Мгновение до безумия

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Какое же странное чувство. Случись такое полгода назад — убила бы, что Ваню, что Машу, предварительно обрушив на них самые мучительные пытки. А сейчас ощущаю облегчение. Что изменилось за это время? Поменялась я. Даже если не особо желаю это признавать, но это факт.

Спокойно подхожу к кабинету географии и, сразу же, захожу внутрь. Мгновенно на меня смотрят две пары удивлённых глаз. Виолетта ещё успевает смешивать это удивление со злостью. Хах, ну конечно, такой вечер обломала.

Одноклассница сидела рядом с учителем за его столом. Слишком близко. Он, видимо, что-то объяснял ей, держа в пальцах ручку, которая застыла на тетради.

Вот стерва, ещё и расстегнула три пуговицы на своей блузке, даже край лифчика видно. Я, конечно, на размер своей груди не жалуюсь, но тут явно не конкурент. О чем я вообще думаю?

— Что ты тут забыла? — тишину нарушила Виолетта, Стас продолжал молча смотреть на меня. Его взгляд сменился. Теперь на меня смотрели с явным интересом и, конечно же, куда без этого, с язвительным выражением лица.

— Работу пришла переписать, — я заметила, что наши листки, всё так же лежат на краю учительского стола.

Кстати, классный у него стол, не такой как у других учителей. Не обращала раньше внимания. Он был сделан из тёмного дерева и лакирован.

— С чего взяла, что у тебя есть такая возможность? — кашлянув, Стас задал вопрос, продолжая сверлить своим недовольным взгляд. Ощущение, что он увидел что-то, крайне противное.

— Я не спрашиваю, — его вид придавал мне какой-то смелости и желание делать назло. Халк — ломать, Халк — крушить.

С моих губ не сползала довольная лыба. Подойдя к столу, я начала копаться в груде листков и, найдя нужный, направилась к своей парте.

— Станислав Алексеевич, она будет нам мешать, — скорее утвердительно, чем вопросительно заявила Виолетта. Вот сучка. Единственный кто тут лишний — это ты. Ну, уж точно не я.

Стас промолчал и продолжил объяснять однокласснице какую-то тему. На меня больше не смотрел, в отличии от неё. Хм, интересная реакция, даже не попытался выгнать.

Я открыла свой двойной листок и офигела. Все мои ответы были перечёркнуты красной ручкой, а ниже красовался вопрос, написанный рукой учителя: «Ревнуешь?»
Ох, как же начало биться моё сердечко, то ли со злости, то ли с отчаянья.

Я начала жадно вдыхать воздух, пытаясь не показывать своего состояния. Боковым зрением я прекрасно видела, что довольный Стас сейчас наблюдает за моей реакцией.

Будто ничего не случилось, я вырвала листок со своей тетради и начала переписывать контрольную работу, но уже с изначальными ответами.

За окном уже темнело, а освещение в кабинете казалось слишком интимным. Виолетта, с каждой секундой, казалось, подвигалась всё ближе к Стасу. Ох, как же чешутся мои кулаки.

Пару раз я пыталась съязвить, но внимания на меня никто не обращал. Раздражают.

Я уже, честно говоря, минут двадцать как закончила переписывать свою работу, но продолжала тут сидеть. Хреновое чувство, они, похоже, не собираются заканчивать.

Решив, что с меня хватит, я начала складывать вещи в сумку, но меня прервал звонок телефона. Кто бы, как не Ваня, мне сейчас звонил. Изначально проскочила мысль не брать трубку и вообще избегать его, но сразу показалась нелепой и глупой. Что за детский сад? Легче сразу поставить точку. Поразмыслив, я протянула зелёную кнопку ответа вправо.


— Коть, ты где? Ждать сегодня? — его голос был спокойным. Конечно, он ведь даже не представлял,  какой информацией я теперь владею.

— Я в школе. Нет, не жди, — в том же духе произнесла я. Стас внимательно вслушивался в наш разговор, хоть и пытался не подавать виду.

— Чего ты там? Забрать? — взволнованно спросил Ваня.

— Нет, забирать не нужно, — продолжала говорить беззаботным голосом.

— Почему? Что-то случилось? — с каждой секундой парень был более обеспокоенным.

— Вань, я знаю про Машу и «план», — я продолжала сидеть за своей партой и чётко уловила прищуренный взгляд Стаса в свою сторону. — Я прошу, не разводи сейчас цирк.

— Конец? — голос Вани был грустным, я бы даже сказала отчаянным. В глубине души мне было его жаль.

— Да, — тихо промолвила я и скинула его вызов. Казалось,  мой голос немного дрогнул.


Как бы там ни было, ставить точку в отношениях с людьми всегда трудно. Будь то дружба или любовь. В один момент, когда-то близкий тебе человек, с которым связывает бесконечное количество воспоминаний, становится чужим.

— Могла бы и за дверью поговорить, — прошипела одноклассница. — Мешаешь вообще-то!

Спорить мне не хотелось, тем более и так уже собиралась уходить. Я подошла к столу учителя и положила свою исправленную работу.

— Семенцова, на сегодня всё, приходи в другой день, — резко заявил Стас, раскладывая по местам вещи.

— Почему? — её глаза округлились, мягко говоря, она была шокирована. Собственно, я тоже.

— Потому, что сейчас у меня другие дела, — строго проговорил учитель, продолжая сидеть на своём месте. Одноклассница пыталась оспорить его просьбу, но, награждённая злым взглядом, удалилась из кабинета.

Я всё так же стояла возле его стола, а он сидел. Мы сверлили друг друга глазами и соблюдали эту, повисшую в кабинете, тишину.

Через пару минут Стас поднялся и стал напротив меня, соблюдая дистанцию. Я, в свою очередь, имела наглость облокотиться своей пятой точкой об его стол.

— Зачем ты тут? — с серьёзностью в голосе спросил учитель.

— Не знаю, — честно ответила я. На моих губах появилась улыбка, когда я вспомнила, что когда-то он одарил меня таким же ответом.

Но, когда Стас снова посмотрел мне в глаза, осознала, что нагло соврала и, в ту же минуту, улыбка пропала с моего лица.

— Потому что я не согласна с тобой, — тихо промолвила я, отводя глаза в пол.

— В чем? Что ты имеешь в виду? — он прекрасно знал, о чем я говорю, но всё равно заставлял говорить об этом вслух.

— С тем, что нам не нужно общаться, — как же сложно мне дались эти слова, а ещё я боялась быть неправильно понятой им. Хотя, как он мог понять правильно, если даже для меня смысл этих слов был слишком неоднозначным.

В кабинете был сумрак, но уже не от плохого освещения, а от лампочки, которая вовсе перегорела.

Мы стояли молча несколько минут. Стояли и смотрели друг на друга, будто пытаясь что-то понять.

— Обними меня, — шёпот сорвался с моих губ, а сердце начало бешено биться в груди. Это говорила не я, а эмоции внутри меня, которым, в данный момент, я покорялась.

— Ника… — обречённо начал он, но договорить я ему не дала. Ну не только же ему меня перебивать.

— Замолчи и просто обними! — я повысила голос, но продолжала говорить шёпотом.

Страшно, мне было невыносимо страшно. Не из-за своей просьбы, а из-за того, что он сейчас вышвырнет меня из этого кабинета. Из-за страха, окутавшего меня, я закрыла глаза, в ожидании его реакции. Казалось, я совершенно не дышала. Лишь чувствовала сердце, которое гулко колотилось внутри. Оно казалось таким громким, что хотелось закрыть уши руками. Весь мир, будто перестал существовать в этот момент. Осталась только я и мой страх.

Всё изменилось в тот момент, когда я почувствовала его крепкие руки, прижимающие к себе. Из глаз хлынули слезы, а руки крепко схватились за его рубашку на спине. Я начала жадно хватать воздух, улавливая вместе с ним приятный запах Стаса. Запах, от которого с первого дня я сходила с ума.

Одна его ладонь зарылась ко мне в волосы и прижимала лицо к своей груди. Вторая — успокаивающими движениями гладила мою спину.

Мы молчали. К тому же, слова тут явно были лишними.

Я продолжала вдыхать его запах, который влиял на меня каким-то успокаивающим действием.

Он так же жадно вдыхал аромат моих волос. Похоже, что не я одна тут токсикоман.

Не знаю, сколько времени так прошло, вероятно, немало, но я решила нарушить тишину одним, волнующим меня, вопросом:

— Значит, ты будешь со мной общаться? — как-то нелепо и по-детски спросила я, продолжая дышать в его грудь.

— Куда мне от тебя деваться, — обречённо проговорил Стас и поцеловал меня в макушку.



Виктория Вашингтон

Отредактировано: 08.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться