Миа: Тьма над Горным краем. Часть 1

31.3

Налюбовавшись красотами зала, я обратила внимание на своих спутников. С гордостью отметила, что Лесс вырос настоящим красавцем. Смуглую кожу и почти черные глаза выгодно оттенял сшитый на манер военного кителя светло-серый камзол с воротником-стойкой. Темные брюки облегали длинные стройные ноги.

А Яр, как и всегда, выглядел словно принц из волшебной сказки. Темно-зеленый камзол с вышивкой золотом и черные кожаные брюки выгодно подчеркивали достоинства его атлетической фигуры. Белоснежные волосы были собраны в хвост.        

Едва мы вошли, я поймала на себе не один десяток ненавидящих взглядов от девиц. Вероятно поэтому сразу же возникла настоятельная потребность спрятаться от этой толпы за широкими плечами моих спутников. Глупость, конечно, — здесь все, кого я регулярно встречаю в столовой. От рассерженных девиц следует ожидать мелких неприятностей, но мне ли их бояться? Я постаралась отодвинуть тревогу на краешек сознания.

— Ребята, вы оба прекрасно выглядите! Все девушки будут мне завидовать и желать, чтобы я захлебнулась пуншем! — говоря так, я вовсе не шутила: хотелось донести до них то, что я чувствовала. — Обещайте, если вы вдруг встретите здесь ту самую, единственную и неповторимую леди мечты, вы забудете, что я ваша пара на этом балу. Обещаете?

Два моих кавалера смерили меня возмущенными взглядами.

— Ты вроде бы еще не пила, дорогая, а уже мелешь дичь, — отчеканил Яр, и добавил, обращаясь к Лессу: — Мие пунша не даем, только лимонад!  

— А что я такого сказала? Не хочу, чтобы из-за нашей дружбы, вы…

— Ш-ш-ш, Миа! — Лесс взял меня под локоток, и деликатно подтолкнул к накрытому столу с закусками. — Мы уже встретили такую девушку, другие пусть ищут свободных.

— Но Лесс, мы же договаривались… — начала я, но тут вмешался Яр и со словами: «Открываем ротик!» запихнул мне в рот небольшое пирожное, прерывая мою возмущенную тираду. 

Что с ними делать? Вкусное, кстати, пирожное, с заварным кремом; ректор действительно расщедрился сегодня.

Пока я, гневно сверкая глазами, сосредоточенно жевала, рядом с Лессом откуда-то возникла Ада. Смуглянка эффектно выглядела в ярко-желтом платье. Сейчас она усиленно делала вид, что поглощена выбором закусок на столе, а сама потихоньку подбиралась к предмету своих воздыханий. Несколько девушек с целительского наблюдали за ее действиями и периодически подзадоривали Суаду одобрительными жестами и ужимками. Лесс повернулся, чтобы налить мне лимонада, и тут Ада совершенно случайно и ненамеренно натолкнулась на него. Пирожное с масляным кремом, которое она держала в руке, хитрым образом (я-то все видела!) оказалось прижато к нарядному светлому кителю моего друга.

—Ах, господин Финно, извините! — кричать Ада могла бы потише — так ее реакция выглядела бы натуральнее. — Я такая неловкая, позвольте почистить ваш великолепный камзол! Давайте отойдем в сторонку, я все исправлю.

Она потянула Лесса за рукав, но тот не позволил ей сдвинуть себя с места.

Мы с Яром с живым интересом наблюдали за попытками Ады и решительным отбрыкиванием ее жертвы.

— Ставлю золотой, — наклонился к моему уху Яр, — она не отступит.

— Благодарю, не стоит беспокоиться, госпожа, — сухо ответил Лесс и повернулся к целительнице спиной. По сведенным бровям и плотно сжатым губам я видела, что друг не расположен к дальнейшей беседе с девушкой, но, к сожалению, Ада решила проявить настойчивость.

— Но позвольте, господин Финно, я должна помочь вам… 

Лесс невежливо проигнорировал юную искусительницу и, проводя рукой над масляным пятном, вместо заклинания очищения из бытовой магии прошептал что-то вроде: «Ты достала меня, идиотка!» Удивительно, но пятно исчезло.  

Ада некоторое время топталась за спиной у Лесса, но вскоре все-таки поняла, что это бесполезно. Пронзив меня напоследок ненавидящим взглядом, брюнетка отошла к подружкам. Похоже, наши приятельские отношения не пережили отказа Лессли. Впрочем, все разладилось раньше, с исчезновением Берны. Как оказалось, улыбчивая блондинка скрепляла всю нашу маленькую компанию за обеденным столом своим дружелюбием и неизменной веселостью. Я огорченно смотрела вслед исчезающей в толпе брюнетке.

— Не обращай внимания на убогую, Миа. Я уже говорил, как ты прекрасна сегодня? — спросил Лесс. Сердитая складочка между его бровей уже разгладилась.   

— Спасибо, рада, что кажусь такой. — Он улыбнулся и напомнил мне того мальчишку, каким был когда-то. Мои губы непроизвольно расплылись в ответ. Я и в самом деле довольна, что выгляжу не хуже других девиц в этом зале. Да, наряд не яркий, зато элегантный, а благодаря живым цветам, я такая же нарядная, как остальные.

В зал вошел Найрет под руку со счастливой, улыбающейся во все зубы, Анникой. Сегодня на «пурпурном чуде» был наряд из голубой органзы с бесчисленными рюшечками на юбке, так что платье казалось мохнатым. Парочка сразу направилась к нам, и я тут же напряглась — любезничать с Анникой сразу же после неприятной сцены с Адой, не хотелось.    

Вопросительно взглянув на Яра, я увидела, как тот, безо всяких просьб с моей стороны, покачал головой. Найрет понял его и, немного нахмурившись, повел свою партнершу на другой конец зала.

— Не волнуйся, эта Верди в девушках у Найя не задержится. Как, впрочем, и все остальные.

— Лучше бы он Анджи пригласил.

Яр слегка поморщился и как-то обреченно посмотрел на меня:
— А зачем? Чем скорее она его забудет, тем лучше. У него уже есть две официальные невесты, в сентябре назначена свадьба, быть третьей женой Генти сама наотрез отказалась. Чего она от него хочет? Она оборотень, ей не надо объяснять, что ослушаться альфу для нас невозможно.             

Ох, уж эти перевертыши и их нелепые патерналистские законы! Однако в них можно найти и плюсы: никакой неопределенности, с детства строго прописывается роль каждого в клане, назначаются невесты, и жизнь течет в жестких рамках. Э нет, это все-таки намного хуже, чем несвобода знатной сьерры, которая вначале во всем зависит от отца, а затем от мужа. 



Виктория Цветкова

Отредактировано: 29.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться