Межморье. Последнее пророчество.

Размер шрифта: - +

Несостоявшаяся свадьба. Знакомства по-эльфийски.

В далеком лесу, под ветвями шелковицы, в окружении папоротников, белел силуэт эльфийки. У эльфийки были прекрасные светлые волосы, сияющая кожа, миндалевидные глаза. Она очаровывала с первого взгляда. На ее полупрозрачном платье бегали тени от ветвей, которые нежно шевелил ветер. Веанисон – красивый город, эльфийское поселение, созданное королями Межморья и правителями эльфийской расы. В нем жили те, кто решился признать, что время первородных, увы, давно прошло, и пора искать хотя бы малейшее равновесие.

Но сейчас прекрасной первородной было не до равновесия. Она самозабвенно плакала, и по ее длинным ресницам стекали слезы, похожие на алмазы. Рядом с ней возвышалась Падни – ведьма, прославившаяся своим умением ловко объединяться с любой расой, несмотря на многочисленные предрассудки. Ей не нравились эльфы и она откровенно смеялась над ними. Ей казалось, что их время давно прошло, и их самомнение пора пускать по воде, как ненужный приплод.

Встречались эльфы-исключения. Они отличались тем, что были способны признать произошедшие в мире изменения. Они оставались сильными и независимыми, но, как и Падни, нашли способы стать частью нового мира.

Сонита принадлежала к их числу. Она не была такой отчаянной, как Деминиста, много лет назад ушедший к людям. Эта парочка не нашла сил поставить точку, и теперь оба жили своей жизнью, продолжая оставаться частью друг друга. У Деминисты была активная жизненная позиция. Он хотел быть в центре событий. Сонита же предпочла семейные ценности, эльфийский мир, но, кажется, ее система мировоззрения рухнула.

- Зачем он с ней связался? – плакала эльфийка. – Она же человек!

- Конечно, она не так красива, как ты. – фальшиво успокаивала ее Падни. На самом деле, она считала, что эльфийки слишком «сладкие», излишне безупречные. Если бы был выбор – себе в подруги она бы выбрала неведомую Карину. Но так сложилось, что с Сонитой они прошли все испытания дружбы, какие только можно представить. Но утешать плачущих эльфиек ведьма не умела.

- Нужно пойти туда. – наконец, сделала вывод Сонита.

- Что? Куда? Зачем?

- Во дворец. – тихо ответила эльфийка. – Нужно узнать, что происходит.

Волнения подруги были понятны. Если эльф вмешался в авантюру, честно говоря – очень сомнительную, то пора забеспокоиться. На это его могли толкнуть только реальные опасности, заслуживающие внимания. Осторожность была свойственна всем эльфам, даже такому бесконтрольному, как Деминиста.

- Не, погоди. Ты серьезно? – наконец, поняла ведьма.

- Я хочу знать, что происходит. – буркнула Сонита.

- Да ты ни разу в походе не была.

- Я использую магию.

- Ты простужаешься, если в лесу дождик начинается.

- Я прочту заклинание защиты.

- Но ты даже не знаешь, нужна ты ему или нет.

За это время эльфийка успела придать лицу уверенное выражение и даже начала нравиться ведьме. Сонита даже повернулась в направлении столицы Межморья, как будто собиралась и правда идти туда прямо сейчас. На слова подруги она воздела к небу тонкие, похожие на лепестки, пальцы и заявила:

- Если это правда, и если третье пророчество существует – нужно найти его. Я просто поговорю с Деминистой, этим Чеславом, может быть, эльфы смогут помочь. Нам ведь больше некуда пойти.

О третьем пророчестве ходили слухи. Эльфы долго делали вид, что ничего не знают. О нем было не принято говорить. Когда прошла эпоха первородных, они переселились в отдаленные места, и усиленно старались не участвовать во всех человеческих делах. Как только появлялась какая-то проблема – немедленно сообщалось, что это люди виноваты, и они сами должны заниматься их решением. Те эльфы, которые решились оказать помощь, больше не возвращались домой.

- Но это путь в один конец. – попыталась образумить подругу ведьма.

- Нет. Путь и так только один. Идет война, и спастись от нее можно только одним способом.

Ведьма молча смотрела на эльфийку. У этой расы не было бедности. Даже дикие племена создавали свой быт так, что богатеи столицы завидовали им. У Сониты был дом в Веанисоне. Родители давно отселили свою юную дочь, полностью обеспечив ей приданое. Прекрасная эльфийка была объектом истинных чувств множества собратьев по расе.

Выбор девушки удивил всех. Знакомство Сониты и Деминисты было не таким страстным, как у Карины с Калленом, и не отличалось роковым стечением обстоятельств, как у Эсинии с Симоном. Их свели родители девушки, во время одного из светских балов. Это было обычное знакомство по расчету, принятое у светских эльфов. Они знали, что их ждет встреча, и были наслышаны друг о друге. Им было суждено всего лишь принять их встречу. Среди эльфов не были приняты неравные по возрасту браки, и исключение было допущено только из-за манеры Деминисты вести себя так, что все забывали, сколько ему лет.

Тогда еще беспутный Деминиста жил среди эльфов, и был настолько дерзок, что смел бывать и среди людей, и среди собратьев. Потом ему пришлось выбрать. Его не остановила и более молодая невеста, представительница высокого рода, здравомыслящая Сонита. Ее воспринимали совсем по-другому. О ней никто не смел злословить. Она была настоящей эльфийкой, и никто не ждал, что она пойдет за своевольным Деминистой. Наоборот – вожди эльфов надеялись, что она образумит бунтаря. Кажется, Деминиста подозревал о чем-то таком, и опасался девушки.

Их странный роман не был завершен. Он просто сбежал. Хотя среди эльфов предпочли другую версию. Деминиста никому не рассказал, что стал подозревать подругу, и перед ней не объяснился, сообщив, что ему срочно необходимо исполнять свою судьбу там, где он сейчас больше всего нужен.

Решение эльфийки могло все перевернуть. Если она появится с заявлением, что эльфы готовы помочь – все будет по-другому. А может быть, и сбежавший жених увидит другое будущее.



Виктория Риа

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться