Милая шкура

Размер шрифта: - +

Год Овцы

 

Как у наших ворот

За горою

Жил да был бутерброд

С колбасою.

 

К. Чуковский

 

 

– Я умоляю, Белунина… Сделай вид попроще. Не надо так глядеть, как будто ты попала в яму со змеями…

 

 

Вот не дадут спокойно постоять в сторонке, притворившись мебелью. Даша хотела снова ускользнуть, но Войцкий прихватил за локоть. Её насупленный вид он принял за пренебрежение высшим икерским обществом. Она и правда не горела особым желанием сюда ехать. До сегодняшнего вечера даже ни разу не вспомнила о том, что Валентин пригласил их на празднование Нового Года. Но Михаил, вернувшись с работы, ворвался без стука в её комнату и буквально вытащил её из постели, где Даша провела целый день. Не помогли ни отговорки, ни правдиво-болезненный вид. Пришлось наскоро натянуть джинсы, блузку, намотать на голову шарф пообъёмней, и сесть в машину. Через добрых полтора часа они приехали в закрытый загородный посёлок, а потом Соломон высадил их на брусчатой дороге, у кромки леса. По тропе, освещённой гирляндой лампочек, они вышли к подножию огромного заснеженного склона, и там, на вершине холма прочно укрепился дом Валентина. Логово икеров, как сразу окрестила его про себя Даша. Не особняк и не коттедж, а самый настоящий форт с каменным цоколем и широкими деревянными террасами на толстых сваях. Третий этаж скромно прятался под пологой двускатной крышей с огромными выносами. Это было что-то между альпийским шале и средневековой крепостью.

 

При ближайшем рассмотрении средневековье оказалось весьма цивилизованным. Уже на террасе стало тепло от уличных обогревателей. Современная музыка звучала приятным расслабляющим фоном. Гостиная напоминала охотничий домик. Диваны и кресла, обтянутые серым сукном смотрелись неприметно, но уютно. Обстановка простая, несуетливая. Полыхал, наполняя комнату жаром, камин, сложенный из крупного камня. На разной высоте с потолочных балок свисали резные светильники в качестве новогодних украшений. Гостям порой приходилось их обходить. Впрочем, на пути от фуршетного стола до барной стойки никаких препятствий не наблюдалось. Миша тут же попытался навязать свои услуги в качестве бармена на вечер, но получил жесткий отказ и смирился.

 

Позже приехали Слава и Рома, прочих гостей Даша не знала.  Конечно, её сразу познакомили с семейством. Жена Валентина – Диана, хрупкая брюнетка, с ровными, мягко ниспадающими волосами – ни за что не поверить, что она оборотень. И сын, Костик, наглый мальчишка пятнадцати лет, от которого Даша сразу решила держаться подальше. Кроме них тут можно было встретить ещё несколько икеров, но их Даше не представили. Чернявый бородатый великан, прогнавший Михаила от управления барной стойкой – тоже икер. Насколько Даша поняла, брат Дианы. На вид он мало имел с ней общего. И, вроде бы, он приехал из Англии вместе с дочкой. Девушка, подросток, чуть старше Костика, вела себя независимо, то и дело отвешивала кузену подзатыльники. Она носила растянутую майку с портретом Мадонны, а на руках – фенечки. Остальные тоже одеты довольно бесхитростно – свитера с оленями, тёплые накидки, никаких вечерних платьев, как опасалась Даша.

 

И вообще её приняли очень хорошо, главным образом это проявилось в том, что после первых приветствий её сразу оставили в покое. Она нашла место потише,  и там делала вид, что не может оторваться от созерцания растительных узоров на домотканом ковре.

 

 

– Ну чего ты боишься? Никто тебя здесь не съест. Пойдём к остальным. – Нынешний расклад опекуна чем-то не устраивал.

 

 

– Дело не в них… – вздохнула Даша.

 

 

Ночной забег по фабрике не прошёл для девушки даром. Два дня она мучилась от простуды, и вены, испорченные в больнице, снова напомнили о себе. Наверное, от переохлаждения. Даша почти не выходила из комнаты, и только Пен Чан наведывалась к ней, с какими-то недоваренными овощами.

 

 

– Я ж говорил, стоит выпить хотя бы парацетамол…

 

 

– Обойдусь. – С некоторых пор Даша терпеть не могла таблетки. – А это кто?

 

 

К фуршетному столу подошёл средних лет дяденька с ленивым, довольным жизнью лицом. Он не глядя подцепил с подноса канапе с поджаренной креветкой и завитым листиком зелени.

 

 

– А, это Николай Фомин, Валин заместитель. Человек, если ты об этом.

 

 

– А чем же Валя занимается, что ему заместитель нужен?

 

 

– Он владелец РУДК, а также глава Новрад-Холдинга.

 

 

– РУДК?

 

 

– Радовский Угольно Добывающий Комбинат. Между прочим – крупнейший промышленный комплекс в нашей области ещё с советских времён… Вы что, в школе не учили экономику края? Ах, да, ты же школу не закончила...

 

 

– Так он тот самый Валентин Бай?!

 

 

Про владельца РУДК она уже когда-то слышала. Дашин папа всегда следил за новостями, он знал всех влиятельных лиц в области, и любил поговорить ополитике. Всё семейство усиленно делало вид, что слушает, хоть большего зануды, чем их папа, было трудно представить. По его словам Валентин Бай стал теневым кардиналом, который подмял под себя всю промышленность края и поддерживал выгодных ему политиков. Хоть имя это и мелькало порой в газетах, но никто никогда не видел не то что его выступлений, а даже его фотографий.



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться