Милая шкура

Смерть или Даша 

 

 

Закрывайте окна, закрывайте двери,

Полезайте поскорее под кровать,

Потому что злые, яростные звери

Вас хотят на части, на части разорвать!

 

К. Чуковский

 

 

Дашу в «Каймане» совсем никто не ожидал увидеть. Но тем не менее она стояла на пороге ПЦО, и дорогие ароматы нежным кружевом потянулись от неё во все стороны. Они манили сладкими фруктами, бодрили горьким цитрусом и сливочным шлейфом обволакивали лёгкую Дашину фигурку. Ничего сложного и офисного, джинсы стретч, куртка расстёгнута, волосы – в хвост, прядки кое-как заколоты. Объёмная сумка с типичным строгим цветочным узором от Гуччи висела на согнутом локте. Девушка ласково улыбнулась присутствующим. А сидели в комнате двое – дежурный Игорь Алексеевич, добрый дядька с животиком, туго засевшим под формой, и худощавый нескладный техник-оператор по имени Дживан. Вся левая стена мирно светилась рядами экранов, а сигналы с охраняемых объектов вытянулись в красивые здоровые графики. В дежурной царил представительский порядок, телефоны и коммуникаторы – всё новое, каждый предмет на своём месте. Только Даши Белуниной здесь не предполагалось.

 

 

– Кто к нам в гости! Соскучилась? – воскликнул Игорь Алексеевич, вставая. Так и застыл – руки в стороны, не представляя, видимо, что теперь. Появление Даши Белуниной вызвало вполне понятную заминку. Тут ей, конечно, рады, и в то же время помнят об указаниях начальства. Но после покушения, где их маленькую ведьму чуть не убили, только чёрствый сухарь не проявит заботу. Получается, и пригласить нельзя и выгнать неловко.

 

 

– Конечно соскучилась, Игорь Алексеевич, а как вы думали? Давно уже не заходила, а тут выходной… Михаил Стефанович к родителям уехал, а мне теперь пойти особо некуда. Решила скрасить вам дежурство… – Девушка закусила губку и посмотрела мужчине в глаза в поисках участия.

 

 

Шуршание кульков огласило появление Алтая. Девушка посторонилась, пропуская своего хакиба, тот занёс тяжёлые белые пакеты, до прозрачности растянутые. При виде Алтая дежурный заметно расслабился. Беспокоиться нечего – Даша под присмотром. Двуликий негромко поздоровался и принялся выгружать посуду и провизию. Они с Дашей совершили настоящий блицкриг по магазинам, всё свежайшее – сыры и овощные салаты, правильный цельнозерновой хлеб, мясные рулеты, йогурт в бутылочках и соки.

 

 

– Ох… это куда столько? – рассмеялся Игорь Алексеевич.

 

 

– Ну, ребят позовите…

 

 

– Да кого? Я, Дживан и Юрка на вахте. Полчаса как все разъехались. Но… скоро Вячеслав Сергеевич тут будет – он звонил… и… так, так, так! Начальство приедет, а мы тут… Алташа, давай обратно всё складываем, тут не положено. Идём, я вам бытовку открою.

 

 

«Алташа» без тени недовольства сложил всё обратно, а Дарья помогла. Она успела подумать, что Игорь Алексеевич немного юлит – не звонил сегодня Слава и приезжать не собирался. Но Игорь Алексеевич тот ещё хитрован. Уловит момент и сам позвонит Калинину. И будьте покойны, Слава примчится сюда быстрее, чем на пожар.

 

Как только они зашли в бытовку, дежурный бросился прибирать стол, извиняясь за царивший бардак, как суетливая хозяюшка. Алтай снял свою куртку и аккуратно повесил на стул. Эту куртку, вельветовую, горчичного цвета и на меху, ему подобрала из старых Мишиных вещей сама Даша. Рукава оказались длинноваты, но она настояла. Даша скинула свои вещи на диван, и отправилась мыть руки, ожидая, пока освободится поле деятельности.

 

 

– Ну, прямо Новый Год… – присвистнул Игорь Алексеевич, водружая на стол пакеты. Предстояло решить, что на сейчас, а что на потом.

 

 

Белунина потёрла ладошки и взялась прикладывать свое небогатое умение к образованию закусок. А дежурный напару с Алтаем запихивали отложенные продукты в маленький холодильник.

 

 

– А что, Дарья… своего-то хочешь увидеть? – спросил Игорь Алексеевич вроде как про между прочим.

 

 

– А что, можно?

 

 

– Ить! Какой там… Без начальства ни в коем случае.

 

 

– Плохо себя ведёт?

 

 

– Не-е-ет… прекрасно себя ведёт. Отличный парень. Говорит, несите, что есть – починю, хоть магнитолу, хоть компьютер. Вот оно как, даром, что нечисть, а тоже без дела не может. Но у нас на то разрешения не было. Так я ему, чтоб не сильно скучал, через окошко газеты сую.

 

 

– Ну, надо же! – Даша рассмеялась, звонко и не к месту, проглотив и «нечисть» и все мысли, связанные с беспросветным существованием её брата. Кусочки бастурмы тем временем ложились на ломтики душистого хлеба и укладывались на тарелке солнышком, а по центру встала баночка с острой морковью. – Вот, это для Дживана.

 

 

– Мастерица... пойду отнесу парню, нельзя его одного на посту оставлять. Ты тут посидишь?

 

 

– Конечно… подожду Вячеслава Сергеевича.

 

 

Дежурный покинул бытовку, перед этим глянул на хакиба – мол, ты тут за старшего. Дверь прикрылась, календарь прошелестел откровенными страницами. Даша подошла к окну. Отсюда видна была внешняя улица, обласканная нежданным солнечным приветом. Стройные берёзки поигрывали золотыми листочками на слабом ветру, под ними стояла девятка в шашечках, и таксист ожидал клиентов. Немолодая продавщица курила у киоска, кутаясь в пуховик. В Греции уж наверное потеплее будет.



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться