Междупутье

Размер шрифта: - +

Глава 3.

Глава 3.

 

Я быстро запрыгнул в дом и закрыл окно. – Давай не будем ссори… - Повернулся и получил подушкой по лбу. Потом еще раз и еще. Вредная сестренка держала ее в руках и яростно охаживала, будто собиралась выбить всю пыль не только из подушки, но и из меня тоже.

- Вася! – Орал я, закрываясь руками. – Хватит, понял я все! Честное слово! Все, хватит, а то целоваться полезу!..

- Полезет он… - Мстительно прошипела девушка, но бить перестала и отступила. – Я тебе полезу. Местных ребят хакеров попрошу, они так пылесос настроят, он за тобой на улице по пятам ездить будет, и прилюдно признания в любви читать.

- Да ладно? – Не поверил я, но на всякий случай отступил тоже. – У него ведь нет системы распознавания лиц, как он меня определит?

- Тебя уличные камеры определят, а координаторы потока движения ему маршрут скинут.

- Откуда здесь, в Таймыре, потоки движения возьмутся? – Я обошел стол и придвинул стоящие на нем опасные предметы к себе, подальше от Василисы, многозначительно покачивающей подушкой.

- Потоков движения нет, - согласилась она. – А системы координации и контроля есть. Они здесь в каждом населенном пункте есть, без разницы от его размера.

- Понятно. – Я прошел к дивану, сел и приглашающе похлопал рядом. Девушка возмущенно фыркнула и не сдвинулась с места. – И все-таки, Вась. – Тихо проговорил я. – Чем они отличаются, что одну мне впихивают насильно, а вторую доводят до бешенства? Только, пожалуйста… - Попытался улыбнуться. – Можешь ответить без своих любимых загадок? Просто и понятно?

- Все и так просто и понятно. – Девушка подошла, села рядом, положила подушку на колени. – Здесь территория, информационно закрытая от сканирования, по крайней мере, официально. Если ты заведешь связь с местным жителем, бабкам, как ты называешь своих сестер…

- Они мне такие же сестры, как люди друг другу братья. – Раздраженно перебил я.

- Нет, конечно. - Василиса весело засмеялась. – Не настолько близкие родственники мы с сестрами, но, все же… В общем, им будет достаточно сложно доказать твою зрелость как мужской особи. И наоборот, роман с жителем верхнего мира будет протекать у них на виду, и как только ты начнешь активную взрослую жизнь, будь готов к тому, что раз за разом будешь оказываться в постели с одной из нас.

- Не окажусь. – Я пренебрежительно махнул рукой. – При необходимости истинным зрением увижу исходящий луч и, тру-ля-ля, коварная бабка разоблачена и бежит в родные земли рыдать в подушку.

- Не увидишь. – Девушка отрицательно покачала головой. – Вспомни свои похождения на территории, как ты говоришь, мисс Америки. Да, это сложно и долго, но все же можно временно скрыть следы связи поводка. А, не видя его, ты сможешь опознать лишь тех из нас, чей запах уже знаешь. И то, при достаточном желании на какой-то срок можно изменить и его.

- И что же такое страшное меня ждет в постели с одной из… Этих? – Я попытался улыбнуться эдак лихо и придурковато, но вышло не очень, если честно.

- Знаешь, у нас как-то была раса, чьи мужчины практически достигали идеала нашего понимания. – Вася задумчиво расправляла подушку на коленях. – Мы вышли из стазиса и обнаружили на своих территориях чудесный мир со счастливо живущими созданиями. У них были города, письменность, искусство и, представляешь, - она криво улыбнулась, - совсем не было войн, что немыслимо. На моей памяти это было один единственный раз, когда особи человеческого вида не сражались между собой, без разницы, за территорию, еду или самку. Чудесные, умные, добрые создания. – По щеке девушки скатилась одинокая слеза. - И их не стало.

- Куда же они делись? – Тихо спросил я, подозревая нечто нехорошее.

- Физиология их мужчин была практически такой же, как у тебя, измененного тебя, за небольшим исключением. И это их убивало.

- То есть? – Не понял я, а потом дошло. – Вы вырывали им языки? Так, значит, это правду мне Деф говорила?

- Все на уровне инстинктов. – Василиса почти шептала, низко опустив голову. – Рано или поздно каждая из нас переставала контролировать эмоции, а когда приходила в себя, рядом лежал залитый кровью…

- Но люди же живут с вырванными языками. – Я недоуменно пожал плечами.

- У людей это крошечный рудимент, в то время как у них был большой и сложно устроенный орган. Но движение и сокращения наших мышц в разы превышало силу их самок. И для нас их самцы оказались одноразовыми. – Девушка вымучено улыбнулась и вытерла щеку.

- Но вы же умеете лечить. – Не понял я. – Мы в поезде людей из кусков собирали и оживляли, а тут…

- Что значит целое и невредимое тело без души? Отец не дал нам власти над их душами. Мы не могли ставить Знаки, и все они уходили к Нему.

- Но… - Растерянно протянул я.

- Ты думаешь, мы дуры? . – Зло перебила Вася. – Когда их стало совсем мало, мы перепробовали все. Множество нас стояли рядом, контролируя момент, когда вылетит струя крови из лопнувших артерий. Мгновенный фонтан, бьющий с такой силой, что его отбрасывало, как от удара в лицо. А кровь… - Замолчала. – Поодиночке мы не можем столь быстро восстанавливать повреждения, но в конце нас было много. Очень много. И последнего мы успели вылечить до того, как он… - И замолчала окончательно.

- Значит, все же вылечили. – Удовлетворенно произнес я.

- Вылечили. – Бесцветным голосом подтвердила Василиса. – А через мгновение Отец забрал его душу. Кто-то считал это болевым шоком, кто-то наказанием для нас… Какое-то время некоторые сестры пытались выращивать их, проводя искусственные оплодотворения и оставляя мальчиков, но процесс оказался слишком сложным, а желающих впоследствии погреть руки столь много, что… В общем, не осталось никого. – Она молчала, молчал и я, не зная, что сказать. Значит, все же многое из физиологии перворожденных, рассказанное в свое время Деф, оказалось правдой.



Алексей Лазученков

Отредактировано: 14.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться