Милая шкура

Размер шрифта: - +

Сидя у камина

 

Ты думаешь, что это пёс?

Нет, это – старый Агафон,

Ваш деревенский почтальон.

 

К. Чуковский

 

 

На улице бушевала непогода. Обитатели дома на Дамировской укрылись в нём, как в осаждённом замке. Приступы ливня обрушивались на роллеты, заставляя их опасно прогибаться. В своей комнате Дарья слышала монотонный гул от удара тяжелых капель по стеклянной крыше зимнего сада. Казалось, какие-то непримиримые силы бьются за этот город, за каждый его метр…

 

Музейной, вычурной красоты дом сегодня вдруг наполнился зловещей тайной. Даша спустилась вниз, обхватив толстую папку с анкетой. Хотелось держаться поближе к людям. Обходить странные необжитые комнаты. И ни в коем случае не наступать в глубокие чёрные тени.

 

В зале сумрачно, огонь в камине еще не вошёл в силу. Пен Чан, сидя на корточках, ловко шуровала кочергой в разогретых углях. Пожилая тайка провела большую часть своей жизни в неприютных британских туманах, а теперь, по прихоти молодого хозяина, оказалась в диких евразийских широтах. Как следствие, она неплохо обращалась с камином. Скоро тут будет светло и жарко. Лучшего места в доме не найти.

 

Воицкий в тёмно-бордовом халате, полулежа на диване, разговаривал по телефону.

 

 

– Нет, мам, не волнуйся, морозы ещё не наступили… Если ты не веришь метеосводкам, то поверь хотя бы мне. Нет, я не езжу в гололедицу… Я правду говорю! Нет, я хорошо питаюсь. Пен Чан тебе сказала?! Пусть она для примера научится готовить! Да. Извини, мам. Я знаю. Of course I will. У меня просто сейчас запарка с… Ну, в общем… It’s the end of the year, you know how it goes…  Да, поцелуй папу! Я… Да, я тоже… I love you too!*

 

 

Пару раз в неделю Воицкому звонили родители. Каждый разговор затягивался на час или полтора. Поблизости непременно вертелась Пен Чан, сопровождая разговор хозяина сердитыми комментариями: «Oh, that’s no true… I’ll tell Renya… I do have something to tell. Oh, she’s not gonna like it!»**

 

Реня, а точнее, Ирена, мама Воицкого, была полна страшных предчувствий о судьбе своего сына. Она прекрасно говорила по-русски, но никогда не бывала в этой стране. Ей вечно казалось, что здесь её «Sunshine»*** непременно растерзают медведи, или, на худой конец, огреет балалайкой какой-нибудь пьяница. Она не понимала, отчего её единственного сына с детства так тянуло туда, где его предки держали последних в Европе крепостных.

 

Ещё до революции прадед Михаила переехал в Англию со всей семьёй. Сам Михаил принадлежал уже второму поколению родившихся в эмиграции. Тем не менее, он всегда мечтал уехать на историческую родину.

 

Родители сильно переживали, но отпустили своё единственное чадо, при условии, что он возьмёт с собой их тайскую домработницу. Всё-таки выпускник лучшей лондонской школы экономики не должен пропасть даже в такой дикой враждебной стране. Тем более с доступом к отцовским капиталам. И первым делом он выкупил этот дом. По словам Михаила Стефановича, когда-то особняк принадлежал его прадеду, который держал здесь светский салон. Он был известным литератором, и дом славился гостеприимством. Михаил старательно собирал утерянные фамильные ценности, и подолгу мог рассказывать о том, как жил его прадед, как его любили и почитали, и какие он устраивал приёмы. В такие моменты Даша думала лишь о том, как бы ей сбежать.

 

Сегодня у неё есть прекрасная отговорка – домашнее задание, которое ей было поручено выполнить в самые короткие сроки. Девушка тихонько обошла диваны и примостилась на широком кресле с кривыми, как у бульдога лапами. Тут намного теплее, чем в коридорах. Спортивный костюм из толстого зелёного плюша неплохо выручал и там, но мало что сравнится с близостью живого огня. Правда, при таком свете трудно читать, полагаясь только на глаза. Но Дашу это вполне устраивало.  Её способности вернулись к ней в полной мере.

 

Попрощавшись с мамой, Воицкий глубоко вздохнул и повернулся к своей подопечной.

 

 

– Страшно наверху?

 

 

– Мм, – невнятно буркнула Даша, пытаясь поудобнее устроить папку на коленях. Второй этаж и вправду весь гудел от воя ветра под кровлей мансарды.

 

 

– Ещё не закончила?

 

 

Даша только и могла, что закатить глаза в немой досаде. Она трудилась уже третий день, чтобы выполнить это задание, а конца и края не было видно. Времени не хватало даже на то, чтобы вдумчиво перечитать материалы про хакибов. Но не в том суть, она бы потратила на анкету и месяц, если бы понимала, как это поможет найти её брата. Но зачем им знать, какую музыку он любил, или какие фильмы он смотрел?

 

 

– Ты давай, не затягивай, ладно? Люди ждут. И старайся. Не хочу снова за тебя краснеть, – возвестил опекун.

 

 

Даша фыркнула. Ага, как бы ни так. Ждут они… Небось, ищут способ, как от неё избавиться. Что-то у них там с гипнозом не заладилось, и теперь она им просто не нужна. Завалили бесполезной бумажной работой. Так, для статистики.

 

В качестве своих ответов она была уверена на сто процентов. Да, она прекрасно помнила, какую одежду предпочитает объект. И какие цвета. Ну, прям девчачий сплетник! Писал не князь, прости за грязь. Смешно. Ну и пожалуйста! Ей что, жалко? У неё такой херни наберётся хоть на три анкеты.



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться