Милая шкура

Миндаль и голуби

…Шила мне кафтаны, шила сапоги,

Сладкие, румяные пекла мне пироги.

А когда управится, сядет у ворот -

Сказочку расскажет, песенку споёт.

К. Чуковский

 

 

А однажды утром Даша проснулась и по привычке позвала бабушку. Но вместо неё пришла мама, села на кровать и обняла свою маленькую дочь.

 

 

– Дашенька, бабушка заболела, ночью папа отвёз её в больницу. Когда ей станет лучше, мы все вместе поедем её навестить.

 

 

Но они никуда не поехали, потому что бабушки не стало. Теперь с детьми сидела молодая няня, студентка – заочница. Она научила Дашу играть в стрелялки. По хорошей погоде гуляли в скверике. Там Данила держался поближе к няне, а Даша носилась с остальной детворой. Два часа в день им полагались занятия, в течение которых Даша старательно заполняла прописи, а Даня сидел, разбирая и собирая ручки, фломастеры, старые папины часы и механическую точилку, что досталась от бабушки. Даша от злости сминала край тетради – бабушки рядом нет, а другим она жаловаться не станет. Но по вечерам она всё равно перебиралась к родителям в постель и плакала, обнявшись с мамой.

 

Утром снова приезжала няня, а родители, раздав последние указания, отправлялись на работу. Так и бежали деньки, то отставая, то обгоняя друг друга. Вот и Дарье  исполнилось шесть, на носу школа, подготовительный класс. Данилу по-прежнему обучали на дому, нечасто, но регулярно возили на развивающие занятия. В свои восемь он говорил совсем мало, к игрушкам не прикасался.

 

С няней им повезло, девушка сумела найти подход к вспыльчивой Даше. А её безучастный брат даже изредка пытался подпевать, когда няня по велению души исполняла модные приставучие куплеты. После завтрака она разрешала девочке «пострелять уток». Так было и тем утром. Даша сидела за приставкой, резво вышибала с экрана розовых уток, когда заметила что-то странное. Аромат. Которого не должно было быть, который не имел права быть. Сладкий, волнующий аромат миндаля и свежей выпечки разносился по квартире. Даша отшвырнула джойстик и побежала на кухню. Няня-студентка сидела за столом с самым задумчивым видом, какой у неё мог быть. Она была похожа на русалку, которая любуется на закат с прибрежного камня.

 

Даниил отмывал в раковине скалку, закончив, взял ухватки и полез в духовку. Достал оттуда противень, опустил аккуратно на деревянную круглую доску. И вот, на столе перед Дашей – идеально ровные, золотистые сдобные голуби. Такими их делала только бабушка. Только она знала, как раскатать и поделить тесто, как завернуть  лоскутки, где подрезать. Чтобы, поднявшись в духовке, птицы расправили свои крылья.

 

 

«Он… сделал это для меня, – подумала Даша. – Он и вправду сделал это для меня!»

 

 

 

 



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться