Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

17.2

У парней в больших глиняных кружках пенилось и шипело слабоалкогольное пиво из кимуры [1], мне же достался вкуснейший ягодный морс в высоком стеклянном бокале.

Пока мы дегустировали напитки, к нам подошла Анджина и, робко спрятав глаза, спросила:
— Я присяду, Яр?

Я внимательно смотрела на нее и не узнавала в этой смиренной девушке бойкую и порой весьма агрессивную соседку. Какой все-таки кошмар эти патриархальные порядки! Если имела несчастье родиться оборотницей — кланяйся каждому альфе. Странно и непонятно.

— Садись, Генти, — милостиво позволил Яр.

Свои мысли я разумно держала при себе и просто пересела к стенке, уступая место Анджине. Мы с Лессом все-таки обменялись недоуменными взглядами: как и я, друг  до сих пор редко общался с оборотнями, и их отношение к женщинам ему тоже в новинку.

— Повтори свой рассказ Мие и ее другу, — новый приказ от Яра, и Анджина покорно повернулась ко мне.

И эта послушная благонравная девушка всего пару часов назад ногами выпихивала старшего брата альфы из окна! Я поняла, что ничего ни в чем не понимаю и  поощрительно улыбнулась соседке:
— Так в чем же дело, Анджина?

— Сегодня тэ’Остэйн оставила меня на отработку: убирать лаборатории после практики, и я случайно услышала, как эта ведьма орала на свою лаборантку, Лиэнн Аммет.

Я не знала, кто это, и Яр счел нужным пояснить:
— Аммет — подружка Анники Верди, той самой стервы с четвертого курса, которую ты окрестила Пурпурным чудом. Удивительно удачное прозвище, ее теперь иначе и не называют.

Ага, поняла о ком речь!   

— Вы про девушку, которая сегодня раздавала ингредиенты на зельеварении? И что с ней?

— А то! — в тон мне ответила Анджина. — Деканша ругала ее последними словами за то, что именно Лиэнн выдала тебе вместо безобидной ниссы измельченную траву снежного раваса [2]!

— Ну и что? — я похлопала ресницами, все еще ничего не понимая. Такая травка всем знакома — ее белоснежные метелки симпатично смотрятся в зимнем букете.

— Балда, при нагревании с маслом любая смесь с равасом взрывается! Декан обнаружила подмену после того, как отправила тебя в лазарет. Больше ни у кого на столе раваса не было.

— Вот знала же, что я не виновата и все сделала правильно! — В крайнем возбуждении, я хлопнула ладонями по крышке стола, но тут же испуганно вжала голову в плечи и мысленно одернула себя — неприлично привлекать к себе внимание такими жестами.

Друзья смотрели на меня с недоумением.

— И это все, что тебя волнует, Миа? — спросил Лессли. — Тебя хотели серьезно ранить вообще-то!

— Хотели, чтобы ты пострадала — что и случилось, — уточнила соседка. — От такого количества раваса в нормальной колбе смесь вспыхнула бы, возможно, стекло пошло бы трещинами. Эта дрянь специально выдала тебе пробирку из незакаленного стекла — такие для требующих нагревания реакций  не используются вообще.

— Верно, она заменила колбу при мне. Сказала, что в моей — трещина.

— Вот подлая, — прошептал Лесс и невнятно выругался.

— Как будем наказывать? — спросил Яр мрачно.

Я лишь пожала плечами:
— Никак. Раз тэ’Остэйн об этом знает, она и накажет. Ведь так? Что бывает за такое?

— Отчисление. Причем с позором, — ответила соседка. — Но это не наш случай. Деканша сказала, что не даст ход делу. Мол, Лиэнн осталось учиться недолго, обидно будет, если из-за досадной оплошности ее карьера разрушится. — Заметив наше удивление и возмущение, Анджина кивнула: — Да-да, она предпочла считать, что это недосмотр. И добавила, что ни к чему привлекать столько внимания к тебе, Миа. И еще одно: Лиэнн пообещала следить за тобой и докладывать о каждом твоем шаге. 

Вот это да! Здорово декан работает: любимчиков покрывает, за мной организовала слежку. Грамотно. А еще тэ’Остейн, вероятно, не хочет докладывать герцогу об этом случае, ведь практика — ее ответственность. Она не доглядела за своей подчиненной.

— Так как ее накажем? Или не ее, а сразу их всех… 

Оборотень явно жаждал крови. Но я покачала головой, отметая саму идею мести:
— Никак. Пусть захлебываются собственным ядом. Мои руки уже почти в порядке, от практики меня отстранили — меньше буду встречаться с мегерой тэ’Остэйн. Я в сплошном плюсе, ребята!

Лесс смотрел с сомнением, Яр возмущенно фыркнул, а Анджина махнула рукой в мою сторону и выразилась с присущей ей грубоватой откровенностью:
— Она либо блаженная, либо просто дурочка! Кто же прощает врагов? — вне себя от праведного гнева соседка покинула нас и вернулась к компании оборотней.

Яр попробовал меня переубедить, но потерпел неудачу. А через пару минут принесли горячее. Клянусь, такого вкусного и сочного мяса я еще не едала, уж на что повар у герцога мастер! Зачем Яр привел меня сюда? Отныне пища в столовой будет казаться более пресной и отвратительной, чем прежде. На некоторое время мы исчезли для этого мира, отдаваясь гастрономическим радостям. Заварное пирожное с нежнейшим сливочным кремом в меня сразу не влезло. Но мы и не торопились уходить из уютного заведения. 

__________________________

[1] Кимура — травянистое культурное растение, хлебный злак; зерна идут на изготовление круп, муки, пива, кваса  и пр.

[2] Снежный равас — невысокая многолетняя трава с белыми цветами-метелками; произрастает в степях умеренной зоны.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться