Мидгард. Грани миров.

Размер шрифта: - +

Глава 40. Древний Ингард

– А зачем нам доставлять топливо на солнце, – не унимался любопытный мальчик, шагая рядом с гидом, – оно же и так горит?

– Если мы не будем поддерживать температуру солнца, оно остынет, и наша солнечная система превратится в Мир Пекла, – на ходу отвечала экскурсовод.

– И тогда мы все превратимся в Серых Чужеземцев? – глаза ребенка округлились от ужаса.

– Нет, – улыбнулась гид, – мы не станем Серыми Чужеземцами. Если наше солнце погаснет, нам придется переселиться в другую солнечную систему. Но ведь не для того создавалось наше солнце и все три девять земель, чтобы мы немножко пожили здесь и потом переселялись, а для того, чтобы мы и наши потомки миллиарды лет жили в этих прекрасных мирах под нашими пресветлыми солнышками и радовались, верно?

– А мы, правда, не превратимся в Серых Чужеземцев? – всё еще с испугом спросил мальчик.

– Правда. Мы останемся людьми, – экскурсовод погладила ребенка по голове и повлекла к другому экспонату.

– Интересно, – вполголоса проговорил Вадим, – а этим детям будут рассказывать про то, как трижды наша земля превращалась в абсолютно голую пустыню без единого живого организма за прошедшие четыре с половиной миллиарда лет?

– Не думаю, что для неокрепших умов ребят будет полезно такое услышать, – отозвалась Кира. – Дети вряд ли могут осознать масштабы катастрофы, когда всё живое на планете полностью уничтожается.

– Насколько я помню, – задумчиво ответил брат, – мне было лет четырнадцать, когда нам в школе впервые рассказали про последнюю планетарную катастрофу, которая произошла семьдесят пять миллионов лет назад. Как потом восстанавливали экосистему земли на протяжении семидесяти четырех миллионов лет,

– Слишком это высокая цена за чьи-то эгоистические амбиции и жажду власти, – кивнула сестра. – Если бы после любой катастрофы достаточно было привезти на землю новый слой почвы, растения и животных, создать атмосферу и снова продолжать жить на этой планете. Но на практике так не получается. Чтобы земля снова стала пригодной для жизни, на ней с нуля должен пройти полный процесс эволюции, вплоть до процесса появления человекоподобных существ. Только после этого мир становится пригодным для проживания людей.

– Это получается, что опустошенные двести тысяч лет назад Земли Троара и Рутта будут восстанавливаться точно так же еще семьдесят четыре миллиона лет? – удивленно спросил Вадим.

– Может, меньше, а может, и больше, – пожала плечами девушка. – Это невозможно предугадать заранее. Вернее, Вышние Боги, конечно же, знают ответ, и даже могут передать его тебе через волхвов, если ты конкретно их об этом спросишь. Только для нас это всё одно никакой роли не сыграет. Потому что, сам понимаешь, миллионом лет больше, миллионом меньше…

– Да уж, – улыбнулся молодой человек, – на нашем веку это чудо все равно не случится.

В центре следующего зала на невысоком постаменте находился широкий конусообразный аппарат из серого металла, состоящий из нижнего яруса с техническим оснащением и трех ярусов с круглыми окнами-иллюминаторами. Технический ряд был оснащен шестью пропеллерами, которые располагались на равном удалении друг от друга, а верх конуса венчали четыре сопла воздушных шлюзов вокруг куполообразного генератора электромагнитного поля.

– Первые люди на земле нашей земле появились примерно шестьсот пятьдесят тысяч лет назад, – рассказывала гид. – Четыре Рода из Светлого Галактического Союза на большом космическом корабле Вайтмаре прилетели в систему Ярилы-Солнца из Мира Пекла. В те времена там была большая война, и Вайтмара наших предков была подбита в бою, ей требовался длительный и сложный ремонт. Тогда наши предки оставили Вайтмару на орбите земли, а сами пересели в такую небольшую вот Вайтману и спустились на землю.

– А земля-то уже была пригодна для жизни, когда наши предки тут появились? – поинтересовался шепотом Вадим.

– Это же очевидно, что они запросили разрешение на посадку еще до выхода из гиперпространства рядом с Мидгардом, – усмехнулась Кира, – и раз им дали добро, то значит, мир условно уже был готов принять первых поселенцев. Иначе их бы изначально направили бы на другую, действительно пригодную для жизни, Землю нашей системы.

Экскурсовод между тем повела ребят к следующему экспонату:

– Четыре Рода наших предков – да’Арийцы, х’Арийцы, Расены и Святорусы – приземлились на прекрасный цветущий материк, который они назвали Даарией.

– А почему именно Даарией? – насупился светловолосый мальчуган, голубые глаза которого выдавали его происхождение из рода Святорусов. – Почему, например, не Святая Русь?

– Потому что Вайтмара, на которой прибыли все четыре Рода, принадлежала да’Арийцам, поэтому решили назвать первый континент Даарией, – пояснила экскурсовод. – Но и другие Рода тоже не остались в обиде, потому что на материке было четыре большие реки, и каждую реку назвали в честь одного из родов. Вот здесь на стене, – указала женщина рукой, – вы как раз можете посмотреть на карту Даарии с четырьмя реками и Великим Капищем посередине.

– Все равно эти сероглазые получили больше, – буркнул мальчик, рассматривая большую квадратную картину с изображением древнего континента.

– Это было очень давно, малыш, – спокойно ответила гид, – и в те времена наши предки не соревновались между собой, а сражались с Темными Силами Пекельных Миров вместе, плечом к плечу, на корабле дa’Арийцев, поэтому честь назвать своим именем континент предоставили хозяевам Вайтмары, на которой они прибыли к нашей прекрасной земле.

– Надо было им на Вайтмаре Святорусов лететь, – продолжал хмуриться малец с голубыми глазами, – тогда она могли бы назвать этот материк Святая Русь.

– Да, могли бы, – легко согласилась экскурсовод. – Думаю, когда в следующий раз вы с друзьями полетите на Вайтмаре Святорусов на незаселенную Землю, вы обязательно назовете первый континент Святой Русью, договорились?

– Да, обязательно назовем, – согласился ребенок и победно обернулся к высокому сероглазому приятелю. – И мы будем там главными, а не да’Арийцы.



Дарьяна Хант

Отредактировано: 10.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться