Межпланетная связь

Размер шрифта: - +

Глава 6

Я стоял на пороге квартиры и не мог поверить в происходящее. Напротив меня стояла мама. В тот момент я испытывал смешанные чувства. Меня немного начало тошнить и кружилась голова. Мама улыбнулась и громко сказала:
- Сынок, что ты здесь делаешь?
- Я…я…- От сильного волнения, промямлив я толком ничего не смог ответить. Будто я лишился дара речи от испытавшего удивления и шока.
- Проходи, что ты стоишь на пороге? – Мама взяла меня за локоть и завела в коридор, а затем закрыла входную дверь. Она подошла ко мне и, улыбаясь, смотрела в лицо.
- Мама это ты. – Я смотрел на нее, не отрывая взгляда. Волосы были заправлены в высокий хвост. Лоб украшали ели заметные горизонтальные морщинки. Глаза блестели от радости и накрашенные ресницы, то и дело хлопали вверх и вниз. Уголки губ взмахивали вверх и создавали прекрасную улыбку. Я давно не видел ее такой счастливой и улыбающейся.
- Конечно я Роберт. Проходи. – Она повернулась ко мне спиной и махнула рукой в сторону гостиной. Затем вновь повернулась ко мне лицом.
- Хорошо, мамуль. – Я нагнулся и поцеловал ее в щеку. В тот момент я испытывал странное и необычное ощущение. Почти одиннадцать лет назад я видел, как мама мучилась от болезни Альцгеймер, а прямо сейчас она стоит и улыбается, светясь от счастья, что я приехал погостить домой.
- Обедать будешь сынок? – Мама пошла на кухню, и я услышал, что она спешно начала, что-то убирать со стола.
- Да. – Я снял кроссовки и, проходя мимо гостиной, положил на диван свой рюкзак. Мельком я осмотрел комнату. Она была убранной и сияла от чистоты. Фортепиано стояло на месте, хотя я помню, что сделал с ним в порыве ярости. На шкафах в рамке стояли мамины и мои фотографии. Создавалось такое впечатление, что в прошлом произошел взрыв, и все разлетелось на мелкие осколки и щепки, а сейчас по щелчку пальцев предметы собрались вновь на свои места.
- Роберт, иди кушать. – Я услышал голос мамы. В тот момент я почувствовал себя маленьким ребенком, которого заботливо зовет к столу мама. Ее голос ласкал мой слух и с каждой минутой на меня как лавиной нахлынывали воспоминания о прошлом.
Я зашел в кухню и увидел чистую, светлую комнату, которой она при моем последнем посещении такой не была. Мама всегда любила чистоту и порядок, а также ловко приучала меня с детства тем же навыкам. Я сел за стол и передо мной мама поставила тарелку с супом. Тонкой рукой пододвинула плетеную корзинку с черным хлебом. Я с большим трудом сдерживал слезы, потому что видел домашнюю еду, по которой  несказанно соскучился и заботу проявленную мамой.
- Спасибо мамуль. – Я взял ложку  и когда ощутил вкус супа, то подумал, что именно этой пищи мне так давно не хватало.
- Ты так сильно соскучился по дому? Все время оглядываешься. – Мама усмехнулась и подошла к раковине, чтобы вымыть посуду.
- Не передать словами как я соскучился мамуль. – Не должно быть никаких подозрений. Нужно сдерживать себя и свои чувства: про себя подумал я.
- Приехал погостить, сынок? – Мама села напротив меня.
- Да. Наступили летние каникулы, и поэтому я решил приехать к тебе на неделю. – Я улыбнулся и продолжил, есть суп.
- Я так скучала по тебе, сынок. – У мамы задрожал голос, и она закрыла лицо руками.
- Мамуль, прошу тебя, не плачь. – Я привстал со стула и взял ее за руки. – Не расстраивайся. – Умоляюще попросил я. – Я здесь с тобой.
- Хорошо. – Мама пальцами смахнула слезы со щек и улыбнулась.
- Молодец. – Я доел суп, и мама взяла у меня тарелку.
- Будешь пить чай?
- Давай мамуль. – Мама встала и заварила травяной чай, а затем разлила его по чашкам. На стол она поставила разноцветную плоскую тарелку с печеньем, сушками и молочными конфетами.
- Ты как-то изменился сынок. – Мама начала внимательно осматривать меня. – Я нагнул голову и поднес чашку ко рту, чтобы не было видно полностью моего лица.
- Не знаю. – Я пожал плечами.
- Прическу сменил. У тебя же была пышная шевелюра, а сейчас коротко отстриженные волосы.
- Немного подровнял. – Только бы не задавала больше вопросов, прошу. Повторял я про себя и боялся, что мама, что-то заподозрит.
- Как учеба в консерватории? – Неожиданно она перевела разговор на другую тему, чему я был безумно рад.
- Все хорошо. Учусь отлично, играю в оркестре, который организовала консерватория. Живу в общежитии и соседствую с хорошими ребятами. Еще я подрабатываю игрой на фортепиано в кафе, тематических клубах, ресторанах. – Я попытался быстро вспомнить все подробности учебы. Как же это было давно.
- С девушкой какой-нибудь встречаешься? – Я поднял взгляд на маму. Она смотрела на меня с любопытством и грызла сушку.
- Ну, мааам…- Протянул я и улыбнулся.
- Что мам? Тебе уже 24 года, а мне пора быть бабушкой и нянчить внуков. – На секунду мама задумалась. Видимо представляла будущих внуков. Если бы я мог, то с радостью рассказал, что встретил любимую женщину и сейчас она ждет ребенка.
- Знаешь мам, я сочиняю музыкальные композиции.
- Роберт! – Воскликнула мама. – Ты ж моя умница. – Она подскочила со стула и подошла ко мне, обняв за шею. В ответ я прижался к маме и ощутил ее теплоту и заботу. Мама отодвинулась и, взяв меня за руку, сказала:
- Сыграешь свою композицию для меня?
- Конечно. – Мы вышли из кухни. Я подошел к фортепиано и провел пальцами по крышке. На ней не было ни единой пылинки. Я, улыбнулся и сел на стул, открыл крышку и увидел блестящие клавиши. Мама села на диван и облокотилась об спинку.
Я вспомнил о небольшом этюде, который написал в тот момент, когда в моей семейной жизни с Мартой были проблемы. В это музыкальное произведение я вложил всю боль, которую испытывал в тот момент. Вначале я играл на контроктаве, чтобы подчеркнуть, что я испытывал в те не простые дни. Затем я связывал ноты четвертой и второй октавы, передавая тем самым переживания, окутавшие меня с каждым днем все сильнее и сильнее, которые душили и призывали сдаться. Мелодично сыграл переломный момент на третьей и четвертой октаве в жизни меня и Марты, когда мы обратились к психологу. Затем полилась музыка нот третьей и пятой октавы яркая, насыщенная легкостью и теплотой. Когда я закончил мама зааплодировала.
- Браво сынок! – Она подошла ко мне и обняла сзади. В этот момент я  вспомнил, когда на этом же месте, на этом же фортепиано играл для мамы первое произведение, которое выучил в музыкальной школе.
- Спасибо. – Я взял ее руку и поцеловал, затем встал со стула и посмотрел на кухню. На столе стояла посуда, и я решил вымыть ее. – Садись, отдыхай, а я пойду, наведу чистоту на кухне.
- Умница Роберт. – Мама улыбнулась и села на диван, включив голограммный телевизор. Она подошла к тумбочке в гостиной, где стоял прозрачный большой контейнер с ее вязаньем. Взяла из него очередную вещицу и внимательно и упорно начала вязать.
Я зашел на кухню и начал собирать со стола посуду, а потом складывать ее в раковину. Затем я открыл буфетный шкафчик и поставил туда корзинку с печеньями, конфетами и сахарницу. Слева за пакетом муки стояли два пузырька с таблетками. Я взял их и прочитал названия, которые мне не о чем не говорили. Но к счастью у меня был интернет, который знал все. Я включил часы и тихо сказал в них название таблеток. Они выдали результат, что это успокоительные таблетки. Я обрадовался, ведь это был хороший предлог, чтобы отвести маму к врачу.
- Что это? – Я показал маме пузырек с таблетками.
- Роберт это всего лишь успокоительные препараты. – Мама виновато опустила голову.
- Зачем они тебе? – Строго спросил ее я.
- Дело в том, что у меня порой болит голова и появляются пробелы с памятью. Я стала страдать забывчивостью. Бывает так, что иду из спальни в кухню, но забываю, зачем или же мучаю себя часами, чтобы вспомнить имя соседки. Я тебе говорила, что недавно забыла закрыть входную дверь магазина. Тогда я подумала, что нужно принимать седативные препараты и витамины для мозга и тогда все пройдет. – Я внимательно выслушал маму и, кажется, убедительно отыгрывал свою роль. 
- К врачу ты, конечно же, не ходила! – Воскликнул я и поставил таблетки на тумбу.
- Нет. – Виновато ответила мама.
- Как же ты не понимаешь, что нужно заботиться о своем здоровье и беречь его. – Я активно жестикулировал руками пытаясь доказать ей очевидные вещи. – Пойми, что я хочу видеть тебя здоровой и счастливой.
- Я знаю Роберт, но, что теперь по каждому поводу ходить в больницу?
- Да по каждому. Если тебя, что-то беспокоит. Так все люди делают, мам. – Я посмотрел на нее. Она выглядела подавлено и явно, что-то скрывала. Может быть, болезнь еще в более запущенном состоянии? – Собирайся.
- Куда? – Удивленно спросила мама.
- В поликлинику на прием к врачу.
- Я не в настроение идти сейчас к врачу. Ну, что за дела? Учишь мать как ей жить.
- Я просто забочусь о тебе. Сейчас я быстро приму душ, переоденусь, а ты пока собирайся и не вздумай сбежать.
- Хорошо. – Мама улыбнулась и отложила вязанье.
Я зашел в ванну и разделся. Встал напротив зеркала и осмотрел себя. Кожа на костях ключице была тонкой и будто сейчас должна была порваться. Пальцы рук и ног вытянулись и стали тонкими. На животе и груди был небольшой рельеф, которым я любовался в зеркале и безмерно гордился. Я залез в ванну и открыл струю воды в душе. Теплая вода потекла по телу, обвивая все выступы тела. Шею, ключицу, локти, бедра и колени. Я ощущал теплую воду на теле, и от этого мне стало так хорошо, что в итоге разморило на сон, но я должен пойти на прием с мамой к врачу. Под душем я встряхнулся и включил прохладную воду, затем помылся и вышел.
В спальне на кровати меня ждала чистая одежда, и я надел ее, а после вышел в гостиную.
- Красавец мой. – Мама с восхищением смотрела на меня и сложила ладони перед собой. – Мой мальчик.
- Мам, я уже взрослый. – Улыбнувшись, я подошел к зеркалу и причесал волосы.
- Ну и что? Ты мой сын, а я твоя мама. Для меня ты всегда останешься маленьким сорванцом. – Я подошел к маме и обнял ее. В этот момент мне казалось, что она сейчас растворится, исчезнет, потому что я во сне, не так ли? Но нет, мама смотрела на меня и радостно улыбалась.
Была пятница, а значит, что в городских поликлиниках невозможно было добыть талон на прием. Поэтому я решил пойти в платную поликлинику.
На улице стояло марево. Городские птицы бродили по раскаленной земле в поисках воды и пищи, в то время как другие прятались от изнурительной жары под ветками деревьев. Сами деревья стояли, опустив ветки вниз, как будто наклонились к земле, чтобы попросить воды.
В послеобеденное время людей на улице было мало, чему я обрадовался, и мы перебежками включавший небольшой отдых пошли к остановке. Запрыгнув в нужный автобус, мы сели на раскаленные сиденья и ежились всю дорогу. Я давно еще выписал адрес поликлиники, которая находилась в другом районе. В душном автобусе перехватывало дыхание от жары, когда он останавливался, а когда двигался нас, спасал небольшой ветерок, который дул в лицо из открытых окон. О кондиционере речи быть не могло. Небольшая колония бюджет, которой всегда был на ноле, могла довольствоваться старыми качающимися из стороны в сторону автобусами, которые будто заваливались на бок от неровных дорог.
Наконец-то наше адское путешествие в автобусе закончилось, и мы вышли на остановке. Позади нее были высокие жилые дома.  Мы начали петлять между ними, чтобы найти нужное здание. Мы постоянно останавливались, чтобы передохнуть от жары, поэтому поиски растянулись. Хорошо, что мама взяла с собой бутылку воды, чтобы намочить голову или умыться. 
- Мам доставай свою чудо бутылку. – Я остановился, и схватился за голову, прикрывая ее от солнца.
- Нагни голову, я полью тебе, а ты умоешься. – Мама достала из сумки бутылку и начала лить струю воды. Я собрал ее в ладони и прислонил к лицу. Естественно вода была уже горячей, и я поморщился.
- Налей на волосы, пожалуйста. – Попросил я маму, и тут она неожиданно с силой сжала бутылку. Струя воды обрызгала шею и грудь. – Что ты делаешь?
- Ничего. – Мама засмеялась и, набрав в ладонь воды, плеснула на меня. – Охладись, - крикнула она и отбежала от меня.
- Ах, так значит! – Воскликнул я. – В два счета я догнал ее и отобрал бутылку, набрал воды в рот и распылил в ее сторону. Мама ловко увернулась.
- Не попал, не попал. – Язвительно сказала мама и показала язык.
- И кто из нас двоих ребенок? – Сказал я ей. – Ну ладно мамуль все. Ты выиграла. – Она неспешно подошла ко мне.
- Это потому, что я старше, умнее и сильнее…- Мама хотела сказать, что-то еще, но тут я набрал в ладонь воды и, подбежав, выпустил воду на ее голову.
- Охладись! – Воскликнул я и отбежал от нее.
- Ладно, Роберт счет 1:1. Зачем на голову, то? – Мама ощупывала пальцами волосы, будто ей на голову попала не вода, а упало куриное яйцо. – Макияж сейчас поплывет Роберт!
- Да ладно тебе сейчас высохнет. Ты и без макияжа красивая. – Я обнял ее за плечи, и мы пошли к зданию.
У входа нас встретила девушка и проводила к администратору, которая записала нас на прием. Затем она переслала данные мамы доктору и указала причину, с которой мы пришли. В кассе я заплатил нужную сумму и мы, поправляя одежду, пошли в кабинет. На двери висела табличка: врач – невролог. Я постучал и приятный женский голос сказал:
- Войдите.
Мы вошли и поздоровались. Я взял мамину сумку и сел в кресло, а мама перед врачом на стуле.
- Что вас беспокоит Анна Вячеславовна? – Женщина мило улыбнулась и располагала к себе доверием.
- Дело в том, что у меня происходят провалы в памяти. Забываю добавить определенные продукты в блюдо или закрыть входную дверь. Постоянно чувствую какую-то рассеянность. – Мама вздохнула и опустила голову.
- Я поняла вас. – Врач внимательно слушала и кивала головой.
- Могу забыть номер телефона или имя человека.
- Пройдемте в соседнюю комнату, я осмотрю вас. – Мама встала со стула и пошла за врачом. Она посмотрела на меня, и я сказал ей:
- Держись. – Показал два сжатых кулака.
Пока врач и медсестра осматривали маму, я подумал: как там Иван? Может завтра  рано утром сходить и проверить его и состояние космического корабля?
Мама такая радостная, улыбчивая,  наполненная добротой и заботой обо всем, что ее окружает. Почему так сложилось, что она не рассказала мне о своем самочувствии и в итоге довела болезнь до такого запущенного состояния?
Как же не хватает Марты. В то время как я жил с ней мне не хватало мамы. Сейчас же мама жива и здорова, хочет внуков, но нет рядом Марты. Внутри себя я кричал от того, что я хочу рассказать маме о том, что я спасаю ее. Я рискнул семьей, работой и даже не рожденным ребенком, чтобы спасти ее.
Из комнаты вышла мама, а за ней врач. Я старался не вмешиваться в разговор, чтобы не менять судьбу человека, порождая тем самым другую временную последовательность, и поэтому молчал.
- Анна Вячеславовна в целом результат таков. Ваш диагноз это - сомнительная деменция. Появляются ранние признаки болезни Альцгеймера, такие как частичные провалы в памяти, проявляющиеся уже на ранних стадиях. Эта стадия характеризуется слабо выраженными расстройствами. Частые проявления ухудшения памяти, при которых человек не полностью воспроизводит произошедшие события. Но не спешите расстраиваться, у вас происходит нормальное функционирование и вы полноценный член нашего общества. – Я посмотрел на маму. В ее глазах читалось одновременно радость и грусть. – Экспресс – анализ показал, что у вас немного повышен холестерин. В остальном состояние здоровья удовлетворительное. Артериальное давление пониженное. Я пропишу вам нужные препараты и советую прийти на прием ко мне через три месяца. – Врач склонилась над столом и начала, что-то записывать. Мама сидела неподвижно и смотрела в окно, которое находилось за спиной врача.
- Лекарства от болезни Альцгеймера на данный момент не существует, поэтому я пропишу вам препараты от деменции. Таблетки будут стимулировать работу мозгового кровообращения, улучшать функции памяти, процесс кроветворения, а так же стабилизировать работу нервной системы. – Затем она протянула маме листок бумаги, мы попрощались с врачом и вышли.
Мама села на стул рядом с кабинетом и заплакала. Я как мог, успокаивал ее, но она была слишком подавлена и шокирована услышанным диагнозом.
- Мам все будет хорошо. Ты главное пей таблетки и дальше болезнь развиваться не будет. – Я сел рядом с ней и гладил ее по голове ладонью, приобняв за плечи. Она будто не слушала меня и продолжала тихонько плакать. Я поднял ее голову, взяв за подбородок и сказал:
- Прекрати лить слезы, я рядом мамуль.
- Ты скоро уедешь, и я останусь одна.
- Я устроюсь на вторую работу и через полгода перевезу тебя к себе. – Я вытирал пальцами слезы маме. Она на секунду задумалась и сама начала поправлять прическу и макияж. Затем посмотрела на меня и спросила.
- Правда?
- Да. А сейчас хочешь я куплю тебе, что-нибудь вкусное? – Я улыбнулся и посмотрел ей в глаза. – Чего бы ты хотела сейчас поесть, чтобы поднять себе настроение?
- Кусочек сладкого торта с травяным чаем. – Недолго думая, ответила мама.
- Хорошо. Поехали в центр и там найдем какое-нибудь кафе. – Мама одобрительно кивнула, и мы вышли на улицу.
Уже был вечер, и солнце клонилось к закату, когда мы вышли из поликлиники. Все вокруг начало остывать от изнурительного дня, и вечерняя прохлада полноправно вступала в свои права. По микросоту я вызвал такси, и оно подъехало буквально через пять минут. Мы сели в машину и ветер из открытых окон обдувал наши лица, в то время как я и мама рассматривали вечерний город. Парочки за ручку вышли на вечернюю прогулку, детишки, которые играли на детских площадках, а строгие мамаши следили за ними. Хозяева собак выгуливали их на площадках и подростки, которые высыпали после изнуряющей жары погулять.
Такси быстро довезло нас до центра, так как в колонии пробки были редкостью. Мы прогулялись вдоль торговых центров и магазинов. Среди них приметили небольшое семейное кафе и решили зайти внутрь. Оно и впрямь было небольшое. Маленькие квадратные столы, вместо стульев мягкие кресла с подушками, а стены украшены обоями под старину и абстрактными картинами. Официант любезно проводил нас за столик, и мы начали изучать меню.
- Что будешь мамуль?
- Мои предпочтения по-прежнему неизменны. – Мама листала меню и изучала цены. – Ничего себе! Салат за 500 рублей.
- Не смотри на цены. Заказывай все, что хочешь.
- Мы сейчас в этом кафе всю твою стипендии проедим. Как обратно поедешь Роберт?  - Черт! Не мог же я сказать маме, что я работаю в успешном продюсерском центре и провожу кастинги для музыкантов, а два года назад я купил квартиру в Москве.
- Ты права мам. – Согласившись, я констатировал свое поражение. К нашему столику подошел официант, и мы озвучили свои заказы:
- Я буду кусочек воздушного пражского торта и чай с чабрецом и мелиссой. – Мама впервые улыбнулась за вечер. Она редко посещала в кафе и сейчас была горда, что сидит с сыном в одном из них.
- А я буду холодное пиво и закуску: копченый сыр и соленые орешки. – Мама исподлобья строго посмотрела на меня.
- Что? Мне уже не 15 лет. – Я усмехнулся от ее строго взгляда.
- При мне, чтобы это было в последний раз! Не хочу, чтобы люди подумали, что я спаиваю своего сына.
- Да, плевать, что подумают твои люди. Пошли бы они вообще на…- Неожиданно подошел официант, и принес пиво, маме чай.
- Роберт, прекрати! – Воскликнула мама. Она взяла чай и, поблагодарив официанта немного отхлебнула из чашки.
- Хорошо. – Я выпил залпом полбокала пива. День выдался тяжелый. Утром я прилетел на Землю из будущего, увидел маму, которой поставили ужасный диагноз, а сейчас я пью пиво в кафе, что может быть лучше? Только предстоящий день с новыми событиями.
Мы отлично пообщались с мамой и, вспоминая прошлые события, связанные с моим детством и юностью от души посмеялись. Мама призналась, что всегда гордилась мной и верила в мои музыкальные данные, поэтому готова терпеть одиночество ради меня. Я в ответ пообещал, что в скором времени заберу ее в столицу и вместе мы преодолеем все невзгоды и болезни. Мы не заметили, как наступила ночь, и время подходило к закрытию кафе. Я расплатился с официантом, оставив щедрые наличные. Когда я вышел из кафе, то ощутил вечернюю прохладу. Стрекочущие насекомые разрывали тишину и спокойствие вечера. Мы решили прогуляться пару кварталов, а потом сесть на автобус, но за разговорами сами не заметили, как оказались дома. Мама пошла, отдыхать в спальню, любезно уложив меня на диване.
- Я люблю тебя, мамуль. Все будет хорошо.
- Спи сынок, я тоже тебя люблю. – Когда моя голова опустилась на подушку, я сразу же провалился в сон.
На следующий день я проснулся от какого-то шума. Я понял, что это ходит мама по кухне и исходившие запахи давали понять: она готовит завтрак. С минуту я моргал, осматривая гостиную и диван, на котором лежал. Я все еще не мог поверить и осознать, что это правда. За стенкой мама, которая умерла одиннадцать лет назад, готовит завтрак. Высокие технологии и искусственный интеллект окончательно свели меня с ума. Я накрыл голову одеялом и лежал под ним будто ребенок, который спрятался от всего мира не желая знать правду.
- Роберт, сынок вставай. – Радостный голос мамы ласкал слух, и я моментально отозвался.
- Иду мамуль, только зубы почищу. – Я встал с дивана аккуратно сложил спальные вещи и пошел в ванну. Посмотрев на свое лицо, я понял, что не нужно было пить много пива, и холодной водой попытался стереть остатки похмелья. Затем я быстро принял душ, переоделся и вычистил зубы. Я зашел на кухню и увидел стол, на котором стояла: горячая молочная каша, нарезанные фрукты, испеченные в духовке оладья, и все это закреплено свежезаваренным ароматным чаем. Мама сидела на стуле и покорно ждала меня, чтобы вместе позавтракать.
- Роберт ты очень долго наводишь марафет.
- Вот такое значит у тебя доброе утро. Так ты встречаешь с утра сына - претензиями? – Я нагнулся и поцеловал ее в щеку. – Могла бы начать завтракать без меня.
- Извини. Доброе утро. – Мама улыбнулась. Она была в лучшем настроение, чем вчера. – Просто я хочу, есть зверски, так что налетай.
Мы быстро уплетали завтрак, запивая все чаем. После приема пищи я откинулся на спинку стула и, поглаживая живот, понял, что переел. От домашней пищи сносило крышу. За долгие месяцы в полете я отвык от горячей и вкусной пищи, поэтому сейчас вынужден был, мучатся от переедания.
- Надо полежать. – Простонал я корча от спазмов лицо.
- Не надо. Лучше походи, тогда отвлечешься, и дискомфорт в желудке пройдет. – Сказала мама и, собирая со стола посуду, понесла ее мыть.
- Хорошо. – Я согласился с ее вердиктом. В кухне я начал ходить из угла в угол. Мама удивленно посмотрела на меня и сказала:
- Роберт не под ногами же ты будешь мне мешаться.
- А где мне ходить мам? Вдруг станет плохо. – Я продолжал гладить живот, успокаивая процессы, которые происходили внутри.
- В квартире мужские руки нужны. Никто не ремонтировал мебель и прочую утварь со времен твоего отъезда. Я пыталась, но, увы, ничего не получилось. – Я оглянулся и заметил, что гардина висит криво, ручки на кухонных шкафчиках еле держатся на своих местах, вода в раковине медленно уходит. Я вышел из кухни и начал дальше исследовать квартиру. Затем я написал список стройматериалов, которые нужны для ремонта.  Недолго думая я оделся, взял рюкзак и пошел в магазин.
Удивительно как всего за одну ночь может смениться погода. Вчера я и мама от изнуряющей жары падали с ног, искали тень, под, которой можно было передохнуть. Наша кожа горела под испепеляющим солнцем, и казалось, что этому действию не было конца. Сегодня пасмурно и ветрено. Я вышел в футболке и бриджах, но после пары метров понял, что замерз и прибавил шаг, чтобы быстрее дойти до магазина. До магазина я шел 15 минут и, зайдя внутрь помещения, еще больше замерз, так как на стенах висели мощные кондиционеры, из которых дул поток ледяного воздуха. Кожа моментально покрылась мурашками, и я подошел к скучающему продавцу-консультанту. Сунул в руку ему список, и он сам собирал в корзину стройматериалы. Когда он закончил, то я незаметно передал ему денежную купюру и поблагодарил. Парень расплылся в улыбке и уже начал обдумывать, куда их потратит.
Быстро расплатившись за товар, я вышел на улицу. Погода стала еще суровее. Тучи сгустились над городом, и на улице стало темно, будто сейчас сумерки, а не утро. Пыль поднималась в воздух, создавая вихревые воронки. Острые песчинки пыли больно впивались в кожу и оседали на волосах. Я побежал от ужасной ветряной пыли и как мог, сжал губы, чтобы грязь не попала в рот. Видимость была плохая, и я забрел не в тот двор. Встал под крыльцо подъезда и начал отряхиваться. Подъездная дверь открылась и кто-то вышел. Я стоял спиной к двери и неожиданно кто-то коснулся моего плеча. Вначале я думал, что мне это показалось, но после второго касания резко обернулся и увидел одноклассника. Черт подери! Подумал я. Еще этого мне не хватало.
- Роберт, дружище здорово! – Воскликнул парень. Я честно признаться забыл его имя и помнил, что мне нельзя вмешиваться в судьбы других людей. Я быстро прикрыл лицо рукой и встал в пол-оборота.
- Эй, ты чего? – Спросил старый знакомый.
- Вы обознались. – Я закинул за плечо рюкзак и сбежал с крыльца.
- Странный. – Донеслось в спину.
Всю дорогу я корил себя за то, что заговорил с парнем. Вдруг он станет меня искать или еще того хуже расскажет кому-то из моих знакомых или соседей? В расстроенных чувствах я шел домой. Нужно было взять машину на прокат и передвигаться на ней. Зачем, зачем я так сделал! Кружилось в голове всю дорогу.
Когда я пришел домой буря уже почти утихла. Мама бросилась как львица, ко мне осматривая на предмет ран.
- С тобой все в порядке Роберт? – В ее голосе чувствовалось волнение.
- Да мам. Все хорошо. – Я стряхнул с волос пыль и пошел в душ.
Все вещи я бросил в стиральную машинку, чтобы постирать. Мама в это время начала готовить суп на обед, а я принялся чинить розетки, забивать гардины, ремонтировать слив и менять трубы в ванне, туалете и кухне. Я был рад помочь маме, но все, что я здесь делаю по факту, не существует. Я в прошлом, а значит, в будущем этого всего может не быть, но я был вовлечен в процесс и мне понравился результат работы.
- Принимай работу хозяйка! – Воскликнул я. Мама вышла из комнаты в фирменном фартуке и, вытирая об него руки, улыбалась, оглядывая комнату.
- Роберт спасибо. Сейчас совершенно другой вид. Я так рада. – Мама подошла ко мне и обняла.
- Трубы, которые я поменял, теперь не будут засоряться и ломаться. На них установлен датчик, а внутри пресс, который при сборе большого количества сора в трубе проталкивает его.
- Спасибо большое сынок. – А теперь я отблагодарю тебя вкусным супом. Мой руки и садись за стол.
Я быстро сполоснулся и, вытащив из машинки сухие вещи, надел их. На кухне пахло изумительно, и я подумал: может остаться в прошлом? Но нет, впереди меня ждет космический полет в настоящее, а затем рождение дочери.
Мы с аппетитом покушали суп, но на этот раз я съел небольшую порцию, чтобы не было тяжелых последствий для желудка.
- Мамуль спасибо за суп, все было очень вкусно. – Я подошел и поцеловал маму в щеку. Она смущенно улыбнулась.
- Не за что, Роберт.
- Я сам помою посуду. Посиди, отдохни. – Мама подавала мне посуду со стола, а я мыл.
- Мамуль я сейчас схожу навестить старого друга? Не будешь скучать по мне? – Я непринужденно улыбнулся. Это был отличный предлог. – На обратной дороге я зайду в аптеку и куплю препараты, которые выписал врач.
- Хорошо. Я пока полежу на диване. Отдохну от тебя.
- Что? – С возмущением я посмотрел на маму. Она всего лишь пожала плечами и рассмеялась.
- Я шучу.
- Так-то лучше. – Отозвался я и, закончив с посудой, пошел собираться. На этот раз я надел футболку, джемпер и джинсы.
Стоя возле двери я крикнул:
- Мам, я пошел. – Она подошла ко мне и протянула руку, в которой были деньги.
- Не надо мам. Я сам все куплю.
- Возьми. Ты итак много денег потратил.
- Не волнуйся. У меня с собой есть, накоплены деньги.
- Роберт возьми. – Настаивала мама и чуть ли не совала мне их в карман.
- О, смотри это сокол сидит на подоконнике в кухне? – Я сделал удивленное лицо и показал пальцев в сторону окна.
- Где? – Мама отвернулась, и я, заполучив момент, быстро открыл дверь и выбежал в подъезд. Опомнившись, она вышла на лестничную клетку и сказала:
- Вот сорванец! – Воскликнула мама, стоя у порога квартиры.
- Я люблю тебя. – Радостно сказал я.
Погода вновь удивляла меня своей переменчивостью. Выйдя из подъезда, перед собой я видел спокойную безветренную солнечную погоду. Оглянувшись, я увидел, что все ходят в шортах и борцовках. Я снял джемпер, повязал его на талию и пошел по улицам, беззаботно, гуляя.
В ближайшем магазине я купил мороженное и съел его с большим удовольствием. Я радовался этим мелочам как ребенок. Вкусному мороженному, тарелке супа сваренной мамой, потому что провел в космическом полете достаточно долгое время, и не мог позволить себе таких шикарных продуктов. Жаль, что я восполняю дефицит общения с мамой в прошлом, а не в те моменты, когда она была жива, и ее здоровье было в полном порядке. Порой люди хотят вернуться в прошлое и исправить ошибки, которые не дают им покоя. Мне выпал такой шанс, чему я был рад, но тем самым я расплатился за это своим отсутствием рядом с Мартой, которая беременна. Мое сердце разрывалось надвое и поэтому я здесь, чтобы соединить его воедино.
Я обвел взглядом улицы и заметил магазин хлебобулочных изделий. Продукцию пекли в городе на небольшом заводе, а затем автомобили обклеенные рекламой развозили по точкам продаж, чтобы горожане могли купить и насладится продуктом. Я заметил этот магазин издалека и пошел к нему. По мере приближения я заметил, что входная дверь закрыта и на ней висит табличка «ремонт». Сегодня мне крупно не везет! Хотел сделать маме сюрприз. Порадовать ее и отвлечь от грустных мыслей. Купить восхитительные шоколадные пирожные и слоеный торт с вареной сгущенкой. Я посмотрел на табличку магазина, где написана была информация о графике работы и других адресах магазинов. Солнце ярко светило и я полез в рюкзак за солнцезащитными очками, чтобы разглядеть, что написано. Неожиданно ко мне подошел мужчина в грязной одежде, а на голове набок одета каска.
- Чего встал? Не видишь, что написано? Ремонт. – По буквам произнес он.
Я надел очки и посмотрел адрес.
- Парень ты оглох! – Воскликнул незнакомец.
Я резко повернулся и, сжимая кулаки, двинулся на него, задел плечом, и без оглядки пошел дальше.
- Придурок! – Крикнул он мне вслед, но я не желал разговаривать с ним, тем более, что это было запрещено.
Адрес, где находился другой магазин, был на другом конце города. Я решил сесть в автобус и доехать до места. Всю поездку я испытывал двоякое чувство. С одной стороны если технологии позволяют, то почему бы не воспользоваться ими во благо себя или своих близких? Но, как известно в природе должна быть гармония и равновесие. Используя время в прошлом, человек рискует потерять время в будущем.
На электронном табло загорелось название остановки. Я вышел из автобуса и, пройдя еще два квартала, нашел нужный магазин. Оставалось полчаса до закрытия, поэтому я быстро купил нужные сладости и вышел. Хоть раз за день повезло, выдохнул я и вызвал такси. Мама, наверное, уже волнуется.
Такси я ждал долго и уже хотел отказаться от заказа, но неожиданно подъехала миниатюрная машина и я сел. Водителем оказалась женщина. Она посмотрела на меня и улыбнулась. Потом начала расспрашивать, как лучше ехать, я объяснил ей.
- Кому пирожное? – Тоненьким голосом произнесла девушка.
- Маме. – Коротко ответил я.
- А я думала, жене везете. – Я видел через зеркало, что она улыбнулась.
- Нет. – После ее лукавого взгляда я понял, что она не успокоится и будет безостановочно болтать, поэтому я притворился, что разговариваю по телефону и она прекратила расспросы.
Сумерки опустились на город, когда я вышел из такси. Зашел в подъезд и постучал в дверь. За дверью я услышал шорохи, и дверь открыла мама.
- Где тебя носит Роберт? Уже вечер? Почему телефон выключен? – Как тебе понятнее объяснить мам. Дело в том, что номер телефона, по которому ты звонишь, я использовал одиннадцать лет назад.
- Мы сидели с другом в кафе, и я не заметил, как пролетело время. Зато я принес тебе твои любимые пирожное и торт! – Воскликнул я и отдал маме пакет.
- Спасибо Роберт. – Мама на секунду задумалась. – Но  ближайший магазин закрыт на ремонт.
- Я съездил в другой. – Улыбнувшись, я полез в рюкзак за препаратом.
- Не стоило, сынок. – Мама пошла на кухню и поставила чайник. Я пошел в гостиную и сел на диван. Ноги гудели, и хотелось немного спать.
- Мамуль я не стал покупать препараты, которые выписала врач.
- Почему? – Крикнула мама из кухни.
- У моего друга мама фармацевтом работает. Я рассказал ему о твоем заболевании, и он связался со своей мамой, чтобы она дала мне небольшую консультацию. Те препараты, которые выписала нам врач в поликлинике, она назвала – пустышками.
- Вот зараза! – Воскликнула мама. – Заплатили такие деньжища за прием, и она нас еще и обманула! – Пока мой план работал отлично.
- Но ты не расстраивайся мамуль. – Я победоносно улыбнулся. – Его мама посоветовала хороший препарат для укрепления памяти. Его нужно принимать раз в день на протяжении 30 дней. Затем курс нужно повторить через полгода. – Мама зашла с подносом, на котором стояли две чашки с чаем и тарелки с пирожным и куском торта.
- Так ты купил его? – Спросила меня мама, присаживаясь рядом на диван.
- Да. – Я протянул ей две пачки таблеток.
- Спасибо Роберт. За эти два дня ты там много для меня сделал. – Мама приобняла меня и была счастлива, как и я в тот момент.
После чаепития мама выпила таблетку. Процесс пошел, а значит, когда я прилечу в настоящее, мама будет жива и здорова. Я с Мартой стану счастливыми родителями, а мама – бабушкой. Родители Марты тоже будут счастливы. Я в этом уверен.
Перед диваном стоял небольшой шкаф и тумбы. Краем глаза я заметил, что ручка на одной из тумб плохо прикручена. Видимо по невнимательности пропустил и не прикрутил. Мама пошла, относить поднос на кухню, а я сходил за ящиком инструментов и, взяв отвертку начал прикручивать. После завершенной работы я открыл дверцу шкафа довольный проделанной своей работой. На одной из полок я заметил толстую потрепанную тетрадь. Я взял ее в руки и подумал, что это одна из моих школьных тетрадей, но я увидел каллиграфический аккуратный почерк мамы. Тогда я подумал, что это кулинарные рецепты, но в глаза бросились строки: « Я ищу встреч с тобой в каждом прохожем. Каждый день, проведенный с тобой, я расцениваю как подарок свыше. Я еще помню цвет твоих глаз, но боюсь, что в скором времени забуду их…» Я полистал страницы тетради и увидел любовные стихи и послания, которые были адресованы какому-то мужчине. Я был так сильно вовлечен в процесс, что не заметил, как в комнату вошла мама.
- Что делаешь? – Мама подошла с боку и увидела тетрадь.
- Извини мам, я не читал, а просто перелистывал. – Заплетающимся языком сказал я маме. Она в ответ усмехнулась.
- Не надо извинений, сынок. Это было очень давно, и я выплескивала эти эмоции с помощью посланий, которые не выходили за пределы этой тетради. Услышала этот совет однажды от коллеги по работе. – Мама взяла тетрадь в свои руки и начала перелистывать листы с улыбкой на лице.
- Кто этот мужчина? – Поинтересовался я. – Если не хочешь отвечать, то это твое право.
- По прошествии многих лет я могу рассказать тебе о своей большой и трагичной любви. – Мама села на диван, а я рядом с ней и она начала свой рассказ.
- Однажды в институте, где я училась, проходила конференция. Студенты читали доклады на тему экологии, которая в ту пору еще не находилась на катастрофической отметке, но близко подходила к ней. Из столицы приехало пять ребят, которые по очереди читали доклады и лекции. Я как всякий обычный студент сидела и скучала на стуле, дожидаясь, когда же закончится конференция и можно будет пойти домой. Между конференциями был перерыв на отдых и обед. Все студенты пошли в столовую и запивали, свое недовольство горячим чаем и несвежими булками. Я сидела с двумя девочками из моей группы, а еще одно место за нашем, столиком пустовало. С подносом к нам подошел высокий блондин и спросил можно ли к нам присесть. Мы ответили положительно, и он присоединился к нам. Вначале парень сидел, молча, но затем, когда одногрупница спросила моего совета по дисциплине «экономика» я начала ей подробно объяснять задание. Через некоторое время в нашу беседу деликатно вмешался незнакомец и начал интересоваться мной. Учусь ли я здесь? Какую профессию получаю и так далее. Девчонки, с которыми я сидела, ретировались, увидев, что незнакомец общается только со мной. – Я видел, что мама мысленно все глубже и глубже погружается в свои воспоминания. – Мы мило пообщались и пошли на конференцию вместе. Затем он вышел на сцену и прочитал доклад по «экологической проблеме в регионах». Я внимательно слушала его и еще больше рассматривала. На нем был надет серый пиджак и белоснежная рубашка, а также черные брюки. Я заметила, что он то и дело смотрел на меня когда отрывал глаза от текста, и мне стало неловко. – Мама смущенно опустила  глаза и улыбнулась.
- Не смущайся. Продолжай. – Сказал я. Мне впервые действительно было интересно услышать о маминой влюбленности.
- После окончания конференции на улице меня поджидала знакомая фигура. Мы пошли прогуляться по городу, а заодно пообщаться. Оказалось, что он заброшен в колонию от своего института, читать, доклады, чтобы донести до молодежи о том, что нужно беречь природу. Так же он рассказал, что должен был выступить еще в трех институтах на этой неделе. Наступил вечер, и он забыл в какой гостинице, посилились его друзья. Может он в тот момент мне соврал, о чем я догадалась позже, но, тем не менее, мне пришлось пригласить его к себе в общежитие. Мы объяснили охраннику всю серьезность ситуации, и он выделил отдельную кровать для него. После этого вечера события развивались стремительно. Каждый вечер мы гуляли с ним допоздна и на третий день наших встреч поцеловались.
- Что же было дальше? – Я был рад, что мама говорит о своем личном со мной. И эта история наконец-то выйдет за рамки потрепанной тетради.
- После недели встреч он признался мне в любви и хотел бы взять меня в жены. Откровенно говоря, я тоже влюбилась в него до беспамятства. Он был очень умен и образован. Обладал манерами джентльмена и проявлял заботу по отношении ко мне. Может ты меня, и осудишь, но всего лишь после недели знакомства мы с ним занялись любовью. – Мамины щеки залились румянцем, и она опустила голову.
- Мамуль я уже взрослый можешь, не стыдится этого. У меня тоже скоро…- Я вовремя остановился, осознав, что хотел сейчас сказать. Идиот! Чуть не выдал себя. Я быстро подумал, что ответить. – Скоро будут серьезные отношения. – Я быстро улыбнулся и перевел взгляд на маму. – Рассказывай дальше. Ты слишком долгое время держала все это в себе.
- Знаешь, а ты просто обязан это знать. Не знаю, почему не рассказала тебе об этом раньше. Помню, когда ты подрос и нас переселили в эту квартиру для малоимущих семей, для всех окружающих стало ясно, что у тебя нет отца. И однажды, придя со школы, ты сказал, что ничего не хочешь знать о нем. После твоего заявления тема навсегда была закрыта, и я не хотела травмировать тебя прошлыми воспоминаниями.
- Да, я отчетливо помню этот момент. Ты моя семья и это самое главное.  – Я взял маму за руку и легонько сжал ее.
- Через месяц я узнала, что беременна тобой.
- Вау! Какие подробности. – Мне еще больше захотелось узнать, кем был мой отец.
- Но после того когда я рассказала своему возлюбленному об этой новости, то он исчез. Оставив лишь записку в ящике для писем, на которой было написано: « Не ищи меня».
- Сволочь! Это не мужской поступок. – Воскликнул я.
- Да, но, тем не менее, он твой отец. Я могу показать тебе его фотографию. – Мама встала с дивана и, отодвинув ящичек с документами начала искать фото. – Мы гуляли в один из дней в парке и сфотографировались. Вначале он сфотографировал меня на смартфон, а позже я его. После всего этого я решила распечатать фотографию, на память так сказать. – Мама взяла фото и, смахнув пальцами с нее, пыль протянула мне. На ней стоял высокий, но не худой парень с зачесанными набок средней длины волосами. Явный хипстер, которыми были заполнены улицы в прошлом столетии. Я посмотрел на лицо парня, и мне оно показалось знакомым. Я прищурил глаза, чтобы лучше рассмотреть лицо и еще больше утвердился в том, что где-то видел это лицо.
- Знакомься Роберт. Этой твой папа. Корнев Матвей Алексеевич. – Мама радостно улыбнулась и села рядом, а я почувствовал, как в горле встал ком и я не мог дышать.
- Как его зовут? Еще раз повтори, пожалуйста.
- Матвей Алексеевич Корнев. Это он. – Мама ткнула пальцем в фотографию. – Твой папа. Он всю жизнь жил в столице и занимался наукой. – От удивления я вытаращил глаза и ничего не видел, кроме юношеского лица на фотографии. Тело начало бить мелкой дрожью.
- В каком он институте учился мамуль? – Не отрывая глаз, спросил я.
- В инновационном институте космических технологий. А что? – Пальцы предательски затряслись, и я оцепенел от услышанного.
- Роберт тебе плохо? Ты весь дрожишь? – Мама поднесла ладонь к моему лбу и, прикоснувшись, сказала. – Вроде все в порядке.
- Все хорошо. – Я посмотрел на маму. У нее был обеспокоенный вид, и я решил улыбнуться. Видимо улыбка была настолько неискренней, что мама забрала у меня фотографию из рук. Встала и положила на место.
- Вечер откровений подошел к концу. Всем пора спать. – Мама вышла из гостиной и пошла на кухню.
Я упал головой на диван и не знал, что думать. Матвей Алексеевич, который с таким усердием и трудом собирал меня к полету черной дыре мой отец? Потрясение и шок сходило на нет, и разум прояснился. Завтра рано утром я пойду к посадке космического корабля и попытаюсь связаться с ним, чтобы все выяснить.
- Мамуль у нас есть, что-нибудь успокоительное?
- Да, сынок. – Мама зашла в гостиную и подошла ко мне. – Все хорошо Роберт? Ты побледнел.
- Тахикардия немного беспокоит. Принеси, пожалуйста, таблетки и стакан воды.
- Хорошо, мой мальчик. – Мама потрепала меня за волосы и ушла.
Я выпил таблетку, пожелал спокойной ночи маме и лег. Ждал, пока таблетка подействует, и лежа с открытыми глазами, смотрел в темноту. Этого не может быть. Здесь явно какая-то ошибка успокаивал я себя. Глаза медленно закрывались и я уснул.
Проснулся я рано утром, будто мой мозг был сам запрограммирован на пробуждение. Встав с дивана и, почесывая затылок, я вспомнил, что произошло вчерашним вечером. Я не верил, что это правда и решил все выяснить, когда доберусь до космического корабля и свяжусь с Матвеем Алексеевичем или хотя бы с Максимом. Заглянув в спальню, я увидел, что мама еще спит. Я пошел на кухню, быстро позавтракал, затем переоделся и вышел на улицу.
Погода стояла солнечная и, чувствовалось, что день будет жарким. Птицы чирикали, сидя на ветках деревьев пытаясь разбудить людей. Я пошел к автобусной остановке. Прохожих утром было очень мало, так как в воскресенье все предпочитали подольше поспать. Автобус опоздал, подъехав на 15 минут позже. Заплатив за проезд, проведя карточкой по терминалу, который был установлен при входе я сел в середину автобуса. Немного людей ехало загород. Наверное, повидать родственников или поработать на даче.
Пока я ехал, то всю дорогу, меня не покидало чувство страха. Я испытывал жутковатое ощущение, от которого у меня порой кружилась голова. Нервы были оголены как высоковольтные провода. Каждый километр, который проезжал автобус неминуемо приближал меня к правде.
Я вышел на безлюдной остановке и, оглянувшись  быстрым шагом, пошел к густо засаженным деревьям. По высокой траве я шел очень долго. Солнце поднималось все выше над горизонтом и начинало нагревать воздух. Я бродил по полю часа полтора и уже с грустью подумал, что заблудился, но, затем увидел металлический корпус корабля и улыбнулся. От радости я сорвался на бег и быстро, достигнув корабля, подошел к нему. Прикоснувшись к люку корабля, я ожег палец и от боли чуть не закричал. После неприятного прикосновения я снял футболку, намотал ее на руку и таким способом открыл люк. Войдя внутрь, я увидел неподвижного Ивана и ощутил спертый, запах, который бил в нос. Я закрыл за собой люк и, корча лицо, подошел к монитору и включил его. Пока программа загружалась я, быстро взял запасной аккумулятор, предназначенный для Ивана, и вставил его ему в затылок. Я посмотрел в его глаза, но они не шевелились. Странно. Его система должна была перезагрузиться, а затем робот должен функционировать. Неожиданно на маленьком мониторе рядом с отсеком для батареи появилась красная вертикальная полоска, которая начала мигать. После она сменилась словом «ошибка». Я понял, что аккумулятор неисправный, а заряжать другой, не было времени.
- Добро пожаловать. – Сказал роботизированный голос, и я был этому рад. Включив теплообмен отовсюду в капсулу начал проникать прохладный воздух, и я вдохнул полной грудью. Решив позже разобраться с тем, что Иван не включался, я сел в кресло и, загрузив голограммное изображение, сказал:
- Связаться с Матвеем Алексеевичем. – После недолгой попытки бортовой компьютер ответил.
- Соединение не может быть установлено. Проверьте настройки связи.
- Связаться с контактом Максим. – И вновь я получил такой же ответ. – Черт! – От злости я пнул, ногой металлический каркас.
Меня всего трясло то ли от злости, то ли от жажды наконец-то выяснить правду. Через час безуспешных попыток я сдался и обессилено сел в кресло. Рядом сидел Иван и я решил, чтобы отвлечься от тревожных мыслей, заняться аккумулятором. Я вытащил аккумулятор из затылка робота и начал осматривать его. Внешне он был в порядке. Затем я пошел в отсек, где лежали инструменты, и, достал небольшой 3D принтер, положил аккумулятор на стол. С помощью экструдера и быстро двигающихся волов принтер начал свою работу. Моторчики быстро передвигали волы, и экструдер потихоньку начал наслаивать пластик на столик новый аккумулятор для Ивана.
Я решил зайти в отсек с растениями. Быстро осмотрел все контейнеры с растениями и удивился тому, что они были ухоженными и здоровыми. Хотя чему я удивляюсь? Прошло всего два дня, а создавалось впечатление, что целая неделя. Я чуть усмехнулся. Потом зашел в отсек и заглянул в контейнер, где хранились продукты. С ними к счастью все было в порядке. Прозвучал сигнал окончания работы принтера, и я взял готовый аккумулятор. Выключив принтер, я положил его к другим инструментам и закрыл люк отсека. Затем я подошел к сидящему в кресле Ивану и вставил аккумулятор.
Иван потихоньку начал оживать. Его система перезагрузилась, и начали проявляться: шевеление пальцами, моргание глаз, поворот головы. Я сел напротив него в кресло и ждал, когда он заговорит.
- Роберт. – С небольшими речевыми помехами сказал Иван.
- Да. – Уточнил я.
- Роберт. – Вновь повторил Иван и ткнул в меня пальцем,  а затем в себя. -  Иван.
- Дружище ты меня пугаешь. – Я чуть усмехнулся и покачал головой.
- Все хорошо? – Неожиданно спросил меня Иван.
- Да. Все в порядке. – Я решил не рассказывать о том, что Матвей Алексеевич в действительности может оказаться моим отцом. – Мне нужно связаться с центром. С Максимом или Матвеем Алексеевичем. – Робот будто бы все понял или прочел мои мысли и без лишних вопросов встал с кресла и подошел к пульту управлении. Иван повторил все, что я проделывал ранее и затем неожиданно сказал:
- В моей системе есть встроенный портативный усиленный передатчик, с его помощью ты сможешь связаться с нынешней Землей. – Иван дотронулся пальцем до виска, и его кожа раскрылась как лепесток. От туда появилась тонкая игра, которая вскрыла отверстие и другой рукой Иван извлек тонкую пластину.
- Вау! – Я как завороженный смотрел на это действие и не мог оторвать глаз.
- Я всегда берег голову, так как это у меня заложено в программе. – Сказал Иван и подошел к пульту управления. Затем он вставил пластину в отверстие рядом с монитором. – Связаться с контактом Матвей Алексеевич.
Бортовой компьютер долго подключал передатчик, и я посмотрел на часы. Стрелки показывали час дня. Мама уже давно проснулась и ищет меня. А, что если она пойдет спрашивать у соседей, не видели ли они меня? Внутри начиналась паника, и вновь все дрожало внутри от страха.
- Как прошла встреча с мамой? – Иван перевел взгляд на меня и внимательно изучал мое лицо.
- Когда я увидел ее, я был шокирован и одновременно рад этому событию. Это непередаваемые чувства. Слишком эмоциональным людям я не посоветовал бы лететь в прошлое.
- Почему?
- Такие люди не смогут сдерживать свои эмоции и обязательно проявят их.  Поначалу моего общения я хотел открыться маме и сказать, что я из прошлого, но понимал, что этого делать нельзя. За эти два дня я научился сдерживать эмоции, чему не смог научится за 34 года своей жизни.
- Учится никогда не поздно. – Иван отвернулся и теперь смотрел на голограммный экран.
- Ты прав.
На экране появилась миловидная девушка и быстро проговорила:
- Оператор центра управления полетов Катя. Слушают вас. – Она широко улыбалась, делая вид, что рада видеть и слышать нас.
- Соедините, пожалуйста, с Матвеем Алексеевичем.
- Назовите код вашего полета. – Ее улыбка не сходила с лица, и можно было подумать, что перед тобой был робот.
- Мой код полета: А051503.
- Ожидайте. – С монитора исчезла девушка, и перед глазами возник черный экран. Я испугался, что соединение прервано, но через минуту она вновь появилась на экране и сообщила. – Контакт Матвей Алексеевич находится в другом здании. Наши сотрудники сообщат ему, о вашем соединении и вскоре он лично свяжется с вами. 
- Хорошо. Мы ожидаем. – Я опустил голову.
- Я подожду соединения с Матвеем Алексеевичем, а ты пока иди по своим делам. – Все-таки Иван считал мою информацию.
- Чертов сукин сын! – Закричал я, не выдержав ожидания. – Когда все это прекратиться! Мне надоело ждать! -  Я встал с кресла и вплотную подошел к Ивану. – Куда я пойду? Ты хоть представляешь, где находимся мы и город? Да он в 20 километрах отсюда! – Я развел в сторону руками. – Должен ждать от него ответа вместо того, чтобы провести последний день с мамой перед отлетом! Старый козел!
- Не кричи. Ты же говорил, что умеешь сдерживать эмоции? – С невозмутимым спокойствием сказал Иван.
- Да что ты можешь понять, глупая железяка! – В тот момент я хотел оторвать голову роботу.
- Одно я знаю точно. Люди биологические существа, которыми управляет нервная система и эмоции.
- Заткнись, пожалуйста, и выйди из отсека. – Я сел в кресло. Глубоко вдохнул, а затем выдохнул.
Иван медленно встал и ушел в отсек, где росли растения.
Я закрыл глаза и представил маму, потом Марту, новорожденного ребенка. Мысли о них окутали мой воспаленный разум и успокоили.
- Соединение установлено. – Сказал бортовой компьютер, и я открыл глаза, увидел на голограммном экране большую зеленую галочку, а после лицо Матвея Алексеевича.
- Здравствуй Роберт. Ты уже узнал правду? – С небольшой задержкой показывало изображение Матвея Алексеевича. За то время, что я не видел его, он еще больше располнел. Шея обвисла, второй подбородок продлевал толстую шею. На лице была седая щетина, волосы убраны назад, а на носу болтались очки с толстой оправой.
- Какую? – Удивленно спросил я, не желая даже здороваться с ним.
- О том, что ты мой сын.
- Ты действительно так считаешь? – Я усмехнулся и от удивления поднял брови вверх.
- Да. Я видел, как ты родился. – К горлу подкатил комок.
- Я не желаю слышать твои раскаянья. – Я чувствовал, что раздражение и злость потихоньку овладевают мной.
- Тебе придется! – Воскликнул Матвей Алексеевич.
- Зачем? – Закричал я изо всех сил. С минуту он молчал, опустив голову.
- Ты должен знать правду. – По буквам произнес Матвей Алексеевич.
- Зачем мне нужна твоя, правда? Все, что нужно я услышал от мамы. О том, что ты подлец бросил ее, когда она забеременела. А может, хочешь услышать мою правду? О том, что в детстве у меня не было отца. О том, что лишившись, матери, я обезумел от горя и потери близкого человека и застрял в прошлом! Мама искренне любила тебя, а ты предал ее!
- Мне пришлось поступить так. – Надрывающимся голосом сказал Матвей Алексеевич.
- Замолчи. – Тихо произнес я.
- Я сделал это ради тебя.
- Лжец! – Я посмотрел в его глаза. Они были пусты, как и его слова.
- Прошу тебя Роберт. Успокойся. – Он внимательно смотрел в камеру.
Я сел на кресло и закрыл лицо руками. Это был момент истины. Сейчас он расскажет мне правду, с корой предстоит жить дальше. Другой вопрос состоял в том, чтобы верить ему или нет? Я окончательно запутался, но решил дать шанс для незнакомого мне человека рассказать его версию правды.
- Хорошо. – Я встал с кресла и подошел к пульту управления.
- Спасибо Роберт.
- Но я буду слушать тебя  не из-за того, что мне интересны твои гнусные поступки. Я хочу услышать, почему ты оставил беременную маму и сбежал.
- Так нужно было поверь. – Уверяющим тоном сказал Матвей Алексеевич.
Он помрачнел, а потом опустил голову, будто настаиваясь и окуная сознание в те далекие дни.
- Я действительно встретил Анну, когда учился в институте. Нас четверых молодых ученых закинули в колонию 468, чтобы оказать влияние на студентов и объяснить о том, что если не изменим свое отношение к природе, то настанет экологическая катастрофа. – Матвей Алексеевич вздохнул. – Но никакие доклады и лекции не помогли, потому что катастрофа все же случилась. Я познакомился с ней и вмиг влюбился в нее. Никогда себе представить не мог, что со мной произойдет такое. Я всю жизнь хотел посвятить карьере ученого, но надо же было так угодить. Попался в плен глаз, чарующего голоса и удивительно пытливого ума Анны. – Матвей Алексеевич чуть усмехнулся, не веря, что это происходило с ним.
- Мне не интересны твои чувства. – Резко ответил я. – Я понимаю и в большей степени уважаю, чувства матери, чем твои. Она не сбежала, бросив ребенка. Как раз таки это сделал ты!
- Я спасал ее. Как ты не понимаешь! – Воскликнул Матвей Алексеевич.
- Продолжай. – Я махнул рукой вверх.
- Вскоре после недолгих встреч Анна забеременела. Этому событию я был несказанно рад. Я уехал в столицу, собрал свои вещи и решил ради любимой женщины оставить научную деятельность и переехать в колонию 468. Мы поселились в общежитии. Из столицы я перевелся в местный институт на физико-математический факультет. – Матвей Алексеевич глубоко вздохнул, а я тем временем недоумевал и не понимал, о чем он говорит? Может он сошел с ума? После недолгой паузы он продолжил. – Потом родился ты. Маленький розовощекий карапуз. Вдвоем мы растили тебя в любви, ласке и заботе. После того как произошла злосчастная экологическая катастрофа в нашей семейной жизни все изменилось. После окончания института вместо перспектив занятия наукой мне пришлось работать лаборантом на цементном заводе. Анна, учившаяся по специальности экономист, после выпускного не пошла, работать по профессии. Стране нужны были: физики, химики, инженеры и конструкторы для освоения Марса. И ей пришлось работать продавцом, так как ее профессия не была востребована. Все эти события дали трещину в наших с ней взаимоотношениях и я начал замечать, что у Анны ухудшилась память. Затем она начала теряться в пространстве и порой вовсе не узнавала тебя и меня. Поначалу я списывал все эти симптомы на перенесенный стресс, но вскоре после обследования врачей был вынесен диагноз – болезнь Альцгеймера. Я не мог в это поверить и, обследовав, ее врачи из другой больницы пришли к такому же выводу. Я был шокирован и не понимал, почему Анна заболела этим недугом? Но вскоре я выяснил, что этот недуг передался ей генетически. – Я подумал: тот же самый диагноз день назад  врач поставил маме. Матвей Алексеевич отвернул голову от монитора. По его глазам было видно, что он переживает те события вновь, пропуская их через себя.
- Почему ты говоришь, что жил с мамой, ведь ты ее бросил. -  Я ждал, когда он заговорит. Но он молчал. Выдержав недолгую паузу, он продолжил.
- С Анной я жил в другом временном отрезке. Там мы жили втроем, но однажды случилась страшная трагедия. Анна готовила ужин и попросила меня сходить за недостающими ингредиентами. Ты в тот момент должен был прийти со школы, и я решил, что встречу тебя по дороге, и мы пойдем домой вместе. Я сходил в магазин, но на обратном пути не встретил тебя. Видимо мы разминулись и я решил, что ты уже дома. Войдя в подъезд, я услышал громкие истошные крики. Сорвавшись с места, я побежал до квартиры. Быстро вошел внутрь и увидел, что ты стоишь в коридоре и заплаканный показываешь пальцем в сторону кухни. Ощутив неприятный запах газа, я попятился, назад прижимая тебя к себе рукой. Я неспешно пошел в кухню и в тот момент я чувствовал, что произошло страшное. Когда я перешел порог кухни, то увидел, что Анна стоит на коленях, а голова и туловище лежат в печи. Я подбежал и вытащил ее от туда. Положив на пол, я понял, что она уже не дышит. Газ быстро одурманивал, и я закрыл конфорки. Выбежал из квартиры, взяв тебя на руки. После случившегося я уехал в столицу к своим родителям. Они были пожилые, но заботились и любили тебя, как могли пока я работал инженером-конструктором и разрабатывал проект по полету в прошлое. Я винил во всем себя, так же как и ты когда Анна попала под автомобиль.
- Откуда ты это знаешь? – Удивленно спросил его я.
- Вскоре ты все поймешь мой мальчик. – По его лицу было видно, что каждое воспоминание Матвею Алексеевичу дается с трудом.
- Я проклинал тот день, когда пошел в магазин. Винил себя в том, что ты увидел смерть мамы. После пережитого стресса ты перестал быть тем мальчиком, что был прежде. Поведение стало хулиганским, ты пропускал уроки сбегал из дома. Если бы я тогда посвящал время только тебе, возможно, сейчас все было бы иначе. Но я как одиозный. Ничего и никого не видел вокруг себя. Все больше углублялся в науку и все меньше уделял время окружающим. Я хотел вернуться в прошлое и спасти Анну. Желал, чтобы все стало как прежде. Наконец после 7 лет работы я разработал проект и отозвался сам полететь в прошлое. После тщательной подготовки я полетел к черной дыре. Одиночество и страх, который я испытывал за время полета меркли над тем, что я чувствовал, потеряв Анну навсегда. Я рассчитал и вернулся в тот момент, когда Анна забеременела. Именно тогда я встретился ей вновь и покинул ее, чтобы выстроить заново цепь временных событий. Я перенесся в прошлое, чтобы жить в этом временном пространстве, а также спасти Анну с помощью тебя. – Неожиданно кто-то отвлек Матвея Алексеевича от нашего с ним разговора, и он отошел отэкрана. Выслушав его откровения, я был поражен. Будто мою жизнь бросили в блендер и взболтали на максимальных оборотах, а потом во все это заставили окунуться с головой.  Матвей Алексеевич подошел к экрану и продолжил.
- По прилету в прошлое я уничтожил корабль и сумел внедриться в космическое агентство «Скайпорт», в котором работаю до сих пор. Работая над проектом и, анализируя свое прошлое, я понял, что исходный конец не дано было изменить.
- Не понял. – Я покачал головой.
- Финал был неизбежен. В любой временной действительности Анна умрет. – Я ничего не ответил, да и он замолчал, смотря сквозь меня.
- В агентстве. Я занимался тем, что создавал программу по полетам в прошлое.
- С помощью черной дыры. – Я досказал фразу за него.
- Верно. Конечно, я давно ее создал, но надо было тянуть время. Позже я впал в анабиоз, чтобы проснуться, когда тебе исполниться 10 лет. Через 10 лет капсула анабиозной камеры открылась, и я знал, каким будет следующим мой шаг. Я искал лучших фармацевтов и с несколькими из них вступил в дружеские отношения. Давал им всяческую почву для размышлений, чтобы они создавали препарат от болезни Альцгеймер. Когда наступали праздники или у меня был очередной отпуск, я приезжал в колонию 468 и долго сидел во дворе, где вы жили, чтобы хоть на минуту увидеть тебя или Анну. Когда это, наконец, наступало, я понимал ради чего, я живу и продолжал работу усерднее и лучше. Я знал, что между вами образуется тесная связь и решил воспользоваться этим. С каждым приездом я видел, что ты ходишь в музыкальную школу, играешь на фортепиано. Затем, когда ты подрос, я положил буклет о московской консерватории в ваш почтовый ящик. После того, когда я вновь приехал в колонию, то увидел, что Анна одна и утвердился в мысли, что ты уехал поступать. В Москве мне стало намного проще отслеживать тебя. Каждый вечер после работы я наблюдал за тобой и однажды свел две нити воедино, подослал к тебе девушку, чтобы та пригласила на вечеринку празднования 80-тия человека на Марсе. В то время как раз в агентство пришел работать Максим и знал, что он заметит тебя, так как был очень общительным и со всеми сотрудниками был знаком. Осталось ждать того момента, когда он приведет тебя ко мне. Спустя 24 года один фармацевт создал, то, что мне было нужно. Я позаботился о том, чтобы новость дошла до тебя.
- Почему ты сам не полетел в прошлое и не спас маму? – Воспаленный мозг от откровений Матвея Алексеевича еще немного соображал.
- Не полетел, потому что хотел, чтобы ты Роберт сам все узнал. Если бы я подошел к тебе и рассказал, что я из далекого прошлого, то вряд ли ты поверил мне.
- Лучше обманывать людей и испытывать их? – Я злился на него и не мог скрывать этого.
- Нет. Я хотел сделать лучше. Для тебя, для нас.
- Ты старался только для себя! – Воскликнул я. – Ты хоть понимаешь, что ты уничтожил мое прошлое?
- Успокойся Роб.
- Не называй меня так! – Перейдя на крик, воскликнул я.
- Я тоже пожертвовал всем, что у меня было! Родителями, друзьями. Они все давно умерли, а я живу в прошлом, чтобы создать новое будущее для тебя и Анны. – Матвей Алексеевич тоже перешел на крик.
- Тебя об этом никто не просил! – Я сжал кулак и ударил по панели управления так, что все кнопки разлетелись в разные стороны.
- Прекрати я прошу тебя. Ты сейчас все отрицаешь. Я понимаю это. Мне многое пришлось пережить, но я не хочу, чтобы мой сын отказался от меня.
– Я видел в глазах мужчины боль и выжженную страданиями пустоту. Он не врал, а рассказал всю правду. Я не хочу принимать ее, но, кажется, придется сделать это. Матвей Алексеевич заплакал. По его щекам лились крупные слезы. Наконец он высказал все, что копилось многие годы, то о чем он не мог рассказать никому до сегодняшнего дня.



Ариадна Александрова

Отредактировано: 24.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться