Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

8.3

Найти место отработки оказалось не так-то просто. После ознакомительной лекции лейры тэ’Остэйн, у меня сложилось впечатление, что занятия по травоведению будут проходить в оранжерее возле четвертого корпуса. Я два раза обежала здание, но ничего кроме входа в столовую не обнаружила — никакой оранжереи или простого парника. Побывала я и у третьего корпуса, и у второго. Ничего. Наконец, надоело без толку бегать, и я остановила первую попавшуюся адептку.

— А, ты та новенькая… Тебе нужно на задворки четвертого корпуса. Там примерно посередине вход, далее по лестнице — на второй этаж. Дверь в оранжерею — слева. Запомни, слева! Там справа тренировочный зал; ошибешься и попадешь в мужскую раздевалку. Удачи!

Полная сомнений, я поблагодарила старшекурсницу и побрела назад к четвертому корпусу. Оказывается, оранжерея не сооружение из стекла и металла, как в поместье у герцога, а помещение на втором этаже трехэтажного дома с самыми обычными окнами! Бедные растения! Впрочем, здесь вообще о них не думают: взгляд привычно прошелся по побуревшей от копоти мертвой траве. Но где же вход? Я не заметила никакой двери — хоть с фасада, хоть на задворках — но все-таки послушно обогнула столовую и завернула за угол. Теперь я не бежала, а шла медленно возле самой стены, ощупывая взглядом закопченную штукатурку.

Сзади послышались торопливые шаги, и меня обогнал высокий старшекурсник. Он прошел примерно до середины фасада, затем резко остановился, повернулся лицом к зданию, сделал шаг вперед и… исчез.

С минуту я таращилась на то место, где только что стоял адепт. Что это было? Портал? Невозможно: не было никакого свечения. Я подошла, осторожно потрогала землю ногой — не провалюсь ли? Встала на то же место, повернулась лицом к зданию и увидела нарисованную на стене руну перемещения.

Ага, вот оно что! Заклинание тайного прохода: посторонний не увидит руну, пока не займет определенной позиции. В особняке отца таким же образом устроены скрытые ходы для слуг, но я не ожидала ничего подобного для входа в учебный корпус. 

Шагнув навстречу руне, я моментально оказалась в темном тупике возле узкой и мрачной лестницы. На небольшой лестничной клетке второго этажа, как и предупреждала старшекурсница, располагались две двери без надписей и опознавательных знаков. В голову закралось подозрение: а не обманула ли меня та девица? Очень уж мне не понравилась ее фразочка «ты та новенькая». Но тут за правой дверью раздались победные вопли. Я аж присела от неожиданности, но зато сомнения разрешились: мне точно нужно налево.

На цыпочках я пробежала мимо входа в мужскую раздевалку и с усилием потянула на себя тяжелую, обитую металлом дверь оранжереи. Она не сразу, но все-таки подалась. А я-то обрадовалась, что опоздала и наставница ушла… Дверь за мной с шумом захлопнулась, отсекая все звуки снаружи. Я оказалась в узком коридорчике перед очередной дверью, на этот раз стеклянной. Помявшись пару секунд в нерешительности, коротко стукнула в нее и вошла. 

Я оказалась в длинном полутемном зале. Вдаль уходили ряды высоких стеллажей с растениями, над каждой из полок устроено свое особенное по цвету и яркости освещение. От пятен розового, голубого и зеленого света зарябило в глазах. Мой взгляд блуждал в поисках наставницы, но куда там — везде одна только зелень: листья, стебли, лианы, ростки, цветы, собранные в соцветия и поодиночке. Зрелище ошеломительное и удивительно приятное после вездесущего черного пепла, словно погребальным саваном окутавшего территорию университета. А еще здесь было тепло и влажно, а в воздухе разливалась смесь присущих теплицам запахов: свежий острый аромат зелени и терпкий дух земли, только что щедро политой водой.   

Отчаявшись отыскать наставницу, я позвала:
— Наставница Пирим, вы здесь? Я Миа Дарн, пришла на отработку.   

Показалось, что голос потерялся в окружающих зарослях, но меня услышали.

— Ага, пришла, девочка, — мне тут же ответил звонкий молодой голос, и из-за ближайшего стеллажа выкатилась полненькая гномка в темном платье наставницы.

Ее свежее румяное лицо пересекали три неровные полосы от виска к подбородку. Вначале я решила, что она испачкалась землей, но присмотревшись, разглядела рубцы на свежей розовой коже — давно зажившие отметины словно от когтей какого-то крупного хищника. Госпожа Пирим со спокойной улыбкой выдержала мой взгляд — вначале смущенный, а затем жалостливый — это говорило о том, насколько она свыклась со шрамами.

— Никак заблудилась? Ну не ты первая, дорогая. Проходи.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться