Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

25.3

— Ребята, как насчет слухов о девушках? — нетерпеливо напомнила я.

— Да, теперь можно и этим заняться, — протянул Яр и, загадочно усмехнувшись, подмигнул Найрету. — Ну что, брат, принесешь себя в жертву?

Старшенький Тореддо излишне громко вздохнул и жестом подозвал одну из подавальщиц.

В жертву? Я не поняла, о чем говорит Яр, и беспокойно покосилась на Лесса. Тот, похоже, знал, в чем дело, потому что слегка ухмылялся братьям. Что тут за тайны от меня? Я нетерпеливо заерзала на лавке, но пока формулировала претензии, нам принесли обед.

Похоже, в стоимость обслуживания здесь входило размещение частей тела подавальщиц на клиентах. На сей раз щедро дарованными телесами, почти вывалившимися из лифа, ткнули прямо в лицо Найрету. Но тот, оказалось, ничуть не возражал, обхватил талию рыжеволосой девицы и, притянув к себе, что-то прошептал ей на ушко. Дама выразила восторг, и оборотень, не выпуская ее талии, встал. Парочка прошла через зал и поднялась по лестнице на второй этаж.

Что происходит, а? Ребята сосредоточенно работали ложками и как будто не обратили на уход Найрета никакого внимания.

— А куда это они? — Надо же мне прояснить странное поведение старшего Тореддо. Но, подозреваю, вопрос показался моим приятелям запредельно тупым, — оба так и прыснули, и ржали в голос минуты три. Я бесилась про себя и терпеливо пережидала непонятный приступ веселости, запивая раздражение морсом из большой жестяной кружки. 

— Най скоро вернется, просто допросит свидетеля, — ответил, наконец, Яр и снова засмеялся.

Мне этот смех показался обидным. Ну, могли бы толком объяснить, что происходит, но эти… Мужланы! Я надулась, а Лесс наклонился ко мне, слегка коснувшись руки.   

— Тхар, это действительно неподходящее место для тебя, Миа. — теперь он хмурился. —
Напрасно мы взяли тебя с собой.

С последним я была уже почти согласна. Прекрасно прожила бы и без знаний о таких местах. И чего пошла? Сидела бы в общежитии и мирно шила сумочку.

— Не забудь, что Миа сейчас выглядит как мальчик, а ты лезешь чуть не с поцелуями, — упрекнул Лесса Яр, который вдруг оборвал смех и тоже стал серьезным. — Не хватало еще привлечь к нам внимание, чтобы нас выкинули отсюда, как извращенцев.

Едва друзья покончили с ужином, к нашему столику подошла очередная скудно одетая девица и принялась строить глазки Яру — оборотню стоило больших трудов спровадить ее без шума.

— Извини, малышка, — Яр перегнулся через стол, стараясь говорить так тихо, чтобы слышала лишь я. — Самый простой и надежный путь выяснить, насколько местные в курсе темных дел, которые у них творятся, — расспросить вот такую веселую девицу. Для здешних обитателей мы чужаки, они не будут откровенничать с нами…

— Понимаю, не извиняйся. В конце концов, я сама с вами напросилась.

Вскоре вернулся невероятно взъерошенный Найрет и, дав знак, что все расскажет потом, принялся за остывший ужин. 

Быстро покончив с едой и напитками, мы вывалились на улицу. О студеный ночной ветерок Горного края! Я с наслаждением вдохнула воздух, свободный от смрада таверны. Я больше ни ногой в «Карман, полный золота»! 

На площади все еще шумела ярмарка, громко играла музыка, у одного из павильонов кто-то затеял свару, зрители столпились вокруг сцены и аплодировали акробатам в сверкающих блестками трико. 

Мы сбились тесной кучкой у стены одного из домов.

— Ну, что узнал? — спросил брата Яр. — Глухо все. Только слухи, что на площади видели девушек-адепток: они крутились возле палаток торговцев. Искать их теперь, все равно что иголку в стоге сена. Ни для кого не секрет, что среди заезжих купцов есть весьма скользкие типы, но пока они исправно платят пошлины властям города и мзду стражам, никто и не подумает подозревать их в краже девиц. Боюсь, больше нам никто не скажет. Девица была напугана моими расспросами.

— Ты уверен, что она не врала, насчет заезжих торговцев? — спросила я.

— Не уверен. Она могла и специально чужих оговорить, если боялась выдать местных.

— Ну так что — выходит, это тупик? — нетерпеливо спросил Лесс.

— Пойдемте, хоть взглянем на эти палатки. Не зря же пришли! — предложил Яр.

Все согласились, и мы влились в пеструю толпу гуляющих.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться