Мифы из гиперпространства. Минотавр

Мифы из гиперпространства. Минотавр

Планета Олимп, система звезды Пантеон, галактика Лактея.

 

И настало скорбное время для жителей той планеты, где бесчинствовал коварный Пифон. И обратились жители за помощью к прекрасному и лучезарному Аполлону. Не смея отказать людям в помощи, сын Зевса обратил свой слух к мольбам несчастных и пообещал расправиться с чудовищем, ибо страдал народ дельфийский. Надел Аполлон свою гипермолекулярную броню из редких сплавов золотого титаниума, взял свой верный серебряный лук, незаменимую в походе лиру и отправился на поиски ужасного змея…

Пробираясь через руины разрушенной крепости, Аполлон внимательным взглядом осматривал все подозрительные места. Его цель была огромных размеров и не могла спрятаться под каждым камнем, но все же Пифон был хитрым созданием, и в режиме маскировки мог подобраться к охотнику слишком близко. Поэтому Аполлон осматривал не огромные каменные укрытия, а присматривался больше к движению пыли в воздухе и пытался уловить легкую наэлектризованность пространства, которая обязана была сопровождать режим маскировки такого огромного существа. Увлекшись наблюдением за местностью, Аполлон оступился и потерял бдительность. В этот миг что-то ударило его, и Аполлон отлетел на несколько стадий, упав спиной на камни. Крепкая броня не пострадала, превратив все на своем пути в каменное крошево. Вскочив, Аполлон отдал команду на имплант, и шлем исчез в воротнике брони. Похоже, сканеры снова не работают, или они прервали связь с имплантом передатчиком, поэтому он не заметил приближения Пифона.

В детстве Аполлона и его сестру Артемиду, так же, как и всех должны были имплантировать. Это стало неотъемлемой частью жизни всех археев. Они словно данными Творцом органами чувств пользовались различными имплантами, и особенно часто своим главным управляющим модулем, который вживлялся в мозг ребенка. Да вот какая проблема возникла. У Артемиды мозг отвергал любое вмешательство, и так и не принял ни одного импланта. Зато ее мозг потом пришлось долго восстанавливать после вмешательства, что возможно повлияло на ее характер. Аполлону в этом плане повезло несколько больше. Его мозг тоже не принимал имплантов, но все-таки ученым удалось установить передатчик, который не был, отвергнут капризным органом. Передатчик принимал мозговые импульсы и отдавал команды на внешний блок имплантов. По необъяснимому желанию Аполлона, когда все же передатчик благополучно прижился через пару десятков лет и начал работать, блок имплантов сделали в виде золотого лаврового венка, отчего-то сын Зевса ужасно любил золото. Вся эта система функционировала достаточно хорошо, несмотря на то, что при использовании передатчика, а не главного управляющего импланта, эта цепь работала на несколько микросекунд медленнее.

Аполлон поправил на голове лавровый венок и по привычке постучал по нему. Все же из-за несовершенства такой системы, иногда случались обрывы связи с имплантированным в мозг передатчиком.

По телу мгновенно разлились волны энергетического напряжения, что означало критически близкое присутствие врага, и снова Аполлон полетел на камни от невидимого удара, успев лишь закрыть голову шлемом. Вздыхая от недовольства, сын Зевса снова поднялся и принялся осматриваться. К счастью связь с имплантами не прервалась.

Аполлон замер, прислушиваясь к показаниям сенсоров. Вокруг было тихо, словно это была пустыня необитаемая вот уже множество тысячелетий. Нужно как-то выманить зверя. Почувствовав что-то, он притаился, но это легко исправить. Аполлон достал свою прекрасную лиру, и настроил колебания струн на самую высокую частоту. Пора создать помехи в мозгу чудовища. Дернув сенсорные струны, сын Зевса поежился от охватившей его секундной слабости. И это при том, что его броня защищала своего владельца от любого нежелательного воздействия. Что же чувствовали живые существа при этих звуках? Скорее всего ничего не чувствовали потому, что обычно при этих звуках все живое превращалось в мертвое.

Легкий след энергии обнаружился позади него и начал неспешно приближаться, двигаясь из стороны в сторону. Итак, зверь обеспокоен возникшими помехами. Пора ставить финальную точку в этой битве. Как только враг приблизился на расстояние удара, сын Зевса сорвал с креплений правого наруча рукоять лука, и резко развернулся, выпуская стрелу из приведенного в боевое положение оружия. Сенсорная тетива, натянутая до предела, выплюнула вперед стрелу из чистой энергии инферниума.

Находящийся в движении Пифон, принял выстрел прямо в лобовую часть брони, а его пораженное тело по инерции пролетело дальше, упав к ногам лучезарного Аполлона. Уничтожить оставшиеся дублирующие органы чудовища было не сложно. И вскоре весь народ дельфийский восхвалял своего спасителя. В честь этой победы, повелел Аполлон людям, возвести на месте его сражения храм в свою честь, и создать там Великого Оракула.

- И жили они долго и счастливо и чтили его до конца дней своих. Слишком стандартный конец, он звучит в каждой твоей сказке. Мог бы уже давно придумать что-нибудь новое.

Чтобы узнать обладательницу этого голоса и его вечно язвительных интонаций, Аполлону не нужно было даже отрываться от лиры и оборачиваться.

- Подслушивать нехорошо сестренка. А если бы я хотел узнать твое мнение, я бы его спросил, – сын Зевса недовольно поморщился, но все же повернулся к сестре, скинув одну ногу с гамака на землю. – Но дело в том, что оно меня не интересует.

- Зря, - ответила Артемида, располагаясь в тени цветущих апельсиновых деревьев. Подобрав небесного цвета короткую юбку, обладательница самых кудрявых волос на Олимпе присела на землю, опираясь спиной о дерево. Ее спелые аккуратные груди, прикрытые белой обтягивающей туникой, двигались в такт частому дыханию. Любительница побегать босиком по траве, положила рядом свой прекрасный лук, даже в тени отражающий небесный цвет и внимательно воззрилась на брата. – Никто не станет слушать твои сказки, если они будут столь однообразны и скучны.



Евгений Лунев

Отредактировано: 22.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться