Мидгард. Грани миров.

Размер шрифта: - +

Глава 39. Ингард. Экскурсия в музей

Кира ждала брата в беседке у озера. Она отрешенно смотрела на кроны качающихся елей на противоположном берегу.

– А Канцелярия по Делам Мира еще не выписала ордер на наш с тобой арест? – поинтересовался подошедший Вадим.

– Вряд ли, – откликнулась Кира, выходя из ступора, – не настолько уж мы важные птицы. Я имею ввиду, что не настолько уж мы возмущаем ментальный фон общины, который отслеживают телепаты канцелярии. Мы же не группа террористов, которые хотят взорвать бомбу на складе солярного топлива. Кроме того, любой телепат умеет частично закрывать свои мысли от общего ментального поля. А мы с тобой еще и возле текущей воды среди шумящей листвы сидим. Деревья между собой болтают так, что я порой свои мысли не слышу, – усмехнулась она.

– Интересное кино получается, – удивился Вадим. – Это что же значит, будь я террористом, я могу засесть в лесу, сговориться с подельниками, построить бомбу, а потом товарища-телепата отправить эту бомбу установить на складе солярного топлива? И никто не остановит его, потому что этот товарищ сумеет закрыть свои мысли от Канцелярии по Делам Мира?

– Ты преувеличиваешь уровень опасности, братишка, – заметила девушка. – Во-первых, деревья не дадут террористам собрать в лесу бомбу. Уж поверь, обязательно передадут куда следует, что кто-то тут сидит в кустах или в норе и замышляет недоброе. Во-вторых, ты забываешь про тяжесть наказания за такие преступления. Никто с террористами церемониться не будет. Сотрут память, как насильникам и убийцам, и выгонят во внешний мир, а оттуда нет хода обратно. Ну, и самое главное, не страх наказания, а уровень морального развития не дает появиться в нашем мире террористам. Когда в последний раз в Ингарде кто-то хоть что-то взрывал, кроме плановых испытаний на солярном полигоне? Даже наши дедушка с бабушкой такого не помнят.

– А кражи Канцелярия тоже отслеживает? – уточнил Вадим.

– Зависит от стратегической важности украденной вещи, – ответила Кира. – Боюсь, что кражу аппарата пространственно-временного тоннеля вряд ли сочтут бытовой. Но заранее нас, скорее всего, не засекут. Наша цель – дело мести, и темпоральный мост нам нужен для личных целей. Опасности для мира это не представляет. С другой стороны, темпоральный аппарат – не стиральная машинка, а стратегическое оружие. Попади он в руки мидгардцев, нашему миру придет конец.

– Как же мы тогда сможем украсть и подменить темпоральный аппарат? – с сомнением поинтересовался молодой человек.

– Как-как? Пошагово. Сначала украдем музейный экспонат, потом подменим им настоящий в хранилище. Действовать придется очень быстро, и всё нужно сделать сегодня, потому что на нашу удачу сегодня среди сотрудников Темпорального Института нет ни одного телепата, я выясняла. Надо пользоваться случаем, пока у нас есть фора.

– Тогда чего, поехали в музей, пока он не закрылся? ­– брат направился к выходу из беседки.

– Ты прав, не будем терять время, – проговорила сестра задумчиво и последовала за ним.

Полчаса спустя Вадим с Кирой медленно прогуливались по дорожке, выложенной брусчаткой, возле серого трехэтажного здания с высокими стрельчатыми окнами. Все пространство между тропинками было усыпано галькой, словно осушенное речное дно. В окружающем здание саду гости могли побродить по нетронутой гальке, посидеть за маленькими столиками для пикника или в деревянных креслах для отдыха.

Прилегающую к музею территорию отделяла широкая побеленная стена, выложенная из кирпича с выступающими углами. И ограду, и само здание покрывали густые заросли плюща, создавая сюрреалистическую картину в лимонно-зеленой и оливковой палитре. Гирлянды лампочек освещали и согревали интерьер, передавая ему легкую непринужденную атмосферу.

– Не верти головой с таким отчаянием, будь ласка, – проворчала девушка, – я держу всё под контролем. – Она постучала пальцем по виску. – Ментальный сканер настроен. Я слышу, что экскурсионная группа скоро уже подойдет.

– Да–да, – проговорил парень, почти не размыкая губ, – ворон не считаем, делаем вид, что ничего важного не происходит.

Как только вдали показалась стайка детей во главе с учителем, девушка поправила лямку рюкзака на плече, подхватила брата под руку, и они двинулись ко входу в здание, незаметно ускоряя шаг, чтобы поравняться с группой.

«Музей Хронологии Ингарда» – гласила надпись на табличке у высоких двустворчатых дубовых дверей. Сейчас была открыта лишь одна створка, и дети попарно проходили в нее. Примкнув к группе, Кира с Вадимом прошли внутрь, а когда начался рассказ музейного гида, осторожно двинулись вдоль экспонатов среди немногочисленных посетителей.

Первым экспонатом был выставлен макет солнечной системы. Описание на табличке гласило «Система Ярилы–Солнца. 4,57 миллиардов лет назад». Далее шел длинный список названий, среди которых Вадим успел заметить слова «Хорс», «Мерцана», «Мидгард», «Орей», прежде чем сестра увлекла его дальше. Модель была шарообразная, несколько десятков округлых тел медленно плыли на разном удалении от центрального светящегося ядра, отражая движение планет вокруг светила. Молодой человек прислушался к словам гида:

– Наша солнечная система вместе со всеми планетами была создана чуть больше, чем четыре с половиной миллиарда лет назад. Как видно из модели системы нашего Ярилы–Солнца, изначально вокруг него вращалось три девять земель – три по девять – двадцать семь земель, или планет, как их называют в Мидгарде. Они имели четкое деление – земли без лун, земли с двумя лунами, земли с двумя лунами и более и с кольцами, земли-системы, земли системного отображения и земли порубежного контроля.

– Этот макет ведь не показывает современное положение планет, – шепотом произнес Вадим, – зачем его выставляют?

– А как иначе дети будут изучать прошлое нашей солнечной системы? – возразила Кира. – Если мы не будем знать, откуда и что появилось, как мы сможем осознавать себя, без корней и без памяти о том, как всё было раньше?



Дарьяна Хант

Отредактировано: 10.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться