Милая шкура

Встреча

 

Он злой колдун, он чародей!

Он может превращать людей…

 

К. Чуковский

 

 

Водяные дорожки ползли по лобовому стеклу, они дёргались и кривились под напором встречного воздуха. Моросило непрерывно, ещё с ночи, асфальт омывался мутными потоками. Но даже в такую погоду Даша предпочла бы добираться пешком, чем ехать в машине своего опекуна. Особенно в такую погоду. Дьявольский понтиак Воицкого летел по мокрой автостраде, подрезая все, что там двигалось.

 

 

– Эй ты, на дрезине! Ну чё стоим, ушлёпок? Кого ждем? Люди на работу опаздывают! – орал во всю глотку Михаил Стефанович. – Куда прёшь, сопля ты офисная?!

 

 

Девушка, сидевшая рядом, отвернулась к окну.  Резкие повороты под нескончаемый поток ругани вызывали головную боль и дурноту. Тем более что опекун так и не дал ей позавтракать. Даша старалась смотреть вдаль, как можно дольше задерживая взгляд в одной точке. Кажется, такой приём используют балерины, когда исполняют сложные фуэте. Чтобы не терять равновесия… Всего один неверный поворот и Дашина история могла бы закончиться глупой аварией... Очередная, никем не замеченная история многолюдного города. Но вот Михаил Стефанович снова давит на газ, по краешку сознания пробегает разряд электричества. И на долю секунды хочется жить...

 

Через боковое зеркало Даша заметила серый призрачный мерс. Соломон соблюдал дистанцию, но не отставал. Лучше бы она с ним поехала.

 

Впереди всё никак не трогался заляпанный жигуль.

 

 

– Сколько можно? Каждый день одно и то же… Заснул, колхозник? Чухайся! Вставай, страна! Ну что ты трёшь эту педальку?! Жми давай!

 

 

Воицкий взрывался новой тирадой, как только утихала предыдущая. Вот уж кто свеж и бодр, несмотря на раннее время! Он торопился, ему явно не терпелось представить Дашу своим друзьям. Как трофей, как важную находку. Его глаза светились азартом, ноздри подрагивали. Он вез её в свой офис, где назначена встреча, будто на ярмарку. Это предвкушение было так очевидно и так искренне, что Даша залюбовалась им.

 

 

– Что? Я что, кричу!? Я не кричу! – объявил Михаил, заметив, как Даша на него смотрит.

 

 

Знает ли он, что похож на типичного подиумного красавчика? Наверное, да. Иначе бы не строил из себя так отчаянно брутального дальнобойщика. Ну, по крайней мере, не в этом наряде. Тёмно-сливового цвета пальто для таких целей никак не годилось. Уж скорее он выглядел как воспалённая мечта какого-нибудь итальянского модного кутюрье. И Даша знала, чего стоило пожилой таитянке сохранять вещи Воицкого в таком виде. Впрочем, он и сам аккуратен – ни одного волоска не упадёт на бархатный воротник, ни одна пылинка не задержится на лакированных туфлях... 

 

Девушка снова отвернулась к окну. Вдоль кованой ограды семенила чёрная дворняга, она шарахнулась в сторону, когда понтиак резко вильнул, заезжая в ворота. Ещё метров двести по облетевшей аллее с неунывающими скульптурами борцов и гимнасток. Что-то смутно знакомое. Ну, конечно… Вот и он, украшенный белыми капителями, главный павильон спортивного училища. Она ни разу здесь не была, но хорошо помнила его по студенческим фотографиям своей мамы.

 

 

– А бассейн ещё работает? – спросила Даша.

 

 

– Да… уже да. Ты здесь раньше бывала?

 

 

– Нет. Мама училась.

 

 

Мама, тогда ещё юная легкоатлетка уверенно шла на «мастера». Но случилось так, что во время одного из соревнований она повредила колено, и о карьере можно было больше не думать. Зато в тот же день она познакомилась с папой, который приехал вместе с друзьями поболеть за своих спортсменок. Мама никогда не жалела о своих нереализованных спортивных планах, но всегда с теплом вспоминала студенческие годы. В их семейном альбоме хранилось немало забавных фотографий о той поре. 

 

Но училище расформировали, позднее начали сдавать на разные коммерческие нужды. И теперь огромный ансамбль из нескольких корпусов и павильонов превратился в бизнес-центр.

 

 

– Формально это пока государственная собственность, – будто оправдываясь, пояснил Воицкий. – Тут даже пару спортивных секций осталось…

 

 

Они сделали круг. Парковка явно переделана из футбольного поля.  Кое-где висели таблички – типография «Спринт», боксёрская секция «Легион», отделение курьерской почты… Машин много, рабочий день, похоже, здесь начинался рано. Площадка под табличкой «Коралина-консалтинг» совершенно пустовала. Сотрудники, скорей всего, паркуются подальше от шефа.

 

Даша выдержала пару секунд до полной остановки и вылезла из машины. Дождь поутих, но водная пыль тут же облепила лицо.

 

 

– Белунина, шевелись!

 

 

Они побежали к чёрному входу. Неизвестно откуда вынырнул Соломон, отгородив их собой от порывов мокрого ветра. На крыльце он придержал дверь и пропустил их вперёд.

 

 

– Доброе утро, Михаил Стефанович, – поприветствовал их вахтёр.

 

 

Воицкий слегка кивнул и повёл девушку дальше. Миновав несколько коридоров, они оказались в гулком и многолюдном вестибюле. Даша узнала огромное, во всю стену панно – от холодного мраморного солнца во все стороны расходились толстые, с рублёными изгибами лучи, а юноши с девами тянули к нему свои мускулистые руки. Эта скульптура – одна из многих, напоминала о днях, когда по широкой парадной лестнице взбегали будущие победители и призёры.



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться