Милая шкура

Детские тайны

Гимназисты за ним,

Трубочисты за ним,

И толкают его.

Обижают его;

И какой-то малыш

Показал ему шиш…

К. Чуковский

 

 

К тому моменту, когда Даше исполнилось десять, они с братом уже стали неразлучными друзьями. Вместе пошли в первый класс. Поначалу над первоклашкой-переростком в школе смеялись, а Даша из-за него лезла в драку. Но рано или поздно любая забава приедается. Особенно когда жертва насмешек взирает на всех без разбора с кротким благодушием, словно панда в полуденную сиесту. Дурак, он и есть дурак. К тому же связываться с его смуглой хулиганистой сестрой – себе дороже. Та ещё оторва. Глядит из-под своей чёлки, как Маугли на Шерхана. Так и хочется на себе полоски пересчитать – все ли на месте, цела ли шкура? Пока к ним присматривались да привыкали, дурачок Данила потихоньку догнал своих сверстников. Расскажи кому, что этот парень, который быстрее всех решает уравнения у доски, когда-то считался «необучаемым», никто не поверит!  Да и зачем рассказывать? Ну, навешали ему пару лишних диагнозов – пускай будут, каши ведь не просят? К восьмому классу Данила успевал наравне с обычными детьми и ничем от них не отличался.  А то, что шумных компаний сторонился – так это бывает. Пока другие в школьных туалетах покуривают, Данила книжки читает по школьной программе и помимо. Что поделать, ну не желал он страдать от раннего пубертата и прочей фигнёй! Времени у него на это не хватало – навёрстывать надо было, а потом и вовсе учёба в привычку вошла.  А ещё репутация за ним сложилась – правильный он был, честный, даже слишком. Кто его такого позовёт уроки прогуливать? Что ж, ещё один повод гордиться для папы – вырастил парня достойного, что бы там о детдомовцах не говорили. А мама в то время – так и вовсе расцвела, словно в награду за годы терпения и самоотдачи. Как вечер свободный выпадет – отца под ручку – и в театр! Кажется, в семье Белуниных снова воцарилась идиллия.

 

Даша иногда по старой памяти ревновала. Ей казалось, что родители больше любят брата – он умел угодить. Всегда в семье подчеркивалось, что он старший. «Данька, проследи, чтобы Дашка… Ну, сам знаешь!»

 

Уходя, оставляли его за главного. И Даня с важным видом поворачивался к сестре: «Поняла, Дашка? Никаких стрелялок».  Он говорил это так противно, что Дашка злилась взаправду и готова была вцепиться ему в шевелюру.  Впрочем, их ссоры всегда оборачивались дурашливой вознёй.

 

Даня каким-то образом умудрялся быть идеальным сыном для своих приёмных родителей, но как только они оставались вдвоём с Дашкой – он превращался в идеального брата! Словно в нём жил второй Данька – свободный, уверенный, рисковый. Он-то и был Дашкиным главным секретом счастливого детства. Какие стрелялки? У них было куча дел поинтересней. Они умели сбежать из дома незаметно, а главное – так же незаметно вернуться. Родителей огорчать – никогда не входило в список их шалостей. Бродили по городу, Данька такие места находил! Чего только стоил заброшенный трамвайный парк! И главное, рядом с ним можно было ничего не бояться. Это в школе он скромничал, а на улице умел постоять и за себя и за сестру. Дашка и не помнила, как стыдилась его когда-то перед своими дворовыми друзьями. Сейчас бы только плечами пожала. Ну и что, что Даниил только в девять лет пошёл в школу? Ну и что, что его дразнили «поленом»? У него есть Дашка – она им дразнилки в узелки позавязывала, вмиг отсохли! И где теперь эти зубоскалы? Упустили шанс подружиться с самым крутым парнем во всей школе? Свободны, грызите локти! А если б они видели, как он ловко скачет по крышам – ни одному паркурщику и не снилось! Даша смотрела на него с обожанием и пыталась во всём на него равняться. Так  же хорошо учиться, так же быстро бегать и главное – с таким же достоинством игнорировать всякую вшивую борзоту. Короче, соответствовать! Только это было невозможно. Потому что её брат не был человеком.

 

 



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться