Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

31.1 Зимний бал

Какие же они странные, эти дни, в которые
положено радоваться согласно календарю.
— Марк Леви «Где ты?»

Снова побежали дни, лекции, бесконечные рефераты, подработка, вечерние посиделки с друзьями — недолгие из-за морозной погоды и всепроникающего ледяного ветра, задувавшего с гор.

Утро дня, посвященного богине зимы и смерти Морране, наконец наступило. Адепты ждали этого целый месяц — вечером в столовой состоится ежегодный зимний бал. Девушки начали готовиться чуть ли не за неделю: накладывали целебные маски от прыщей и для улучшения цвета лица, бегали из комнаты в комнату, разыскивая помаду или румяна нужного тона, пробуя разные прически. Кто-то от волнения подпалил себе волосы, кто-то прожег лучшее платье… С шести утра в коридоре слышались беготня, взволнованные крики, ругань, топот ног… Хотелось бы мне сбежать из этого приюта озабоченных девиц! Но и меня вовлекли в приготовления: кого-то причесать, кому-то подшить отпоровшийся подол юбки, кто-то непременно желал услышать мое мнение о новом платье...

Сама я ничуть не волновалась. Уже решила, что ничего на голове крутить: Анджи заплетет мне эльфийскую косу. Надену строгое темно-синее платье. Буду одиноким темным облачком в радужном цветнике адепток. Даже если потеряюсь среди них — ничего страшного: этот бал меня не особенно интересует. 

Ненавижу танцы! Правда, настоящего партнера у меня никогда не было, ведь я не бывала на светских вечерах. Тощий старый учитель танцев и этикета всегда пребольно колотил меня стеком по спине, чтобы выправить осанку. Может, поэтому я не люблю танцевать? Уверена, ничего интересного на балу не случится. Мы с Яром и Лессли оттопчем друг другу ноги, затем я потихоньку ускользну в общежитие, а они пусть продолжают веселье по своему вкусу.

Гораздо больше меня волновала сессия, которая начнется через неделю после Морранова дня. Не завалить экзамены — вот что действительно важно. Конечно, до конца года вряд ли отчислят, но хотелось утереть нос герцогу, если он вновь решит, что мне пора замуж.  

К полудню все наши девы улеглись отдыхать, беготня прекратилась и я получила возможность часа два посидеть над учебником по магвзаимодействиям веществ. А затем вернулся хаос и закрутились последние приготовления. 

К шести мы с Анджи были полностью готовы. Оборотница красовалась в роскошном наряде: нижнее платье из тяжелого плотного шелка, а верхнее из легкой золотистой органзы. Ее смоляные пряди завили крупными волнами и убраны в высокую прическу, которая смягчала тяжеловатые черты Анджины, делая ее похожей на юную королеву.

— Найрет искусает себе сегодня локти!

— Пусть хоть обглодает их до костей, тхаров сын! Знаешь, кого этот негодяй пригласил? Аннику Верди!

О, моя «пурпурная» неприятельница! Мда, Най — идиот! Это что же, мне предстоит проводить время с рыженькой Анникой? Ведь Яр наверняка захочет пообщаться с братом. Ну уж нет!

— Другого я от него и не ожидала! — Анджи говорила равнодушно, но я-то знала — она до сих пор тоскует по легкомысленному оборотню. И хотя у нее имелся кавалер на сегодняшний вечер — какой-то пятикурсник с факультета металла и камня — сердце подруги никак не хотело забыть Найрета.

Я расправила складки на расклешенной к низу юбке, платье сидело идеально по фигуре, правда, его пришлось немного ушить в талии, так как я похудела на столовской диете от старика Буру. Анджи заплела мои светло-русые волосы в эльфийскую косу — несколько плоских кос сплетались на затылке в сложный красивый узор. Такая коса сама по себе — украшение, так что я считала себя полностью готовой к балу. Наносить косметику к моему простому наряду я сочла излишним: ресницы и брови и без того черные, а губы — розовые, что еще нужно? У меня и так на сегодняшний вечер целых два спутника! Кстати, Ада осталась без сопровождающего и ужасно злится на меня, потому что Лесс отказал ей, да и другим девушкам тоже.  

— Дарн, тебя там внизу твои кавалеры спрашивают! — к нам заглянула рыженькая подружка Эллы и Анджины. — А ты чего, еще не одета?

Я завела глаза к потолку: конечно, если я не разряжена в шелка и бархат, то, естественно, не одета к празднику. Пора ломать этот стереотип! Я развела руки в стороны и покружилась:
— Я готова!

Соседка недовольно поджала губы, оценив, что мое платье, пожалуй, стоит больше, чем весь ее наряд вместе с украшениями.

Анджина накинула мне на плечи плащ и аккуратно выправила косу:
— Иди уже, не заставляй парней мерзнуть, не то они сразу же примутся за отогревающие настойки и быстро забудут, зачем вообще пришли на бал!

— Так спиртное запрещено! Разве нет?

— Как же! Студенты на выдумку горазды, уж поверь.

Внизу в холле девушек ожидали кавалеры — целая толпа молодых людей, я даже оробела. Госпожа Дорджи бдительно охраняла подступы к лестнице на женскую половину, свирепо зыркая на самых нахальных из юнцов. Я несмело прошла сквозь этот строй. Многие юноши озаботились своим внешним видом не меньше, чем девушки — завили волосы, разоделись, а от слишком сильного запаха парфюма нестерпимо защекотало в носу, я ускорила шаги. Взгляд выхватил из толпы наглую физиономию Найрета Тореддо — оборотень прислонился плечом к стене в ожидании «пурпурной» Анники. Тот нагло подмигнул и бросил:
— Прекрасно выглядишь, маленькая Миа. Твои на улице ждут.         

Ух, как я зла на этого негодяя за то, что выбрал мою неприятельницу! Извинения, что он, может быть, и не подозревал о нашей вражде, выражавшейся в мелких каждодневных гадостях, меня не волновали. Он должен был пригласить Анджи, которая до сих пор страдает по нему, и точка!

Больше ни на кого не глядя, я быстро проскочила холл. Кто-то галантно распахнул передо мною дверь, и я оказалась на улице. Ранние зимние сумерки окрашивали и без того серый пейзаж поистине в траурные тона. Резкий ветер и небольшой морозец заставили плотнее запахнуть плащ.



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться