Милая шкура

На чаше весов

 

Мы врага бы

На рога бы.

Только шкура дорога,

И рога нынче тоже

не дёшевы…

 

К. Чуковский

 

 

Так, незаметно, лето подошло к концу. В августе всегда найдётся повод для грусти. Да хотя бы тот факт, что Даша снова не съездила на отдых. И сирень, та, что прячется в их саду, уже давно отцвела… и ни разу не нашлось минутки, чтобы на неё посмотреть. Почему-то она вспоминала об этом, только торопясь в офис.

 

А там голова пухнет, сколькому надо учиться, выполнять бесконечные поручения. Домой приходишь, хочется только одного – запереться на чердаке. Потом новое утро, торопливые сборы, то одно забыла, то другое. А ещё Воицкий сразу орать начинает по любому поводу. Тайка не те брюки ему погладила – орёт! Даша ещё не вышла из ванной – снова орёт! Ключи от машины найти не может – орёт, аж заходится! Но тут понятно, почему – знает, что диверсия. От его грозного рыка уже амуры с потолков отваливаются.

 

Но по выходным в доме царит необычный для городской черты покой. Тишь да гладь. Только чирикнет за окном воробей, да скрипнет половица. Одним словом – воскресное утро.

 

И самое главное, никаких звонков, переговоров, приветствий, офисных шуток и прочей возни. Так хорошо, что можно умереть и не заметить. Тот момент, когда остро чувствуешь себя дома. Если б ещё не запах средства, которым тайка натёрла мебель в кабинете Воицкого… Этот аромат, наверное, убил всех тараканов в округе. Миша вряд ли обрадуется, когда вернётся. А кстати когда? Девушка выпростала руку из-под одеяла, чтобы поймать пасущийся на полу мобильный. Отловила, потыкала пальцем в поисках полученных сообщений. Ага.

 

 

«будем 11:45 привезём пиццу»

 

 

«Будем» – значит с Артёмом. Носятся вдвоём по всему городу. Девушка давно перестала следить за перемещениями своего опекуна. Появляется в офисе в самое неожиданное время и снова исчезает. И всегда с ним рядом Хустов! Журналиста отныне посвящали во все дела, звали туда, куда не звали Дашу. То в «Кайман» поедут, то в РУДК их ждут, понимаете ли… А то с Лугачёвым закроются в переговорной.

 

Дашу слегка отодвинули. Может, Воицкий боялся, что она помешает их с Артёмом счастью? Ну, хоть мальчиков не водит. Это плюс. Реже ночует дома – это минус... Да нет, тоже вполне себе плюс! Можно проваляться в тишине до самого обеда. Даша потянулась. Лепота.

 

А всё-таки интересно, сколько продлится эта идиллия между Мишей и Артёмом? Раньше Воицкий очень просто определял, когда пора заканчивать отношения. Ровно в тот момент, когда пропадало желание купить своему «другу» очередной презент. Но с Артёмом всё иначе. Чтобы сделать журналисту подарок Мише приходилось изрядно напрячься, придумывая хоть какой-нибудь повод. Получалось не очень. Зато у «Лесной почты» стали ни с того ни с сего появляться спонсоры. И только Даша знала, откуда ноги растут у стихийно разгулявшейся благотворительности. Кто-нибудь, объясните этому идиоту, что не надо пытаться Хустова купить? Бедняга и так с трудом справляется с поворотом судьбы по фамилии «Воицкий». И впадает в полную растерянность, когда Миша начинает заваливать его своей заботой.

 

Даша откровенно потешалась, наблюдая за журналистом. И… восхищалась. Артём обладал жёстким умом, но был в чём-то наивен, каждым своим поступком искал высшей справедливости, надеялся изменить мир. Он с таким усердием взялся за расследование, что Охотники толком не успевали обрабатывать полученную от него информацию. Из-за этого возникали споры. Миша злился, по его мнению, Артём неоправданно рисковал. Но факт оставался фактом – на то, что их аналитический отдел тратил неделю, у журналиста уходило пару дней.

 

В размеренный ход мыслей врезалась трель дверного звонка. Пока натянула джинсовый сарафан, пока спустилась, уже ничего нельзя было поделать – Аляска впустила на порог Лугачёва.

 

 

– Вы слишком рано, – не скрывая недовольства, сказала Даша. Да, да, она в курсе, Миша назначил ему встречу у них дома. Но полагала, что у неё есть ещё хотя бы минут сорок, чтобы выпить чаю и убраться отсюда подальше.

 

 

– Ничего. Я подожду.

 

 

Он бесцеремонно, не задерживаясь, прошёл прямо в гостиную и уселся на диван. Яркий просторный джемпер скрадывал рельеф его фигуры. Этот кирпично-красный балахон в сочетании с рыжими волосами – просто жуть и вырви глаз… А на шее намотан чёрный шарф с футбольно-фанатской символикой. Не жарко ему? На улице плюс тридцать…

 

По полу за ним протянулся след какой-то подсохшей грязи. А Пен Чан только что весь дом вымыла и выскребла до блеска…

 

 

– У нас ноги принято вытирать.

 

 

– Мне вера не позволяет, – нагло отшутился мужчина. – А что за вонь? Вы тут, что, самогон варили?

 

 

Скрип Дашиных зубов он, наверное, не уловил. Но можно надеяться, что каменное, застывшее лицо прекрасно выразило Дашины мысли по поводу гостя, и его непрошеных замечаний. Хотя, справедливости ради надо признать – сегодня тайка перестаралась. Не дом, а химчистка. Прибавьте к этому запах сигарет, который никогда полностью не выветривался из гостиной.



Stiva

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться