Мидгард. Грани миров.

Размер шрифта: - +

Глава 13. Ингард. Платье для выпускного

Жаркие летние дни постепенно сменялись осенним ненастьем, когда небо все реже радовало взгляд ярким солнцем и все чаще оказывалось затянуто тучами, отливавшими темным серебром. Осыпались с деревьев пожелтевшие листья, шурша под ногами на каменных дорожках сонной городской улицы, застроенной миниатюрными двухэтажными домами.

Воздух сегодня был пропитан сыростью, а сквозь угрюмые дождевые облака робко пробивались солнечные лучи. Богатая на яркие краски осень в этот миг словно накрылась сизым покрывалом, сделав привычный образ города приглушенным и тусклым. Тишина опустевших переулков удивительным образом подчеркивала неброскую красоту серого пейзажа и предлагала подумать о чем-то важном, приглашая медленно бродить по обезлюдевшим аллеям скрытого в туманной дымке парка.

Хрупкая светловолосая девушка с глазами цвета ясного неба спешила домой, стремясь оказаться под крышей до начала дождя. Колыхался у колен подол ее льняного платья цвета обожженной глины с рукавами чуть ниже локтей. Бежевые легкие туфли со шнуровкой на высоком каблуке замедляли ее движения, и девушка успела пожалеть, что не надела сегодня обувь на плоской подошве. Мама попросила дочь прийти домой пораньше, чтобы они вместе могли съездить к портнихе.

В такие минуты девушка сожалела, что не родилась со способностью к телепортации – перемещаться в пространстве со скоростью мысли ей очень бы хотелось, однако было не дано. Пока вновь не наступал момент, когда ее врожденный дар к телепатии снова выручал ее в споре или на экзамене, на состязаниях ратоборцев или для сохранения личной тайны.

Легко взбежав по ступенькам, девушка отворила дверь и принялась торопливо разуваться. Ее удивило, что, несмотря на прозвеневший дверной колокольчик, мама почему–то не спешила навстречу дочери. Девушка наклонилась к невысокой круглой вазе с пышным букетом белых роз, распространявших по всему дому изумительный тонкий аромат, который мама с дочерьми обожали. Вдохнула запах более чем четырех десятков цветов, погладила нежные лепестки, поправила тонкие зеленые листочки.

– Арина, – послышался из столовой голос матери, и девушка немедленно прошла из прихожей на ее зов.

– Мам, ты разве еще не готова лететь к портнихе? – на ходу задала вопрос девушка. – Я думала, ты уже оделась и ждешь меня.

В кухне возле широкого обеденного стола стояла золотоволосая женщина с голубыми глазами и белоснежной улыбкой в льняном домашнем сарафане поверх легкой голубой рубашки с длинным рукавом. Глядя на нее, не сложно было угадать, в кого удалась красотой и изяществом ее средняя дочь.

– Посмотри, какой сюрприз, – мать показала Арине широкую светло-розовую коробку, лежащую на столе возле нее.

– Это мое платье для выпускного бала? – ошеломленно воскликнула девушка и кинулась снимать шуршащую оберточную бумагу с упаковки. Арина подрагивающими руками, словно драгоценность, достала светло-желтый шелковый наряд.

– Потрясающе, – растрогано прошептала мать и обняла дочь за плечи. – Ты будешь самой красивой выпускницей на вашем празднике.

– Я не ожидала, что портниха справится так скоро, – со счастливой улыбкой проговорила девушка и погрустнела. – Жаль только, что мне не с кем прыгать в этом восхитительном платье через ярильный костер.

– Ты обязательно встретишь свою любовь, девочка моя, – уверенно произнесла мама. – Пойдем, покажу тебе кое-что.

 С этими женщина провела Арину, обнимая ее за плечи, в гостиную, где на столе в прозрачном квадратном футляре лежал венок, сплетенный из пышных бледно-желтых роз.

– Солнечный венок, – просияла девушка.

Мать осторожно вынула украшение и медленно надела его на голову дочери:

– Ты поразительно похожа на свою бабушку в молодости, – взволнованно заметила женщина. При этих словах Арина повернула голову к портрету на стене, где улыбающаяся девушка с золотыми волосами держала на руках голубоглазую девочку с синими лентами в светлых косичках, а их обеих обнимал красивый статный блондин, одетый в бежевую форму космопорта.

– Моя самая любимая картина. Те времена, когда мама с папой были совсем молодыми, – проговорила женщина.

– И когда ты пока была их единственным ребенком, – лукаво заметила Арина. – Пока не родились твои братья и сестры.

– Да, – согласилась мать, – всегда приятнее оказаться самой первой и самой любимой, когда все родительские ласки достаются тебе одной. Но потом в твоей жизни появляются нежные маленькие существа. Ты начинаешь любить своих на сестренок и братишек и понимаешь, что большая дружная семья – это самое лучшее, что может быть в жизни.

Арина поцеловала маму в щеку:

– Мне пора готовиться к экзамену. Я хочу оказаться не просто самой красивой, но и получить лучшую оценку за итоговое испытание.

– Ты лучшая ученица на курсе, девочка моя, – с гордостью сказала мать, – никто не сомневается, что ты отлично сдашь экзамен.

– Мне бы твою уверенность, – пробормотала девушка. – Кроме тебя, в нашей семье меня никто не одобряет.

– После гибели твоего деда бабушка не смогла справиться со своим горем и настроила родных против профессии аронавтов, но ты должна верить, что те времена уже в прошлом, и мы стараемся поддерживать тебя во всем.

– Хотелось бы на это надеяться, – слова матери не убедили Арину, и девушка направилась в свою комнату, захватив шуршащую коробку с платьем для выпускного бала.



Дарьяна Хант

Отредактировано: 10.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться