Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

29.1 Трудности выбора

Я думаю, что лучше одиноким быть,
Чем жар души «кому-нибудь» дарить.

Бесценный дар отдав кому попало
Родного встретив, не сумеешь полюбить.
— Омар Хайям

Наутро, сразу после сигнала нашего «любимого» гонга, к нам заглянула Элла. Несмотря на ранний час, на ее плечах уже красовался плащ.

— Спите еще, девчонки? А мы с соседкой вышли умыться снегом. У нас в деревне все девки так делали — потом румянец во всю щеку целый день! А снег-то уже весь серый, будто выпал в прошлом месяце. Да еще мороз такой ударил. Ух!

Что? Я мигом забыла про сон и желание поваляться под одеялом и подскочила к окну. 

Всего за одну ночь снег покрыла грязная серая корка. Все, что вчера так радовало глаз и сердце безупречной чистотой и свежестью, теперь осквернено и привычно изъедено вездесущей тьмой. Подумать только, всего ночи ей хватило, чтобы вернуться на былые позиции.

Все эти недели мы, как я и обещала принцу-консорту, не предпринимали никаких новых шагов для того, чтобы привлечь внимание общества к проблеме Горного края. Клятва-то магическая — даже говорить на эту тему словно что-то мешало. Газеты еще пару дней пошумели, да на этом все и закончилось. Как по волшебству возникли новые важные темы и происшествия; думаю, это произошло не без указаний свыше. Однако принц выполнил свое обещание: призвал на Королевский совет отца Яра. Дарк те’Тореддо изложил свои соображения по поводу внедрения технологий очистки. И первые фильтры и артефакты уже готовы к монтажу на самом крупном руднике Горного края.

Вроде бы дело сдвинулось с мертвой точки, и нам не о чем беспокоиться, но такая чернота за единственную ночь… Как это возможно? Мы в центре города, поблизости нет крупных предприятий и шахт — всего лишь учебные, но они не в состоянии выпустить столько гари за ночь. 

Чем дольше я тут живу, тем чаще приходит в голову, что эта «чернота», словно хищное существо, обладает зачатками разума и инстинктом захватывать все новые и новые территории. Зачем это ей? А может, кто-то ею управляет?

— Ну, раз на улице морозец, ты не отвертишься, подруга, и наденешь те сногсшибательные обновки! — Голос Анджины звучал приглушенно: она валялась в кровати и с удовольствием потягивалась. — Платком уж точно не обойдешься настоящей-то зимой.  

Еще вчера, несмотря на ворчание и протесты Анджи, я убрала обновки обратно в чемодан. Твердо решила не трогать, пока не выясню, кто и зачем подарил такую роскошь. Но сейчас призадумалась: все-таки бесконечно глупо мерзнуть из-за принципов. Может, и не важно, кто это прислал? Если бы это имело значение, отправитель назвался бы, разве не так?

— Так ты действительно уверена, что это прилично? — в десятый раз спросила я соседку. Как-то незаметно мы стали подругами, и простая, даже грубоватая, манера общения оборотницы меня больше не отпугивала — обнаружилось, что за ней прячется добрая ранимая девушка.

— О, ясен Свет! Спаси меня от этой святоши! — Анджина накрыла голову подушкой и уже из-под нее прокричала: — Прилично и даже очень! Неприлично кутаться зимой в платок, словно ты и вправду бродяжка.

Решено: надеваю обновки!

И настроение моментально взлетело вверх, мне ужасно хотелось покрасоваться в новом плаще и выгулять блестящие сапожки по здешней грязи. Сменить, наконец, надоевшее платье, которое от частых стирок стремительно теряло вид и превращалось в тряпку — я даже начала задумываться о том, чтобы потратить часть отложенных денег на ткань и сшить новое, а тут внезапный сюрприз! Такого тонкого сукна, как на новых платьях, во всем Виале не сыщешь!

Я торжественно облачилась в светло-серое платье — решила носить его под форменную мантию, обула сапожки, накинула на плечи плащ. Расправила складки и капюшон и повернулась к соседке, которая тоже готовилась к выходу и как раз надевала симпатичную шубку из стриженого меха ханна. 

— Принцесса, куда ты дела бродяжку? — притворно всплеснула руками Анджи.  

Стараясь не обращать внимания на ошеломленные взгляды встретившихся на нашем пути адептов, мы вышли на улицу. Морозец и вправду оказался крепким: ледяной ветер задувал с гор. Серая ноздреватая корка снега на нечищеной дорожке поскрипывала под подошвами. Как здорово, оказывается, не бежать со всех ног в тепло столовой, съежившись и дрожа, а прогуляться, чувствуя обжигающее дыхание зимы только на лице, от него щеки расцветают задорным румянцем.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться