Милая шкура

Эффект преломления II

 

«В каждом зверинце железные двери

Ты распахни для пленённых зверей,

Чтобы оттуда несчастные звери

Выйти на волю могли поскорей!»

 

К. Чуковский

 

В группе, которую собрал Роман, было человек пятнадцать, и Даша обратила внимание, что у некоторых за поясом крепились мотыги с острыми клювами, похожие на ледорубы. К амулетам они явно не имели никакого отношения, но как знать? Вполне могли пригодиться в пути. Первым делом они прошли насквозь тот самый цех, из которого волоком тащили хакибов. Внутри тускло горела единственная неразбитая люминесцентная лампа. Пол усеян опилками вперемешку со снегом. Станков не было, кажется, их отсюда с корнем выдернули, судя по состоянию плит. Звуки гулко разносились под тёмными сводами. Посреди цеха, одна на другой в беспорядке громоздились железные клетки с толстыми и частыми прутьями. Пустые. Лишь в нескольких ещё лежали хакибы, спящие вповалку от действия амулетов. Их доставали по одному и уносили во двор. Странно, почему бы не прикончить их прямо тут? Для чего-то Охотники утруждали себя тщательным осмотром каждого оборотня в свете прожекторов.

 

Какие же они грязные и убогие… Это похлеще, чем отделение с лежачими в психушке. Места в клетке не хватало, чтобы взрослому оборотню встать на четыре лапы. Наверное, их вообще не выпускали. Вот ещё одна причина, почему так выгодно выращивать двуликих – их неприхотливость. Главное – место найти подальше от людских глаз, где зверьки могут сидеть годами в тесноте, без еды и питья.

 

Но группа Лугачёва быстро пересекла цех, и Даша покинула неприютные стены промышленного гиганта вместе с остальными. Подумать только, её брат провел здесь первые четыре года своей жизни… Неудивительно, что он вырос кровожадным чудовищем.

 

Далеко на горизонте, над лесными склонами, ночное небо едва озарялось огнями столицы. Но территория фабрики утопала во мраке. Пролёты между корпусами были огромные, раньше строили с размахом. Лугачёв шёл впереди, размеренно и быстро, как боевая машина. Несколько раз он ответил что-то по рации. Рядом с ним с ним всегда один и тот же громила, которого все безо всяких шуток называли «Денечка». Даша следовала за ними, в двух метрах. Она старательно выбирала дорогу, неосторожный шаг мог закончиться в глубоком сугробе. Даша никогда не боялась заброшенных мест, уж сколько она их повидала на пару с Данилой. Кроме Лугачёва и этих молодых людей в форме охранников «Каймана», тут, кажется, больше и некого бояться.

 

 

– Осторожно, не споткнись, козочка… – тихо предупредил кто-то, когда они спускались под уклон.

 

 

Белобрысый по кличке Филин – он галантно посветил ей под ноги фонариком. Даша непроизвольно скривилась. Какая нахрен «козочка». Теперь она одна из них… Охотница! И ничем не хуже. Пусть у неё нет автомата и накачанных мышц, ну и что. В драке со взрослым оборотнем у Филина не больше шансов, чем у Даши. Она представила себе этого «кавалера» против своего брата и мысленно улыбнулась. Данька вмиг бы повыдёргивал ему все пёрышки. А с амулетом, конечно, любой может строить из себя мачо.

 

Ветерок, завивавший стайки снежинок в чёрном воздухе, проникал за ворот. Но, разогретая волнением, девушка не замечала холода. Все мысли и желания крутились вокруг первого хакиба, которого она поймает… Никаких сомнений, это случится сегодня.

 

Длинный кирпичный бок администрации всё никак не заканчивался. Два выпотрошенных щитка одиноко жались на углу. Лучи фонариков немногое могли выхватить из темноты. Впрочем, за поворотом стало светлее, толстая лампочка в металлическом наморднике подарила им вид на площадку перед столовой. На пути к ней простаивала облезлая квасная бочка, мирный танк советской эпохи. Тяжелая снежная шапка венчала её, словно вершину горы Алатын, а погнутый фаркоп явственно говорил о том, что бочка никуда отсюда не собирается.

 

Девушка замедлилась, чтобы настроиться на Канву. Лугачёв среагировал моментально и сделал рукой всем остановиться. Это лишнее, она вполне могла бы продолжить на ходу. Наверное, они не видели никого сильнее Абрама Петровича. Что ж, пускай думают, что ей нужна полная концентрация и коврик для йоги. Зачем их разубеждать?

 

Поле Канвы жило и билось, наполняя её энергией. Аура Лугачёва буквально ослепляла своим ярким синим свечением… Странно было осознавать, что ненависти в ком-то больше, чем в ней самой.

 

Мерцающие сгустки света вдали – это Охотники. Как много! Кроме тех, что видела Даша на складском дворе, ещё с полсотни. А двуликих поблизости не видно… Что ж, надо ослабить порог чувствительности. Если бы она попыталась провернуть это в городе, она бы просто захлебнулась в потоке информации. Тот ещё восторг. Но сейчас придётся, что поделать… Сама напросилась. По-другому их не заметишь. Аура двуликих сродни остаточной энергии, которая ко всем вещам липнет. На удачу, люди тут редко бывают, и вещи успели подзабыть своих хозяев, поэтому фон совсем небольшой. Хакибы просто обязаны на нём выделяться. В своё время она успела неплохо изучить ауру брата, но… Не так уж и много оборотней она видела в своей жизни... Главное понять, что искать… Лёгкую дымку? Облачко? Свечение? Или рой снежинок, неподвижно висящий на одном месте?


Стоп. Почему неподвижный?

 

 

– Там! Туда! – воскликнула Даша, показывая в сторону столовой.

 



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться