Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

11.1 О трудностях планирования и не только

При подготовке к сражению я всегда находил,
что планы бесполезны, но планирование — обязательно.
— Дуайт Дэвид Эйзенхауэр

Утро наступило резко и неожиданно с первыми звуками магического гонга. Кто автор этого изобретения не знаю, но я бы нашла, что ему сказать! Эти душераздирающие звуки прервали мой сон всего лишь второй день подряд, а я уже успела возненавидеть их! Как я узнала позднее, по задумке проклятая серена имитировала звучание армейского горна, трубящего зорю. Могу сказать со всей ответственностью: ничуть не похоже! Впрочем, каждому адепту слышалось в этом рёве что-то свое — от потустороннего воя лича до пронзительного визга раненого борга.  

Еще толком не проснувшись, я слетела с кровати и сразу наткнулась на встрепанную, сонную Анджину. О, ненавистный гонг! 

Следующие полчаса пролетели в постоянной беготне и суете сборов. Облачившись в платье и мантию, я заплела волосы в две косы. Анджина вертелась рядом перед зеркалом, и я наконец улучила момент, чтобы задать ей несколько вопросов. Ведь накануне соседка довольно круто меня подставила. Вчера нам поговорить не удалось — оборотницы весь вечер не было в комнате, а потом она явилась и сразу же улеглась спать. Но я не собиралась извинять ее поведение.

— Что это вчера было, Анджина? Почему ты выманила меня на улицу, а потом бросила с этим Яром? Не ты ли предупреждала, чтобы я с ним не встречалась?

Оборотница пожала плечами. На первый взгляд от этого жеста веяло равнодушием, но я отчего-то не поверила, что ей все равно. Анджина расстроено поджимала губы, хмурилась, но отвечала в своей уверенной, нагловатой манере:
— Какие претензии? Ты цела и невредима, чего еще надо? Я предупреждала, чтобы ты сама на него не вешалась. Он без твоего согласия ничего тебе не сделает.

Подумаешь, какое благородство! Весь такой невинный и безобидный оборотень. Как-то с трудом верится…

Нам пора было выходить: лекция через сорок минут, а нас еще ждет каша-размазня в столовой. Я повесила на плечо пеструю в цветочках суму с тетрадками, соседка подхватила свою роскошную сумку, и мы вышли из комнаты. Спор продолжился.

— А если б я не была цела? — запальчиво спросила я. Анджина фыркнула и еще больше насупилась. Я не отставала: — Ну, хоть предупредить ты могла? Мигнуть одним глазом?

— Нет, мне приказали привести тебя, я сделала это. Сразу скажу, я не знала для чего, но ослушаться не могла.

— Ясно. Ты всегда такая послушная? — Я уже открыто насмехалась — все объяснения соседки казались просто отговорками. Вот Лесс, к примеру, не воспользовался шансом и не сбежал, не бросил меня. Я не понимала Анджину — ну, извинилась бы, раз виновата, и дело с концом. Придумала еще какие-то приказания…

Мы вышли из корпуса и, не особенно торопясь, влились в нестройную толпу адептов, бредущих к столовой. Воздух был уже по-осеннему прохладным, но тоненькая ученическая мантия оказалась довольно теплой, очевидно, не обошлось без заклинания комфорта — удобная штука эта бытовая магия. Оборотница молча шла рядом. Я подумала, что она не станет отвечать, но ошиблась.

— Слушаюсь я только родных, и еще оборотней-мужчин, — тихо проговорила она. — Любого возраста. Всегда и беспрекословно.

Я задумалась над этим признанием, оно показалось таким странным. Слушаться каждого оборотня… Бред! Но Анджина выглядела мрачной и, похоже, говорила правду. У меня разом исчез весь запал насмешничать и злиться.

— Звучит печально. По-моему, быть оборотницей еще хуже, чем быть бла… — я запнулась, потому что чуть не произнесла «быть благородной сьеррой», и поправилась: — Быть простой девушкой.

— Ты даже не представляешь, насколько! — вдруг горячо согласилась Анджина и моя обида разом испарилось. — Брат должен подчиняться только альфе, а вот я — любому оборотню.

— И что, ты с этим вот так просто миришься? Позволишь всю жизнь командовать собой? Или у тебя есть план на будущее?

— Какой еще план? — недоуменно переспросила соседка.

— Ты думала о жизни, в которой тобой не будут командовать все кому не лень?

Анджина вскинула изумрудно-зеленые глаза и покачала головой:
— Такой жизни не существует, Миа. Над нами всегда будут старшие. У людей это род или семья. У нас — клан и любой альфа. Я воспитана так, что рано или поздно стану женой и матерью. — Она тяжело вздохнула словно ей трудно было признаваться: — Возможно, даже не первой женой — мой род недостаточно чист, но уж точно не третьей. Таково мое место в мире.

— И ты согласна с этим? — Мне не верилось, что такая девушка, как Анджина — жесткая и прямолинейная по характеру — смиренно принимает подобное. Подчиняться родным — правильно и нужно, когда требования адекватные, но беспрекословно выполнять команды мальчишки, как вчера, — абсурд.

— Моего согласия не требуется. Все в нашей жизни предрешено.

— А если кто-то вдруг покинет клан? Заживет сам по себе?

— Так поступают только падшие, — видно было, что Анджину тяготит наш разговор, и в то же время с каким-то болезненным упорством она жаждет его продолжить. — Я знаю одну, здесь в городе. Неплохая травница. Она покинула клан, когда вышла замуж не по воле альфы. Но я так не хочу. Подумай сама: идти куда-то одной к чужим людям.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться