Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

22.2

Час спустя я кое-как доделала реферат по зельеварению, а потом как прилежная ученица составила конспект прошедшей мимо меня лекции по магическим взаимодействиям, и, таким образом, полностью подготовилась к завтрашним занятиям. А заодно пришла к выводу, что почти люблю эту злючку Аммет, которая подстроила взрыв колбы. Потому что мне ужасно нравится пропускать практики у тэ’Остэйн.

Ближе к четырем вечера библиотека постепенно наполнилась жаждущими знаний студентами, а я направилась в оранжерею, ведь сегодня начинается моя трудовая деятельность. Впрочем, я немного задержалась по дороге. Проходя мимо третьего корпуса, заметила Лесса и Яра, которые что-то горячо обсуждали неподалеку от золотого явора. Словно почувствовав мой взгляд, Яр моментально повернулся ко мне. Так, очень интересно, о чем это они бурно спорят? Надеюсь, не о том, как бы исключить меня из экспедиции в Бродячий стан!

— Я отправил тебе фотографии. — Яр перевел взгляд на несчастный явор. — Не понимаю, как может этот уродец быть золотым явором. Видал я рощу в Ангрианне, когда отец брал нас с братьями в Глас-Доман [1]. Это было потрясающе, хоть, признаюсь, я не большой любитель природы, и многие повадки этих зануд-эльфов меня бесят.

— Наставница Пирим, сказала, что явор в таком состоянии уже лет тридцать. Кстати, я связалась с моим учителем в Пенто. Итог неутешительный — он говорит, что мы затеяли бесполезное дело. — Я кратко рассказала друзьям о бунте в Горном крае, который случился около пятнадцати лет назад.

— Если так, к властям Ильса обращаться без толку. Бунты им, конечно же, не нужны, — Лесс угрюмо пнул носком ботинка камешек, подняв тучу буро-черной пыли.  

— Думаю, от народных волнений никому хорошо не будет, это же почти стихийное бедствие, — пробормотала я, отступая, чтобы мне не запылило подол мантии. — Мне пора на подработку. Когда планируете вылазку в город?

— Завтра после ужина. Думаю, в пятницу вечером на ярмарке будет оживленно. 

Убедившись, что ребята не передумали брать меня с собой, я побежала в оранжерею и следующие два часа пропалывала от сорняков какие-то похожие на кочаны растения. Наставница Пирим, естественно, сообщила, как они называются, но я посчитала излишним забивать этим голову: кочаны и кочаны. От возни с противными сорняками  — они тоже как-то назывались — мои руки стали выглядеть ужасно. А все их жирные зеленые листья — мои натруженные пальцы покраснели и покрылись отвратительными пятнами от сока. Взглянув на мои ладони, наставница Пирим выдала баночку с притиранием и отправила мыть руки.

Не без внутреннего трепета я вошла в подсобку, взгляд сразу же метнулся к умывальнику. На краю небольшой металлической раковины в коробочке скромно лежал брусок лилового эльфийского мыла, который вызвал у меня те странные галлюцинации. Я хотела взять его в руки, прикоснулась и тут же боязливо отдернула пальцы, хотя ничего не произошло. То удивительное видение вроде бы почти забылось, но непонятное чувство его важности все еще тревожило.

‘Что это с тобой? — поинтересовался страж. — Какой горный перевал ты видела? Что за глаза? Ты нанюхалась тех сорняков, что ли?’

«Ты, как всегда, любезен, Билли! Но мне и правда немного не по себе. В прошлый раз, когда я мыла руки этим вот мылом, мне вдруг почудилось кое-что… Будто я нахожусь где-то высоко в горах и среди скал видела эльфийскую фиалку. А потом появились какие-то мужчины… эльф и демон. А еще услышала чей-то шепот».

Тут я страшно смутилась, и, как Билли ни пытал, не сказала, что это были за слова. Видимо, драконий страж действительно не все мои мысли читает, иначе не расспрашивал бы так настойчиво. Я уже и раньше подмечала, что он скорее по чувствам ориентируется, чем по мыслям.

‘Ну, давай — попробуй сейчас, может, снова окажешься там. Не бойся, я подстрахую, если что’.    

Я решительно взяла кусок мыла, густо вспенила и вдохнула приятный цветочный аромат. Осмелев, сполоснула лицо. Ничего не произошло. Я никуда не переносилась, по-прежнему была здесь, в крохотной каморке. По рукам текла теплая вода из-под крана, а ноздри щекотал деликатный цветочный аромат. И никакой горной прохлады и свежего ветра.

‘Видела что-нибудь?’ — нетерпеливо спросил фамильяр.                    

«Ничего абсолютно», — и я была этим ужасно разочарована. Нервными движениями вытерла руки и лицо висящим рядом полотенцем и нанесла на кожу смягчающее снадобье. Пряный запах аптечных трав окончательно заглушил благоухание фиалок.

‘Ну, не расстраивайся, Миа. Может, еще увидишь тех парней’ — это прозвучало с ехидцей.

Я мысленно шикнула на неугомонное существо. Вот неймется ему, зря только рассказала о видении, теперь будет дразнить.

‘Буду. Но не слишком часто, так что успокойся, — заверил мой добрый «цветочек». — Эх, а я в горах давненько не бывал! Лет пятьсот как’.

«Ты и сейчас в Горном крае, Билли. Вон горы торчат на горизонте — любуйся, не хочу».

‘Что ты, девчонка, понимаешь, а? Алмазные — это ж разве горы! Просто холмики по сравнению с хребтом адд’Ас-Арр-Иллир’.

Ну еще бы, драконьи горы Иллирии в старинных легендах и хрониках сравнивали со столпами, подпирающими небосвод. Действительно, выше гор на материке Аганроуз нет. Они полны необъяснимых загадок. Возможно, именно поэтому первые люди, попавшие на Андор, — а в их числе находились и мои предки — были обнаружены рядом с обломками странной металлической машины с крыльями, на склоне горы Азрат — самой высокой из хребта Иллирийских гор. Я тоже не отказалась бы побывать в этом историческом месте.   

______________________
[1] Глас-Доман — столица государства эльфов Ангрианн или Северный Золотой Лес, расположена на востоке континента Аганроуз. Здесь находится резиденция Владыки Золотого Леса.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться