Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

24.1 В Бродяжий стан

Опасное это дело, Фродо,
— выходить за порог: стоит ступить на дорогу и,
если дашь волю ногам, неизвестно, куда тебя занесет.
— Дж.Р.Р. Толкиен «Властелин колец»

Я печально оглядела содержимое своей половины шкафа. На вешалке сиротливо болтался мой «замечательный» плащ. Ох, как же не хочется снова надевать его! Слишком свежо еще в памяти презрительное: «Бродяжка!» от старшекурсниц. Можно сто раз повторять: мне все равно, что думает кто-то неумный по поводу моей одежды, но ран, нанесенных самолюбию, это не излечит. Я вздохнула и накинула плащ прямо на спортивную форму. Серая, потертая по швам и подолу ткань неровными складками свисала до пола, скрывая фигуру. Косы убрала под одежду. Надеюсь, иллюзия у Яра качественная: не только черты лица изменит, но и прическу скроет. Недовольно хмурясь, осмотрела себя — волноваться не стоит, на такого задрипыша никто и не взглянет второй раз, даже иллюзия не нужна.  

Зато выйдя из общежития, порадовалась, что разум все-таки возобладал над гордостью. Плащ хоть и был холодным, зато плотным и вполне защищал от пробирающего до костей ветра. Стараясь никому не попадаться на глаза, я помчалась на место встречи с ребятами. 

Вбежала в рощицу и остановилась, пытаясь различить среди деревьев друзей. Никого не увидела и уже решила, что пришла первой, когда навстречу откуда-то вышел Яр, его черный плащ почти сливался с тенями, прячущимися под деревьями.

— Ты специально выбрала эти лохмотья? — оборотень смерил меня критическим взглядом и нахмурился.

— М…да, — я неопределенно мотнула головой. Говорить, что выбора у меня и не было категорически не хотелось. И какое ему дело?

— Молодец, умно. Я тоже оделся неприметно, хотя Най говорит, что в Бродячем стане много оборотней, так что маскироваться бессмысленно, любой из них сразу учует альфу.  

Я насмешливо улыбнулась: плащ великолепной эльфийской работы с крупным изумрудом в изысканной серебряной оправе — в качестве застежки, — неприметным никак не назовешь. С белыми как снег волосами, непокорными прядями, падающими на воротник, Яр казался, если не прекрасным принцем, то уж точно знатным вельможей. Ну а я по контрасту с ним — нищей побирушкой.  

— Финно запаздывает: их задержали на практике. Представь, их действительно заставляют вручную класть кирпичи и носить цемент! Я слышал об этом и раньше, но думал, что это враки.

— Бедняги, — пробормотала я рассеянно, ведь размышляла совсем о другом. То, что Лесс задерживается, мне на руку: я хотела переговорить с Яром на весьма деликатную тему. Правда, для этого требовалось вначале преодолеть собственное немаленькое смущение. Однако лучшей возможности все выяснить не представится, и я решилась: — Яр, я хотела спросить, что между тобой и магистром Рикс?

По нахальной морде оборотня расползлась торжествующая усмешка.

— Ревнуешь, детка? — и тут же — широкий шаг ко мне и оборотень навис надо мной. Я немедленно отпрыгнула назад.

‘Не дождешься, перевертыш!’ — тонкий возмущенный голосок заставил обоих недовольно скривиться.

— О, Светлая мать! Я и забыл о тебе, цветок!

‘Не ругайся, хвостатый, здесь благородные девы!‘

— Билли, не вмешивайся, пожалуйста! Яр, я серьезно. О вас уже ходят самые нелепые слухи. Пойми, я беспокоюсь о тебе, как о друге, а вовсе не ревную.

Альфа оборотней отвернулся, и мы медленным шагом направились к стене.

— Не думай об этом, малышка. У меня все под контролем. Рикс очень хочется получить заказ от нашей корпорации. Это престижно, а дамочка с серьезными амбициями. Я пообещал содействие, но с условием, что она и ее мамаша будут лояльны к моим друзьям. Так что, твоя тэ’Остэйн больше к тебе цепляться не станет.

Некоторое время я молчала, переваривая услышанное.

— О Яр, спасибо, конечно. А я-то гадала, что же случилось с нашей свирепой ведьмой!.. Но ты все-таки не должен был на это идти. Это ведь не все, что ей нужно, да?

Оборотень не ответил. Полагаю, намеренно. Вместо этого он обернулся к Лессли, который как раз нагнал нас:
— Эй, ты что, ногами глину месил? — он кивнул на заляпанные уже подсохшей грязью сапоги парня.

— Извините, не успел переодеться после стройки, — Лесс попытался прикрыть обувь полами плаща, но махнул рукой, оценив бесполезность своих попыток. — Миа, я тебе шапку принес!

Я с удовольствием напялила на голову шапку, связанную из тонкой темно-серой шерсти. Спрятала выбившиеся пряди волос и требовательно взглянула на Яра:
— А где обещанная иллюзия? Или я и так на мальчика похожа?

Лесс с сомнением хмыкнул. А Яр вытащил из кармана медальон с серым невзрачным камнем и надел его мне на шею, велев не убирать под плащ.

После чего оба парня отошли на шаг и критически оглядели меня.

— Сгодится, — был их вердикт.

— Я хочу это увидеть! — меня просто распирало от любопытства.

Яр медленно провел рукой передо мной, бормоча заклинание закрепления материи. От его ладони разлилось голубоватое свечение; оно все уплотнялось, росло, и через секунду в воздухе зависла узкая зеркальная плоскость со рваными краями. В ней отразился паренек лет тринадцати, с довольно темной кожей и большими удивленными карими глазами. Волосы были полностью скрыты под низко надвинутой шапкой. От обычной меня в подростке осталось только любопытство, написанное на острой некрасивой мордашке.

— Здорово! — протянула я восхищенно.  

Парни облегченно выдохнули, видимо, подсознательно ждали совсем не такой реакции от девицы, привыкшей, что ее считают хорошенькой. Украдкой я осматривала себя: руки стали как будто больше, а кожа темнее. Отличный артефакт, весьма достоверная иллюзия. Любопытно, изменилась ли моя фигура под плащом, но разглядывать себя там на ходу было неудобно. Мне ужасно понравился этот маскарадный костюм. Мелькнула мысль: если сбегу из университета в таком виде, герцогу не отыскать меня.  



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться