Мидгард. Грани миров.

Размер шрифта: - +

Марсианский ангел. Глава 4. Русские в космосе

Валерия Денисова, выпускница строительного университета, никогда особо не задумывалась о политике. Бабушка учила, что главное в жизни страны – это мирное небо над головой. В двадцатом веке её прабабушка Мунавара прошла Великую Отечественную войну. Вторая мировая война докатилась до нашей страны в одна тысяча девятьсот сорок первом году, когда Варе, так звали девушку русские соседи, как раз в июне исполнилось восемнадцать лет. Мунавару вместе с остальной деревенской молодёжью мобилизовали и отправили на тыловые работы. Сколько тягот и невзгод прошли молодые люди за годы войны – не счесть. Надевали обноски, голодали, питались картофельными очистками и лебедой.

– Кушай хорошо, – уговаривала бабушка Леру, когда малышка воротила нос от еды. – Во время войны такой каши не было, Мунавара-аби не могла вкусную кашу кушать.

И внучка послушно открывала ротик, чтобы съесть ложечку «за Мунавару-абику». Динара Василевна, бабушка Леры, выросла на рассказах о прабабушке и о страшной Великой Отечественной войне, хотя к моменту рождения Динары страна отпраздновала уже восьмидесятую годовщину победы. Но лишения и ужасы войны были сильны в памяти поколений, а лидеры государства не давали никому в мире забыть о том, через что прошёл народ их державы. Ежегодно проводились парады в честь Великой Победы, где демонстрировалась мощь страны с помощью маршей военнослужащих и военной техники. Чтобы никому из стран-агрессоров, которые точили зубы на Россию, даже в страшном сне не привиделось, как напасть на российский народ.

На майские праздники родители Леры всегда приезжали домой, и вся семья отправлялась смотреть ежегодный Парад Победы в центр города. Мама надувала трёхцветные воздушные шарики для дочки, а папа сажал малышку на плечи, чтобы той было хорошо видно празднество. Бабушка не забывала повязывать внучке на шею красный шарф «в честь Красной Армии, победившей гитлеровскую Германию».

Когда в начале двадцать первого века в глобальной сети появились разоблачающие заметки о настоящем облике Марса, NASA – Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства – упорно продолжало публиковать картинки с красными фильтрами, убеждая общественность, что Красная планета – это безжизненная пустыня. С момента закрытия американской программы «Космическая транспортная система» с поверхности Земли не поднимались никакие другие орбитальные ракеты, кроме российских. И только Илон Маск, тайно спонсируемый американским правительством, упорно запускал свои ракеты на орбиту. С не меньшим упорством его детища падали в океан.

Лера помнила, как родители обсуждали самые первые попытки создания многоразовых орбитальных самолётов ещё в двадцатом веке. Был даже настоящий полёт «Бурана» вокруг планеты, но программу закрыли, а Советский Союз прекратил существование. И много десятилетий в космос отправляли только одноразовые ракеты, пока Россия в начале двадцать первого века не взялась всерьёз за разработку орбитальных самолётов, способных не только к взлёту, но и к посадке на поверхность земли. Эта информация давно была рассекреченной, поэтому в кругу семьи обсуждалась свободно. О своих же нынешних проектах мать с отцом не говорили ни слова.

В первой половине двадцать первого века обе космические державы – Америка и Россия – наперегонки стремились застолбить за собой Марс, потому что с самого начала знали – планета отнюдь не пустынна, а вполне пригодна для жизни, хотя и с некоторыми доработками, разумеется. Потому и молчали, чтобы остальной мир не потребовал себе кусочек новой территории. Когда программа разработки американских шаттлов была закрыта, и в космосе остались одни «русские», правительства многих стран начали догадываться, что эти самые «русские» что-то затевают в космосе. Подозревать-то подозревали, да только доказать не могли.

А тем временем на Красную планету отправились первые российские переселенцы-добровольцы. Правительство подбирало в ряды колонистов семейные пары научных работников, а также молодых разнополых одиноких специалистов. Обязательным условием было отсутствие у кандидатов родственных связей. Многих сирот в детских домах курировали с подросткового возраста и готовили для переселения. Когда через сорок лет подлунный мир узнал о колонии на Марсе, там уже были отстроены четыре больших города и несколько маленьких. А благодаря климатическим установкам местность напоминала рай – тёплая погода практически круглый год, как в Краснодарском крае, цветущая зелень, искусственные пруды и озёра, молодые леса и замечательные уютные домики в посёлках вокруг крупных городов.

Мама Леры рассказывала, что ей было около четырнадцати лет, когда Имперское телевидение объявило о существовании марсианской колонии, и её дядя, сразу же записался в одну из множества строительных артелей, еженедельно отбывающих на Красную планету.

Не то, чтобы в России катастрофически не хватало площади или плодородных земель. Отнюдь. Но просто как запасной аэродром, который никогда не помешает – вот чем был Марс для Империи. Помимо создания приемлемых условий жизни на Красной планете, параллельно шла ещё и колонизация Венеры.

Иногда чета Денисовых принималась обсуждать возможность приобретения собственного домика в космическом марсианском раю, но разговоры эти быстро сходили на нет, потому что главным интересом в их жизни была и оставалась наука, бросать которую ради безмятежного отдыха на Марсе никто из них не хотел. Бабушка Леры заявила, что не собирается отрывать свои ноги от родной земли и лететь на чужую планету. Да и «деточку» надлежало выучить сначала в хорошей столичной гимназии, а потом и в заслуживающем доверия петербургском университете, а не где-то в провинциальной колонии. В качестве марсианского образования консервативная бабуля сомневалась.



Дарьяна Хант

Отредактировано: 10.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться