Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

12.1 Как отделаться от настырного оборотня

Любовь своих друзей я измеряю
Моею собственной любовью к ним
— Уильям Шекспир

Легок на помине! Мы с Лессли так увлеклись разговором, что не заметили, как в аудитории появился альфа оборотней. Хорошо хоть не пропустили начало лекции: преподаватель почему-то запаздывал. Зачем этот перевертыш сел рядом со мной? Неужели свободных мест больше не было? Желая осмотреться, я встретилась со множеством любопытных взглядов. Сомнения прочь: моей репутации — конец. Хотя была ли она?

— Чего вы такие хмурые? — невозмутимо поинтересовался Яр. Вот его совершенно не волновало всеобщее внимание.

Демонстративно, не глядя на оборотня, я водрузила между нами сумку.  

— А чего нам веселиться? Мы — серьезные студенты, пришли сюда получать знания. — Я сделала максимально строгое лицо. Впрочем, это рассмешило не только Яра, но и Лесса, который знал, как я не хочу учиться на зельевара. Яр недоверчиво поднял бровь, ухмыльнулся, но комментировать не стал.

Студенты расшумелись не на шутку и уже не стеснялись разговаривать и смеяться в полный голос, а магистра все не было. 

— Где же преподаватель?

Я заметила, что присутствие Иярета Тореддо нервирует не только меня и Лессли, но и девушек с моего курса. Казалось, воздух плавится от направленных на нашу парту взглядов: заинтересованных, раздраженных, а то и откровенно злых. Если лекция не начнется в ближайшее время, тхар знает, чем это кончится.

А вот оборотня, казалось, ничего не смущало:
— Тебе не терпится начать зубрить формулы? Буру задержали в ректорате: мой отец приехал.

Я уставилась на него, изумленно тараща глаза:
— Так у нас ректор ведет магвзаимодействие? — Это открытие не обрадовало. Я мысленно застонала и живо представила, как гном будет придираться ко мне на экзамене. Предмет ведь не самый простой — сочетание магической физики с химией. Но что толку думать о плохом и расстраиваться раньше времени? Нужно переключиться, тем более мне интересно: — А зачем твой отец приехал? Если не секрет, конечно?

— Ректор вызвал, — яркие глаза Яра лучились насмешкой, — говорят, я подрался вчера и будто бы кого-то покалечил. Наглая ложь!

— О да, кошмар! — Ага, как же оклеветали беднягу! Сам вчера говорил, что сломал кому-то руку. — Попадет тебе от отца?

— Уже попало!

Я с сомнением разглядывала его довольную физиономию:
— По тебе не видно, что ты сильно пострадал.

— Страдает только мой кошелек. Надеюсь, детка, ты будешь снисходительна и в ближайший месяц не станешь требовать слишком дорогих подарков.

Я восприняла фразу, как нелепую шутку и, стрельнув в нахала возмущенным взглядом,  отвернулась. А вот Лесс завелся и встрял со всей серьезностью:
— Ей не нужно от тебя никаких подарков!

— Позволь ей самой решить. Или ты ревнуешь и тебе тоже требуются подарки? Извини, малыш, я не по мальчикам.

Глаза Лесса сощурились и медленно наливались кровью. 

— Яр! Не цепляй его! — приказала я. Слова сорвались с моих губ помимо воли и было в этом что-то странное, словно пробудился инстинкт. Мне самой не понравилось пришедшее откуда-то чувство, будто я имела право приказывать и ожидать беспрекословного подчинения. А оборотню эти слова нравились еще меньше. Его глаза в ответ недобро сверкнули. Окончательно сбитая с толку, я все же добавила серьезно: — Лесс — мой друг, я не позволю оскорблять его.

Краем глаза заметила, что поклонницы оборотня сбились в небольшой группку и потихоньку, с остановками, все ближе приближаются к нам. Я вздохнула: вот наше освобождение идет! Ради Светлых богинь, девочки, двигайтесь быстрее, мне не удержать парней от драки!

— Повинуюсь, принцесса! Только по твоей просьбе! — Яр насмешливо склонил голову, но моментально стер впечатление от наигранной покорности, бросив на Лессли глумливый взгляд.

А Лесс уже кипел — чего оборотень, несомненно, добивался: краски на лице парня сменялись, будто его хлестали по щекам.

— Спокойно, Лессли, прошу, забудь о нем. Он специально провоцирует. Видимо, у него еще много карманных денег.

Но друг — не оборотень, он не станет делать вид, что подчиняется мне. И я решила его отвлечь, тем более у меня действительно имелась просьба:
— Лучше помоги, пожалуйста. Сегодня я узнала, что мне запрещено отправлять и получать письма. Их должен вначале читать… ну, сам знаешь кто. — Я выразительно взглянула на друга. Тот кивнул, смекнув, что я говорю о герцоге. — Так вот, мне нужно списаться с моим учителем. Могу я посылать письма в Пенто от твоего имени?

— Без проблем. Я сам отнесу их на почту.

Яр не был бы наглым альфой, если бы и тут не влез:
— Я подарю тебе маговизор, детка, это решит проблемы с корреспонденцией.

— Ты не забыл? — Лессли все еще горел праведным гневом и мстил, не заботясь о целостности собственных костей. — Папа-оборотень только что лишил тебя карманных денег, малыш.

Яр застыл с приоткрытым ртом, он явно не ожидал такой дерзости со стороны простого человека. Вероятно, здесь никто прежде не осмеливался перечить оборотням.   

— Ты что-то сказал, человечек? Мне послышалось… — Мы с Лессом не без удовольствия наблюдали за резкой сменой настроений на красивой физиономии оборотня — изумление, ярость, а затем снова вернулась наглая усмешка. — Ладно, я потом переспрошу.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться