Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

23.1 Большое похмелье от маленькой победы

Бунт и революция мне никогда не нравились.
— Александр Пушкин

Снова утро, тхаров гонг и беготня в душевую и обратно. Пятый учебный день начался. 

Мы чуть не опоздали. Провозились с одеванием дольше, чем рассчитывали: Анджи захотела подвести и без того яркие глаза черным, прихорашиваясь перед свиданием. Схватив сумку с конспектами и готовый заказ для Кайи, я выскочила вслед за соседкой из комнаты и понеслась на завтрак. Холодный резкий ветер с гор моментально сдул остатки сна и ударил меня ознобом. Это заставило ускориться, но все равно я порядком промерзла, пока бежала. Усевшись за стол рядом с Анджиной, с облегчением перевела дух: успеваем поесть. Теперь можно не торопиться и спокойно цеплять ложкой комковатую кашу из кимуры.  

Разговоры о главном событии этого месяца — отборочном туре в Сарросе — продолжились. Все были оживлены и делились впечатлениями о вчерашнем заезде. Странно, но о бедном погибшем гонщике и его раненом товарище сегодня не вспоминали вообще, нахваливая победителей. 

Похоже, не интересны соревнования здесь были только мне, да еще Анджине — она механически жевала невкусную кашу, витая в мыслях где-то очень далеко.

Первыми в расписании пятницы значились теория и практика зельеварения. Здесь меня поджидало нечто необычное. Едва я появилась в аудитории, ко мне подскочили сразу несколько однокурсниц. Я уже как-то свыклась с холодными взглядами и презрительными усмешками; милые улыбки и пожелания светлого дня стали новинкой.

Заводилой явилась Кайя, которой, конечно, не терпелось посмотреть, за что же она отдала целых пять золотых. Я не стала томить девушек: развернула свое творение и представила его на суд заказчицы и ее подруг. Восторженные охи и ахи меня даже не удивили. Сумочка действительно вышла очень красивой. Гораздо лучше, чем моя. Добротная ткань и яркие аппликации, ровные надежные швы — даже самым злым критикам не пришло бы в голову назвать это торбой или сумой. Настоящий модный дамский аксессуар. А вот то, что у меня моментально появилось еще несколько заказчиц, искренне порадовало. Я договорилась с ними на тех же условиях, что и с Кайей, хотя им придется ожидать своей очереди. Постараюсь шить в день по сумочке — деньги нужны срочно, мне необходим новый плащ, ведь холодает день ото дня.       

Лейра декан, наверное, надышалась одним из своих эликсиров. Поверить не могу, что она удостоила мой реферат похвалы. По крайней мере, я сочла таковой ее фразу: «Адептка Дарн, я ожидала чего-то худшего». Она больше не придиралась, хоть и не изменила своей обычной холодно-презрительной манере общения со студентами. Такая перемена одновременно и радовала, и настораживала. Очень хотелось узнать ее причину.

Следующий час, пока мои однокурсницы практиковались и варили декокт от прыщей, я провела в библиотеке, готовясь к лекции магистра Буру по магвзаимодействию веществ. Прошлась по следующим темам, ведь из-за болтовни с мальчишками вникнуть в то, что говорит зануда-ректор просто невозможно. А то, что нам с Яром и Лессом есть что обсудить, помимо скучных формул, очевидно.

На сей раз я пришла в аудиторию самой первой, опередив шустрых «строителей». Уселась в последнему ряду и, как раз, доставала конспект и стилос, когда в кабинет ввалилась толпа парней в мантиях с желтой оторочкой. Удивительно, но сегодня «строители» были не такими замороженными, как обычно. На меня они пялились, словно век адепток не видели.

— Смотри, Филло, твоя девушка уже здесь!

Далее последовали довольно неуклюжие шуточки.

Вот уж чего от этих всегда серьезных заучек не ожидала! Подошел Лессли. Он, как мог, шикал на внезапно расхулиганившихся приятелей, но это мало помогло. Лишь когда, ближе к звонку, подтянулись другие факультеты, «строители» обрели подобие своей обычной сушеной серьезности.

— Они считают меня твоей девушкой? — Я насмешливо улыбнулась приятелю, который все это время ерзал на сидении рядом со мной, то краснея, то бледнея.

— Извини. У нас был сегодня двухчасовой семинар у Аэлии Рикс. Едва мозги там не свихнули — вот ребята и расслабились чуток.

— То-то я смотрю, они какие-то возбужденные сегодня. Магистр Рикс действует бодряще на мужской пол, — заключила я, наблюдая, как к нам пробирается — другого слова не подберешь — Яр. Вот кому общение с Рикс сейчас бы не помешало! Оборотень выглядел встрепанным и сонным, словно только что проснулся. Да так все и было — это выяснилось, когда Яр миновал ловкую засаду, которую на него устроили мои товарки-зельеварщицы, и повалился на скамью рядом со мной.

Достав из подпространственного кармана бутылку — предположительно, воды — сделал несколько жадных глотков и только потом поприветствовал нас:
— Све… дня, — очевидно, это означало: «Светлого дня». После чего оборотень со стоном уронил голову на парту.

— Эк тебя, разобрало, — посочувствовал Лесс. — Ты только что из дома?

— Вероятно. Не помню… Голова трещит. Миа, звездочка моя… дай что-нибудь от головы.

— У меня нет ничего, — я смерила эту жертву алкоголя недобрым взглядом. — Могу дать по голове. Не поможет?

— Жестокая. Ты же зельевар… — он застонал, держась за виски.

Страдания Яра не остались незамеченными клубом его фанаток. Девушки перешептывались, не сводя глаз с представления на задней парте, забавно вытягивали шеи, чтобы лучше рассмотреть своего кумира и расслышать, что он говорит. 

И вот случилось неизбежное: мягкие женские сердца переполнились сочувствием и желанием спасти бедолагу. К нам подскочила шустрая Кайя и поставила перед Яром крохотный пузырек из темного стекла:
— Лейр Тореддо, у вас голова болит, я слышала? Попробуйте мое средство, сама варила. У меня всегда с собой флакончик.

Яр с трудом сосредоточил взгляд на пузырьке, с сомнением покачал головой и неприязненно глянул на девушку:
— Извини, дорогая, не приучен брать конфетки у чужих.

Кайя залилась мучительным румянцем, хотела ответить, но смешалась, схватила флакон и убежала. Я раскрыла рот, чтобы возмутиться грубостью оборотня, но Лесс меня опередил.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться