Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

22.1 Странный день, который посеял сомнения

Через сомнения приходим к истине.
— Цицерон

Я опасалась идти на зельеварение, ожидая бесконечных придирок тэ’Остэйн, потому плелась на лекцию, как на эшафот. Но не явиться ведь еще хуже. С Лессом мы расстались у дверей третьего корпуса, и я незаметно пристроилась на первой парте. Впрочем, лейра сделала вид, что перед ней пустое место, и, к моему удивлению и радости, целый час игнорировала мое существование. О, Светлые богини, вы сжалились? Или это герцог приказал декану не трогать меня? Записывая бесконечные рецепты зелий и притираний, я не переставала поражаться благим переменам.

Перед началом практики мне выдали задание на реферат к следующему занятию и отправили прочь. На сегодня моя учеба закончена, а вот одногруппниц ждали еще два часа занудной практики! Стараясь не замечать их «любящих» взглядов, я убежала обедать.

Сегодня за нашим столом не хватало только целительницы Ады, остальные девушки были в сборе. Разговор, конечно же, крутился вокруг парней. Девочки оживленно обсуждали романы своих сокурсниц. Кто-то расстался, кто-то начал встречаться... Мелькнуло имя моей соседки Анджины Генти. Оказывается, между ней и Найретом Тореддо произошла еще одна ссора, на этот раз — публичная. В результате пара рассталась, и непостоянного оборотня уже видели в обществе какой-то моей сокурсницы. То-то Анджина все время хандрит, бедняжка.

— Его брат, Яр, похоже, метит гораздо выше, — Шиней многозначительно выгнула темные брови, потянув слово «гораздо». — Всего несколько дней в универе, а вокруг него так и вьется магистр Аэлия Рикс. Что бы это значило? 

Все за столом разом перестали есть и уставились на меня. Я пожала плечами, не зная, как реагировать. Чего они хотят?

— Скажешь, не заметила этого? Но Яр ведь ухаживает за тобой, Миа! — воскликнула Галли, перекидывая за спину длинную русую косу.

Я не удержалась и закатила глаза к потолку:
— Девочки, перестаньте! Мы просто дружим, а не встречаемся. А в личную жизнь друзей я не лезу. Что же касается Рикс: уверена, ее не так поняли.

Не знаю, убедила я их или нет, но девчонки, слава Шандору, заговорили о ком-то другом, а я медленно поглощала остывший суп. Не могу сказать, что разговор меня не задел. Вспомнился холод в голосе Рикс, когда она застала Яра, беседующим с нами. Это была ревность, что ли?

‘Она самая! — голосок, полный самодовольства, пропищал у меня в ушах. — Наконец-то! Я все ждал, когда ж до тебя дойдет?

Настроение заметно испортилось. В груди что-то неприятно ныло. Я что, тоже ревную Яра? Или это собственничество? А в чем отличие, интересно?

‘Скорее, последнее. Ты же осознаешь, насколько неправильно выбрать оборотня? Да будь он хоть золотой, для тебя это’…

«Помолчи, а? Все мне известно».

‘Какие мы нервные!’ — недовольно проворчал фамильяр, но, наконец, заткнулся.

Следовало признать, мне нравится восхищение красавца оборотня. Оно льстит моему самолюбию, которое сильно страдало все прошлые годы. Но мы действительно не пара. И я, наверное, порадовалась бы за друга, если бы он начал ухаживать за кем-то, с кем у него есть будущее. Но Аэлия Рикс…

Не пойму, что нужно магистру? Чего она хочет от Яра на самом деле? Конечно, способности Тореддо флиртовать с кем угодно, даже с фонарным столбом, не подлежат сомнению. Но преподаватель, да еще настолько несимпатичная и… старая! Ей, наверное, уже целых двадцать восемь! Неужели он дал ей какую-то надежду? Хоть я и в самом деле считаю, что лезть в чужую личную жизнь не следует, однако, лучше сразу прояснить некоторые моменты, чтобы, в случае чего, быть готовой к катастрофе. Нужно поговорить с Яром.

Полная неясных сомнений, я отправилась в библиотеку писать реферат по зельеварению к завтрашней лекции. Тема с животрепещущим названием «Сравнительный анализ ингредиентов, вызывающих рост или выпадение волос» меня не привлекала ни на минуту, но что делать: я обложилась справочниками, выкопала даже какую-то замшелую монографию и принялась набирать материал. Нет-нет да отвлекалась на маговизор, переписываясь с учителем, который как раз написал, что отправил почтой три книги по интересующим меня предметам. 

«Мэтр Силаб, вы видели вчерашнюю передовицу в “Новостях Ильса”? Что думаете о проблемах Горного края?»

«О девочка моя! Так это ты написала? То-то я думаю знакомый стиль — я не забываю манеру своих учеников. И имя — Арнэ тэ’Гиз! Ведь так зовут отца твоей матери — эйс Арниэль дей'Гиз, граф Вольден. Сто лет его уже не видел, кстати».

А я никогда его не видела. По крайней мере, в сознательном возрасте. Дед не приезжал в дом герцога и не пытался со мной повидаться. В детстве я мечтала, чтобы таинственный, но добрый дедушка приехал и забрал меня с собой в замечательную страну драконов. Он и сейчас живет затворником где-то в Иллирии. Хотя, возможно, его уже нет в живых. Не знаю, какой каприз заставил меня выбрать это имя в качестве псевдонима. Первое, что пришло в голову.

«Думаю, никто больше о нем не вспомнит. Тем более, я написала, что он лейр».

«Умница. Нетитулованных дворян мало кто принимает в расчет. Что же до Горного края, если мне память не изменяет, вопрос поднимался лет пятнадцать назад. Тогда думали закрыть хотя бы половину предприятий, но жители подняли настоящий бунт, требуя не лишать их работы. Зачинщиков так и не нашли, все успокоилось само собой, как только власти оставили все как есть. Это бесполезно, Миарет».

Иными словами: оставь надежду, Миа, ты проиграешь.

Нет. Я испробую все методы, даже если это вызовет очередной бунт. То, что происходит здесь, ненормально. Поразительное равнодушие местных к природе и к гибели девушек — звенья одной цепи, я это чувствую. Не могут абсолютно все люди быть сплошь жадными и корыстными! Так не бывает.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться