Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

18.4

Следующий час мы должны были сортировать семена, отбраковывая негодные и поврежденные. Каждой досталось по деревянному лотку с несколькими отделениями, а также коробочка с семенами. Большинство адепток устроилось за длинным рабочим столом в центре оранжереи, кое-кто принес стулья из классной комнаты, а я присела на низенькую скамеечку возле одного из стеллажей. Мне попались семена ирита черного[1] — целый коробок небольших продолговатых семян, закругленных с одного конца, а с другого — с двумя витыми острыми шипами, похожими на рога ханна. Как объяснила наставница, если «рожки» обломаны или искривлены — семечко не взойдет и его следует отбраковать.  

Госпожа Пирим расхаживала между нами, рассуждая об особенностях растений, семена которых нам достались, объясняя способы их посадки.      

Вполуха слушая наставницу, я споро отделяла плохие семена от годных — в специальном отсеке лотка уже образовалась порядочная кучка негодных. Я тихонько встряхивала лоток и внимательно всматривалась в темную массу, пытаясь углядеть обломанные рожки. Вдруг среди черных матовых зерен блеснуло что-то — словно искорка проскочила. Я зажмурилась. Посмотрела еще раз: ничего не блестит. Просто показалось. Я снова осторожно встряхнула лоток. Опять что-то сверкнуло. Нет, мне не показалось!

Тихонько раздвинула пальцем верхний слой семян и уставилась на невзрачное серое семечко неизвестного мне вида. Овальное, плоское, с крохотным острым шипом посередине. Оно блестеть не могло, что за вздор, — это какой-то сорняк!  

Как можно осторожнее, двумя пальцами, я подцепила зернышко. На ощупь оно показалось гладким и странно теплым. Нет, рано бросать его в мусор. Заинтересованная, я положила семечко на ладонь и поднесла поближе к глазам, чтобы рассмотреть. Вначале не происходило ничего, но затем по серой оболочке на краткий миг снова пробежала искорка. Неужели магия? А с виду обычное семечко. 

Я уже раскрыла рот, чтобы позвать наставницу и показать находку, но не успела. Перед глазами на миг все стало белым словно от яркой вспышки — я ослепла и оглохла, зависла в ошеломившей меня пустоте. В следующую секунду — я снова в оранжерее, слышу спокойный голос госпожи Пирим, а на моей ладони уже нет никакого семечка. Где же оно? Я осмотрела лоток, поискала на полу вокруг себя. Но ничего не нашла.   

— Потеряла что-то, Миа? — госпожа Пирим направилась ко мне.

‘Да, девка, чего потеряла-то? — неожиданно прозвучало у меня в голове, и я подпрыгнула на месте, едва не высыпав семена из лотка. Голосок, который звучал у меня в ушах, принадлежал кому-то маленькому, писклявому и очень ехидному. — Чего дергаешься? Припадочная, что ли? Не важно, что ты потеряла — главное, меня нашла!’ — голосок звенел гордостью и самодовольством.

— Все в порядке, Миа? — наставница участливо дотронулась до моего плеча. — Ты побледнела.

Я нашла в себе силы пробормотать, что все замечательно. Но это была ложь. Все очень плохо, никогда не было хуже! О, Светлые богини, за что вы так со мной? Я схожу с ума? У меня в голове звучит чей-то голос! Я с трудом подавила горестный всхлип.

‘Да не сходишь ты с ума, дурында! Знал бы великий Варден арк’Лейр, какой плаксой будет его пра-пра-пра-пра…тьфу, запутался… короче, пра-какая-то внучка, он бы трижды подумал, прежде чем жениться на человечке. Закрой рот, муха влетит! Ну, показывай, где твои сокровища? Что охранять будем?’

— У меня нет сокровищ, — пробормотала я.

— Что, — тут же повернулась ко мне госпожа Пирим. — Что ты хотела, Миа?

Я лишь покачала головой, выдавливая улыбку!

‘Тхар тебя побери! Не разговаривай со мной вслух, не то окружающие упекут тебя в приют для скорбных умом. Я прекрасно слышу мысли. Мы общаемся ментально, поняла? Да не пугайся ты так! Спокойно! Все твои «очень умные» мысли мне не нужны, слишком уж ты высокого о себе мнения… Чего расселась? Пошли сокровища смотреть!’

«Ка… какие? У меня ничего нет, говорю же».

‘Как нет? Ты же потомок арк’Лейра! Я не мог ошибиться!’

«Действительно, этот дракон — мой далекий предок по материнской линии, но лично у меня никаких сокровищ нет. Я адептка университета в Горном крае, в Ильсе».

’Хм, а что же мне охранять?’ — вопрос прозвучал обиженно и даже как-то потерянно.

«А вам обязательно нужно что-то охранять? Кто вы такой, могу я спросить? И почему я вас слышу?»

 ‘Ты не поняла? И чему сейчас учат в этих ваших университетах? … Не важно, что ты только что поступила, должна знать! Ты же потомок драконов, где твоя гордость? Я — драконий страж, охраняю сокровищницы от расхитителей и ментально связан с хозяином. Почувствовал знакомую кровь арк’Лейров и связал тебя с собой. Надоело, знаешь ли, валяться здесь, среди всяких сорняков, без работы’.

Растение-фамильяр? Такое возможно? Само это понятие прочно забыто в нашем мире, и только в старинных легендах встречаются упоминания о животных и растениях защитниках, причем не у одних драконов. К примеру, в «Сказании о доблестной деве Аланиэль из Дома Высокого Клена» древняя эльфийская воительница обрела ядовитую лозу-защитницу, которая опутывала ее врагов, словно сетями, а затем вонзала в их тела острые шипы с парализующим ядом. Хм, помнится, все закончилось печально, потому что однажды лоза спеленала и отравила возлюбленного девы. Такой фамиляр, скорее, проклятье, чем находка! Однако мне не приходилось слышать, чтобы в наше время у кого-то имелся магический защитник. Впрочем, возможно, в тайных пещерах, где драконы копят свои богатства, все еще живут охранники и без всякой жалости убивают каждого, кто вступит в их владения.  И один такой сейчас во мне? О, Светлые девы, сжальтесь!

«Так вы — то странное семечко с искорками? И что, мы теперь с вами связаны? — меня аж затрясло от страха и волнения. Совершенно не радовало, что где-то внутри находится растение, даже если с ним можно разговаривать. Особенно, если с ним можно разговаривать! Я не настолько нуждаюсь в общении. — А… а как от вас отвязаться?»



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться