Милая шкура

Размер шрифта: - +

Кепка и Анжелика

 

Мы каждый день и каждый час

Из наших тюрем звали вас

И ждали, верили, что вот

Освобождение придёт…

 

К. Чуковский

 

 

Из коридора донёсся звон тележки. Время вечерних уколов. Медсестра вкатила в палату столик на колёсах и принялась копаться в лоточках со шприцами. Даша привычно сунула руки под подушку и затаилась. Это она умела. Замереть, притвориться спящей, сделать вид, что её тут нет. Но это никогда не срабатывало. Рано или поздно до неё доходила очередь, игла вонзалась в кожу. На правой руке вен уже не найти, левая ещё ничего.

 

Запах спирта, недовольное бормотание пациентов, и вдруг тележка снова громыхнула через порог. Неужели  медсестра о ней забыла? Даша осторожно выглянула из-под одеяла. Белый халат исчез за углом. Но ведь Даша точно помнила, что ей назначили новый курс уколов. А Елена Игнатьевна никогда не отменяла свои назначения. Подпись, приговор – и никаких поблажек. Скорей всего, просто ошибка…

 

Или это как-то связано со вчерашним посетителем? Они говорили всего минут десять, а потом Михаилу Стефановичу позвонили на мобильный телефон и он ушёл, не сказав больше ни слова. Дашу вернули в палату. Все пошло как обычно, и никто ничего ей не объяснил. Это короткое событие могло вообще ничего не значить. Cбой в системе. Просто маленькое зернышко попало между зубцами стальных шестерёнок, и треснуло. Но тяжёлый ход гигантской машины не прервался ни на секунду.

 

Даша не могла уснуть, думая о вчерашнем. Бессмысленные догадки измучили её за последние сутки. Лучше бы ей сделали этот чёртов укол! Чтобы все мысли потонули в мутном забытьи. И чтобы в голове не осталось ни одного места, где могла бы укрыться надежда.

 

Но сон всё не шёл. Небо за окном почернело, а в палате продолжался электрический день. Из коридора доносились голоса и громкий смех дежурных санитарок. Покой пациентов их особо не волновал, смена только началась. Девушка невольно заслушалась, сельские сплетни порой были лучше любого снотворного.

 

 

– Короче, вчера ж я вместо Людки ночную смену делала… Собралась домой, чтоб на первый автобус успеть…  – говорила одна из санитарок.

 

 

Даша её имени не знала, но помнила её по голосу, как молодую сельскую бабёнку.

 

 

– Так вот, – продолжала санитарка, – Иду через стоянку… А там… Такой хахаль… Высокий, белобрысый… В пальто… На красной машине. А гордый, мамочки!

 

 

 

– Так то нашей Дашки новый опекун, – ответила вторая. Она была местная, из Оленска, но такая же болтливая.

 

 

– Да ну?

 

 

– Ну. Отсудил права на опеку.

 

 

Девушка задержала дыхание, обратившись в слух. С этого момента она боялась пропустить хоть слово.

 

 

– Родственник?

 

 

– Да какое там… Вообще чужой. Бизнесмен вроде бы. Заберёт её скоро.

 

 

– Куда ж он её заберёт? Она шизофреничка! Тут она хоть под присмотром, живёт на всём готовом.

 

 

– Мне откуда знать… Так суд решил. Говорят, повезёт её в Германию, там в клинике лечить будут. Всё, говорят, для её блага сделать хочет.

 

 

– Ой, не верится мне чё-то… Ты его видела? Зачем ему эта полоумная? 

 

 

– А по мне – пускай забирает. У меня от неё мурашки по коже. Она как зыркнет… Жуть берёт. Что у неё там на уме? Палец в рот не клади... Следит, высматривает. А как она орала, помнишь? Убью-убью... Такая сможет. Пока на таблетках – ещё ничего… Спит, или в окно смотрит. А сейчас вообще всё ей отменили. Того и гляди – опять кого-нибудь стулом шарахнет.  Поскорей бы тот бизнесмен её забрал… а что он там с ней делать будет – не моя забота. Пусть хоть в цирке показывает.

 

 

– Как отменили? Да вон же лист назначений… Что там?… Аминазин…

 

 

– Тише… Матвеевна строго-настрого приказала, чтоб к ней не подходили. А мне, знаешь, и не хочется.

 

 

Даша поняла, что они говорят про медсестру Марью Матвеевну. Ту самую, которая вчера привела её на встречу с Михаилом Стефановичем. Выходит, она это сделала за спиной у заведующей?

 

 

– А что заведующая? – будто прочитала её мысли сельчанка.

 

 

– А то… Сказала, чтоб на порог этого опекуна не пускали, да Матвеевна его тайком провела…

 

 

– Точно уволят Матвеевну!

 

 

– Я так думаю, тот бизнесмен ей зелени отстегнул… она хоть завтра уволится. Ей всё равно пора на пенсию.

 

 

– Ох, каждый крутится, как умеет… Мне бы кто денег предложил…

 

 

Тут санитарки начали вздыхать про цены в новом супермаркете, а Даша попыталась обдумать услышанное. Что за чушь про опеку, и про заграничную клинику? Но «бизнесмен» имел явные планы на Дашу. Заплатил медсестре, чтобы она устроила встречу… А ещё «особой пациентке» перестали давать лекарства, назначенные Еленой Игнатьевной. Всё это происходило само по себе, и никоим образом не зависело от Даши. Или зависело? Девушка старалась придумать, как себя вести…



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться