Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

15.1 Неразрешимые проблемы

Чтобы жить, нужно солнце,
свобода и маленький цветок.
— Ганс Христиан Андерсен

Остаток учебного дня тянулся без особенных происшествий. Договорившись с наставницей Пирим о подработке, я вернулась в библиотеку. Долго и вдумчиво изучала права адептов «Кирки и Молота» — так студенты-юмористы прозвали наше учебное заведение. Действительно, эти инструменты недаром красуются на гербе университета — диплом строителя или горного инженера, полученный здесь, ценится работодателями всех государств. Насколько привлекателен для них зельевар от «Кирки и Молота», еще предстояло выяснить. В конце концов, виртуозное умение заменить в рецептуре дорогостоящее сырье на жучиный порошок не может не найти применения. Но, к счастью, я ведь не собираюсь искать себя на этом поприще.

Сегодня определенно отличный день, и если не считать случайности на практике, все складывается великолепно. Надеюсь, мегера-декан не передумает и мне не придется ходить на практики и снова рисковать жизнью. Писать рефераты меня более чем устраивает. Писать — вот, что я по-настоящему люблю.

Листая тоненькую книжицу устава, я довольно быстро обнаружила, что Лесс понял все верно: отчислить адепта могут по причине хронической неуспеваемости (два или более не сданных в течение года предметов), а также по его личному желанию. Законы иностранных держав я отыскать не успела: прозвенел звонок, и мне пора было двигаться к учебной аудитории на совместную с факультетом магии и камня лекцию по магическим технологиям. На сегодня это последнее занятие.

Хотя я пришла в аудиторию на первом этаже сразу после звонка на перемену, все первые ряды уже заняли солидные и плечистые молодые люди в мантиях с желтым кантом — однокурсники Лесса. Я прошла к уже привычному последнему ряду и с удобством расположилась там одна. Постепенно подтянулись и зельеварки, и    любви ко мне у них за время практических занятий не прибавилось: почти все высокомерно фыркали или отворачивались. Да, подружек у меня среди них не будет. Жаль, но страдать из-за этого не собираюсь.

Магические технологии: философия и подходы к их совершенствованию — так назывался предмет в расписании, и вела его женщина. Последнее удивило, причем не только меня, ведь обычно в технических дисциплинах преуспевают мужчины. Но Аэлия Рикс была еще очень молодой женщиной, а уже добилась звания магистра артефакторики. Да, она казалась необыкновенной. Высокая, стройная, немного сутулая. Со спины ее можно было принять за мужчину в свободно сидящем комбинезоне со множеством оттопыренных кармашков, в которых позвякивали какие-то инструменты. До этого я видела женщин в брюках всего пару раз и была немножко шокирована, ведь это откровенный вызов общественному мнению. В душе, конечно, немного завидовала столь отчаянной смелости, но сама я на такое никогда не решусь! Однако магистр Рикс в рабочем брючном костюме выглядела абсолютно уместно и прилично. Казалось, надень она платье — и покажется нелепой и смешной со своими круглыми очками без оправы на остром, внушительного размера носу, с зачесанной назад копной жестких вьющихся волос. Голос магистра был под стать внешности: резкий, немного надломленный, он звонким молоточком разносился по аудитории.

Аэлия Рикс с первых слов показала, что не особенно рада нас видеть. Это для артефакторов этот предмет — в числе профилирующих, а нам дается лишь как ознакомительный курс длинной в один семестр, с зачетом по завершении. Тем не менее лекция мне понравилась: быстрыми четкими мазками магистр очертила горизонты, которые открываются перед миром с развитием магических технологий. В последние десятилетия прогресс идет непрерывно именно благодаря открытиям магов-артефакторов. Это во многом изменило и облегчило жизнь обывателей, а также значительно ускорило и удешевило технологии промышленного производства. Все это благотворно сказалось на экономике всех государств. В заключение лекции магистр спросила, есть ли у нас вопросы. Все молчали, а я несмело подняла руку.

— Да, адептка с последней парты. Слушаю.

В голосе преподавателя явственно прозвучала ирония, что меня, конечно, смутило. Но я все-таки задала вопрос, который мучил меня со дня приезда в Виал:
— Не могли бы вы, госпожа магистр, поподробнее рассказать о том, как развиваются технологии в области защиты растений и земель от последствий производственной деятельности?       

Адепты недоуменно зашушукались, завозились на своих местах.

— Тишина! — оборвала их магистр. — Ваша фамилия, адептка?

— Дарн.

— А, Дарн, которая без дара, — губы магистра изогнулись в улыбке, а острые темные глаза быстро пробежались по моей фигуре.

По рядам прокатились сдавленные смешки. Хм, забавно получилось, но от такой женщины, как эта Рикс, я ожидала чего-то более оригинального.

— Послушайте, Дарн, — продолжила магистр, когда все успокоились, — это хороший вопрос. Но проблема охраны природы лежит глубже. Да, растения и животные страдают, но они не в состоянии оплатить расходы на разработку и установку повсюду защитных артефактов. Понимаете? На вашем месте я бы интересовалась более практическими вещами, милочка.

Откровенно говоря, я была сражена ее цинизмом, но все еще не желала сдаваться:
— Но ведь и население страдает…

— А кто-то жалуется? — Магистр Рикс оглядела с притворным вниманием аудиторию в поисках таковых. — Люди получают работу и возможность кормить семьи. Это для них главное. Попробуйте, пожалуйтесь! Но скажут ли вам спасибо сталевар и его дети, если завтра он потеряет работу из-за того, что завод закроют на реконструкцию? Однако я не отказываюсь: если вы найдете нам щедрое финансирование на разработку природоохранных артефактов, мы с энтузиазмом займемся этим.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться