Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

21.2

На следующей лекции — теории магического взаимодействия — я встретилась с Лессом и Яром. Сдав рефераты, мы устроились на последнем ряду, и Яр положил передо мной вчерашний выпуск «Новостей Ильса».

Спрятавшись от ректора Буру за спинами адептов и стараясь не шуршать, я развернула газетный лист и не смогла сдержать восторженного вздоха, когда вместо передовицы увидела свою статью. Притом с весьма интригующим заголовком: «О чем молчит Королевский совет?»

 Рядом со статьей в рамочку поместили редакционную заметку:
«Уважаемые читатели могут решить, что автор статьи, лейр тэ’Гиз, преувеличил проблему. Усомнились и мы. Но, поверите ли, наш представитель в Горном крае подтвердил, что сведения о критической для природы обстановке полностью соответствуют истине, но это мало кого волнует. Предпримут ли власти шаги для разрешения ситуации? Этот вопрос мы не оставим и будем настойчиво добиваться ответа».  

— О, вот это да! — возбужденно зашептал мне на ухо Лесс. — Статья прямо на первой полосе не может не вызвать максимального отклика в обществе!

— Ох, надеюсь на это!

Однако Яр был настроен более критично:
— А я думаю, ничего они не добьются. Что может требовать какая-то газетка от королевского совета? Ты сама вчера убедилась, что знати закон не писан.

Я помрачнела — Яр прав. Власть имущим все нипочем и одними статьями мы не заставим правительство шевелиться.

— Нужно давление извне. Сегодня сяду за письмо кому-нибудь из высокопоставленных эльфов. А еще свяжусь с учителем, может, он даст совет.

— А почему бы не продублировать твою заметку в «Новости Золотого Леса»? — предложил Лесс. — Его все эльфы читают.

Верно. С эльфов и начнем, им окружающая среда ближе всего. И хотя они неохотно вмешиваются в дела других народов, такое вопиющее попрание природы наверняка не снесут и снизойдут до наших проблем.

— Яр, ты не мог бы сегодня сделать магснимок дерева, которое растет у входа в третий корпус? Желательно с нескольких ракурсов и ствол вблизи.

Яр озадачено изогнул темную бровь:
— Без проблем. А почему именно его?

— Это эльфийский золотой я́вор.

На меня уставились две пары одинаково пораженных глаз. У ребят просто слов не нашлось — по крайней мере, приличных, потому что Яр выругался вполголоса.

— Молодые люди на заднем ряду, я вам не мешаю? — вопросил вдруг Буру и, не дождавшись ответа, продолжил лекцию. Сегодня ректор выглядел рассеянным, но был настроен вполне миролюбиво. Мы притихли, ожидая выволочки, но ничего — пронесло.

— Как девчонки-то ваши, — шепотом спросил Лесс, — не нашлись до сих пор?

— На занятиях их нет, — ответила я и пересказала друзьям все то, о чем мне вчера поведала Ада.

— Ярмарка в Бродячем стане? Это любопытно, — промурлыкал Яр и странно переглянулся с Лессом через мою голову.

— Что ты задумал, рассказывай! — потребовала я.

Зеленые глаза напротив насмешливо сверкнули:
— Слушаюсь, госпожа.

‘Вот так и разговаривай с моей хозяйкой, оборотень’ — внезапно оживился мой фамильяр.

Яр, как и Лесс, поморщился от тонкого голоска, вдруг зазвеневшего в голове. Я осмотрелась: казалось, что Билли слышим не только мы, а все в аудитории. Но адепты деловито записывали за Буру и даже не косились на нас как обычно.

— Так что, Яр?

— Думаю, мы могли бы сходить на ту ярмарку, разведать, что там и как. Сами понимаете: никакого расследования нет, но не сами же девушки уходят в горы. Кто-то их туда заманивает. Может, удастся понять, что за темные делишки здесь творятся. Как, Лессли, ты в деле?

Лесс кивнул. Я заволновалась: похоже, я втравила ребят в опасное дело!

— Выходить же запрещено!

Меня удостоили снисходительным взглядом:
— Опасности подвергаются только девушки. Для парней никакого запрета нет.

Вот так всегда — сплошные несправедливость и неравенство.

— Я пойду с вами, — заявила я.

— Ну нет, дорогая! — решительно отверг мою инициативу Яр.

— Мы тебе все расскажем, — мягко заверил Лесс.

‘А я, пожалуй, присоединюсь к хозяйке. Сотню лет валялся на пыльной полке — душа просит приключений! Мы с вами, детишки’.

Ободренная неожиданной поддержкой, я оживилась:
— Я могу одеться парнем, если кто-то из вас одолжит мне шапку…

Меня прервал звонок на перемену. Урок закончился, и, боюсь, я не слышала ничего из того, о чем говорил сегодня ректор.

Мы втроем последними вышли в коридор и задержались возле оконной ниши. Мне не хотелось отпускать друзей, не договорившись о визите в город. Чем больше я думала об этом, тем сильнее разгоралась надежда узнать что-то важное о пропавших девушках.

Однако Лесс решительно возражал против моего участия. Яр некоторое время задумчиво молчал, глядя сквозь запыленное стекло.

— Ладно. Миа тоже идет. Есть одна игрушка — кардинально меняет облик. Но согласишься ли ты, Миа, из прелестной куколки стать долговязым юнцом?

Иллюзия на внешность, как интересно! Теперь хочу пойти еще больше. Я неистово закивала.

— Кхм, адепт Тореддо, — нас прервал строгий требовательный голос. Мы обернулись к Аэлии Рикс. После того как я узнала, что она — дочь тэ’Остейн, неприязнь к ней только возросла, и подсознательно я ждала от нее одних гадостей. Но сейчас магистр вела себя странно и довольно грубо. Она демонстративно обращалась к Яру и смотрела только на него, причем подчеркнуто холодно, словно обвиняла в чем-то. — Не могли бы вы помочь мне отнести эти книги на кафедру?

Мы озадаченно взглянули на две тонкие книжицы в руках магистра.

— Конечно, моя госпожа, — Яр слегка улыбнулся и взял протянутые ему книжки.

Лед в карих глазах Аэлии мгновенно растаял от его любезного тона, ответ прозвучал гораздо теплее:
— Пойдемте, адепт.

Мы долго провожали взглядами удаляющуюся пару: стройного красавца-оборотня и преподавательницу — нескладную, со спины похожую на мужчину в своем брючном комбинезоне. 



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться