Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

24.2

Как только мы подошли к стене, Яр ловко забрался наверх и, пригнувшись, протянул мне руку. Лесс намеревался поднять меня за талию, как и в прошлый раз, но зеленые всполохи кольцом окружили меня и резко оттолкнули его руки.

‘Побереги-ка лапки, мальчик!’ — пронзительно пропищал Билли.

— Да я же помочь хотел… — Лесс отступил от меня на приличное расстояние.

‘Не лезь, если не просят’, — прозвучал ворчливый ответ.

Со стороны улицы послышался шум. Яр обернулся и неразборчиво выругался, глядя куда-то вниз. Из-за стены взметнулся здоровенный зеленый побег, который на глазах превращался в толстую лиану. Мы с Лессом ахнули и невольно попятились, а больше ничего не успели, потому что монструозный отросток живо обвился вокруг меня, легко поднял высоко над землей и в какую-то секунду перенес через стену. Дух захватило от неожиданного полета! Аккуратно поставив меня на землю с внешней стороны, лиана спиралью обвилась вокруг, а после мгновенно исчезла, словно впиталась в одежду. Я стояла ни жива ни мертва, не в силах отдышаться. 

— Ого! И что это было? — послышалось за спиной.

Я обернулась на чужой голос и увидела Найрета, донельзя изумленного моим неожиданным прилётом.

— Что это за магия, парень?

Яр и Лесс присоединились к нам, запросто спрыгнув с пятиметровой стены.

— Не узнал малышку Мию под иллюзией, Най? — насмешливо спросил альфа у сводного брата. — Ты где в универе настолько мелкого пацана видел?

Глаза у старшенького Тореддо еще больше округлились. Он обошел меня кругом и  восхищенно присвистнул.

— И все-таки, что это была за магия? Я просто прибалдел, когда этот стебель втянулся в тебя. Это не магия земли.

— Да мы сами немного офигели от такой скорости. Следует признать, это смотрелось эффектно. Если бы еще Миа не визжала, было бы вообще здорово.

— Я старалась потише!

— Боюсь, крошка, у тебя не получилось, — огорчил меня Найрет. — Надеюсь, никто не слышал. Отправляемся?

Мы, не особенно торопясь, прошли глухим и мрачным переулком в сторону противоположную от центра городка. Вскоре свернули на не менее скучную улицу с пропыленными одноэтажными коттеджами с чахлой растительностью в палисадниках. Прямо на дороге, в угольной пыли, возилась чумазая ребятня.

— Откуда такое название — Бродяжий стан? Что за бродяги там живут? — поинтересовался Лессли. Я навострила уши — любопытно ведь. Только мое предположение и вовсе фантастическое — будто само предместье бродит, постоянно меняет место.

Найрет охотно поделился знаниями:
— Один старик в трактире рассказывал, что полвека назад на склонах окрестных холмов находили золотые самородки. Стоило копнуть лопатой, и был шанс наткнуться на карман с золотой россыпью. Некоторые везунчики за раз поднимали золота тысяч на двадцать, но большинство, естественно, впустую бродило по горам. Вот и звали стан Бродяжим. Ну, золото скоро закончилось, зато неподалеку открыли месторождение магического железа, многие «бродяги» подались в рудокопы, а название осталось.

Углубляясь все дальше в лабиринт улиц, уводивших нас от университета, мы с любопытством осматривались по сторонам. Может, когда-то Бродяжий стан и был лишь жалким поселком старателей, но с тех пор утекло много воды — Виал разросся, и ныне так называют все северное предместье города, где располагаются склады и конторы добывающих компаний, и, конечно, жилые дома их работников.  

— Ха, судя по всему, железо приносит им куда больше прибыли, чем когда-то бродяжничество за золотом, — Яр кивнул на дома из камня, закопченные и неопрятные с виду, но без сомнения, добротные.

Да, люди здесь отнюдь не бедствуют и содержат свои дома в порядке. Тем более бросалось в глаза убожество окружающей их растительности. Неужели жителям действительно настолько безразлично, что деревья возле их домов больны, а редкую траву покрывает серая пыль, которую не способен смыть даже ливень? 

И я в очередной раз задалась вопросом: в чем причина такого равнодушия у местных к окружающему миру?

Постепенно сгущались сумерки, дома тонули во мраке. Фонари не разгоняли тьму, а, казалось, усиливали ее, бросая тревожные оранжевые блики на лица. На горизонте яркое зарево огней ярмарки освещало полнеба и служило нам ориентиром. Все чаще встречались прохожие, и, наконец, мы влились в поток горожан, стремящихся развлечься этим вечером.

Первое, что меня поразило, когда мы вышли на площадь, — иллюминация. Множество ярких разноцветных огней. Это было ошеломляюще красиво, завораживало, притягивало, создавало атмосферу праздника. Глаза невольно разгорались от пестроты красок, сердца зажигались весельем. Нарядные платья, расшитые плащи в одной толпе с грубыми робами рабочих. 

Музыка, смех, зазывные крики торговцев сливались в праздничную феерию, и мне против воли безумно захотелось стать частью этого веселья. Я с любопытством разглядывала пёстрые шатры, установленные в центре площади, а рядом, на грубо сколоченном помосте, попеременно и вместе, выступали акробаты, актеры и танцовщики. Все это было так ново для меня, хотелось посмотреть представление, побродить от палатки к палатке, любуясь на все эти чудеса.

Мое восхищение ярмаркой, конечно, не укрылось от моих спутников. Им все это было далеко не в новинку: девушки не пользуются такой свободой, как парни, это несправедливо. Я так много потеряла! 

— Впервые на ярмарке? — улыбнулся Яр.

— Мы еще успеем здесь все осмотреть, а сейчас — ужинать! — Найрет указал на одно из зданий, фасадом выходящее на площадь. Над невысоким каменным крыльцом был натянут тент для защиты от дождя, над ним желтыми магическими огнями светилось название — «Карман, полный золота». Я невольно усмехнулась: благодаря экскурсу в историю этого места, мы поняли, что имеется в виду.

Яр вдруг ухватил за шиворот какого-то оборванного мальчонку, который некоторое время крутился рядом с нами. Тот немедленно залился слезами, шмыгая носом и умоляя «доброго господина» отпустить его.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться