Мидгард. Грани миров.

Размер шрифта: - +

Глава 14. Ингард. Похороны

Осень в этих широтах всегда теплая и мягкая, но сегодняшний день как будто сострадал людям. Дул порывистый холодный ветер, совсем не по сезону. Он словно пытался сорвать с деревьев всё еще зеленые листья и гонять над землей целые хороводы. Склоняли головки еще цветущие астры и хризантемы, колыхались гибкие ветви берез и ив, скрипели подсохшие акации. А ветер становился все холоднее. Он пронизывал насквозь, пробирался под одежду и бил в лицо, заставляя мечтать об уюте теплого дома. Закружив разноцветную листву, он кинулся раскачивать корабельные мачты вечнозеленых сосен, чтобы следом взлететь к облакам, разгоняя их и показать людям голубое небо и ясное солнышко.

Место, куда приходят навестить предков и ушедших в иной мир близких, называлось погостом. Располагался он по обычаю на западной стороне города и был отделен водной преградой. Речки или протоки рядом не было, поэтому издавна жители прокопали между погостом и городом небольшой канальчик, который заполняли водой. Создавался этим образ реки, разделяющей два мира – Мир живых и Мир мертвых – Мир Яви и Нави. Через водоем были проложены мостки, по которому переправлялись для совершения обряда родные покойного.

Десять саженей отделяли водоем от погоста, в северной части которого установлена была крода – погребальный костер с ладьевидным ложем, как и положено, когда умирал мужчина. Всесожжение тела умершего происходит, чтобы душа его легко поднялась в Небесный Мир, на Остров Жизни, воссоединяясь с Родом. Это был наиболее быстрый способ оборвать связь души с телом. Ингардцы не признавали погребения тела, когда остаются нити, связывающие сущность человека с физическим телом, и душа полностью может освободиться только через годы, когда завершится распад органики.

Похоронный обряд был в самом разгаре. Родные и близкие собрались на погосте, чтобы проводить в последний путь умершего. Лица присутствующих были спокойными и сосредоточенными, ветер трепал их траурные одеяния. Мужчины и женщины, взрослые и дети – больше полусотни человек собрались вокруг погребального костра. Сбоку особняком стояла группа мужчин и женщин в парадной форме космодрома – коллеги покойного, они пришли почтить его память и отдать дань уважения его безупречной службе. Нужные слова были сказаны, молитвы прочитаны.

Ристалище на юго-востоке погоста сегодня пустовало. На нем проводились ритуальные поединки и сражения, если прощались с воином, показывая Богам и Предкам его заслуги перед Родом и битвы, в которых он участвовал. Сегодня же происходило прощание с аронавтом. Сожжение происходило в мгновение ока, помогая душе освободиться от бренной телесной оболочки и немедленно попасть на Остров Жизни.

После кремации родные собрали пепел в домовину – кувшин из обожженной глины, и прошли к западной части погоста в Долину Предков. Здесь в шахматном порядке располагались курганы, чтобы Ярило-Солнце равномерно освещало все курганы, и ни один из них не бросал тень на другого. Тень кургана считалась его душой, и потому тени не должны были накладываться друг на друга.

В центре будущего кургана мужчины установили столб в метр высотой, закрепили на нем деревянную площадку с четырьмя столбиками, между которыми установили домовину с прахом умершего и накрыли крышкой. Женщины поставили рядом пирамидальную огневицу и со словами «Во славу Богов и Предков наших» зажгли ее. Вокруг столба каждый из присутствующих укладывал вещи покойного и всё, что необходимо ему было в следующей жизни. Затем покрыли всю конструкцию белым платом, который полностью закрывал квадрат с домовиной.

Мать первой подняла пригоршню земли и бросила ее на белый плат. За ней каждый из родственников брал горсть земли, и руками засыпали они место погребения, пока не образовался курган, который скрыл и домовину с пеплом, и утварь, чтобы была пожертвована. Рядом поставили поминальный камень с символом Солнца. Помянув умершего, присутствующие медленно разошлись.

На погосте осталось трое. Марина Орлова сидела на низкой деревянной скамейке возле кургана с памятным камнем, на котором значилось имя ее мужа и отца ее детей. Молчаливый, словно статуя, Вадим стоял за спиной матери, положив руку на ее плечо.

Время словно остановилось. Деревья замерли в ожидании неистового прикосновения ветра, их трепещущие листья уже приготовились зашелестеть в испуге. В мягком и тусклом свете солнечных лучей, что не могли пробиться сквозь мрачные свинцовые тучи, яркое убранство осеннего леса казалось единственным источником света. Багрово-желтые листья, словно очаги стихийного огня, готовились поглотить всё вокруг.

Возле другого кургана сидела Кира. Средний брат тихо подошел сбоку и коснулся согбенной спины скорбящей сестры.

- Не проходит и дня, чтобы я не думала о том, что предала его, - глухо произнесли ее сухие губы.

- Это было решение его семьи, - мрачно отозвался молодой человек, садясь рядом и подпирая сестру сильным плечом.

- И я не могу простить себя, что согласилась с ними, - с горечью проговорила старшая сестра.

- Ты не могла повлиять на их решение, - хмуро произнес Вадим.

- Мы ведь даже не уверены, что он погиб, - с отчаянием прошептала девушка. – Нам неизвестно ничего о том, что тогда произошло в Мидгарде.

- Я думаю, что если бы он остался в живых, то за эти годы уже нашел бы способ вернуться, - с сомнением выговорил брат.

- Возможно, что и нашел бы, если только он не попал в руки пособников Серых Чужеземцев, - тоскливо проронила девушка.

- Если он оказался в плену, то самостоятельно спастись ему не удастся, - уверенно ответил молодой человек.

- Мы должны были не устраивать ему похороны, а отправится спасать его, - ногти девушки ожесточенно впились в ладони.

- Запрет Уров на выход в Мидгард никто не отменял, - парень пожал плечами. – Чего ты хотела от его семьи? Возможно, они и пытались добиться разрешения на поиски, но я твердо убежден, что его родные получили такой же отказ, как и наша семья в отношении смерти Олега.



Дарьяна Хант

Отредактировано: 10.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться