домой, падший.

Он поцеловал Миру в лоб и подмигнул. Подозвал Радомира, соединил их ладони и с улыбкой испарился, оставив струйки дыма витать вокруг крылатых.

– Где вы были? – спросил Раду.

– Просто болтали – пожала плечами Мира, весело глядя в зеленые глаза. – О любви, – предупреждая вопрос, дополнила девушка.



София Карамазова

Edited: 15.11.2017

Add to Library


Complain