Милые Игры 2: Ночь, которую Мико забыла

Font size: - +

16

— Извини, что сначала пришлось забрать детей.

Момо толкала свою тележку вдоль рядов супермаркета. Один карапуз двух с половиной лет сидел в тележке и смотрел вокруг внимательными глазёнками. Второй, пятилетний мальчишка, вился вокруг Мико.

— Ничего, — сказала Мико, — ты же подвезёшь меня, и мне не придётся тащиться с продуктами в метро или тратиться на такси.

— Тётя Мико — красивая, — сказал пятилетний Итске, не сводя с Мико восхищенного взгляда, глаза у него были как у матери. — Я хочу её нарисовать.

— Приедем домой, и нарисуешь, — сказала Момо.

— Ага, — улыбнулся Итске, продолжая рассматривать Мико.

— Ну, так что? Это случится сегодня? — спросила Момо.

— Что случится? — тут же влез Итске, опередив вопрос Мико.

— Магия любви, — ответила Момо, вздохнув, старший сын становился всё умнее и внимательнее, иногда это создавало неудобства.

— Это от которой дети бывают? — мгновенно догадался умный и внимательный старший сын.

— Ну, с детьми — это как повезёт, — махнув на всё рукой, сказала Момо, решив продолжать разговор при ребёнке.

Мико совсем смутилась и проговорила:

— Мы вообще-то решили не торопиться, особенно с детьми. Мы же всего неделю встречаемся, даже недели ещё нет.

— Ой, да ладно! Ты покупаешь продукты, едешь к нему домой, как заботливая жена готовишь ужин, ждёшь, когда он придёт с работы и скажет: «Я дома», а ты скажешь: «С возвращением». Потом вы вместе поужинаете, обсудите, как у кого прошел день, может, кино посмотрите, и всё?

— Вроде того.

— Вроде как вы десять лет женаты, — скептически покачала головой Момо.

Мико пожала плечами, больше ничего сказать она не могла.

— Знаешь, а это, наверное, неплохо, — подумав, сказала Момо. — Торопиться и правда не стоит, обычно, когда торопятся, ничего хорошего не выходит. Но это, конечно, круто, такое выдержать, особенно если учесть, что тебе снится, и как Тэру на тебя смотрит.

— А как он смотрит?

— Как нормальный мужчина на красивую женщину, как ещё? Так что ты на всякий случай подбери бельё посимпатичнее. Если он вдруг на тебя набросится, хотя бы об этом переживать не будешь.

— Ага, — рассеяно произнесла Мико, на ней и так был её лучший комплект.

«Набросится…» — что-то в этом предположении её насторожило, будто бы такое уже было или снилось. Но ощущение было слишком неясным и быстро пропало.

— Кстати, давно хочу спросить, ты родилась в Японии? — задала Мико вопрос, чтобы сменить тему.

— Нет, во Франции.

— Ты так хорошо говоришь по-японски.

— Ну, ещё бы! Я живу здесь с трёх лет. Моя мама умерла, когда мне и года не было, и папа нанял Сумирэ, чтобы она помогала за мной присматривать. Она тогда училась в Сорбонне и подрабатывала нянькой, можно сказать, жила с нами. Не знаю, когда у них с отцом всё началось, может сразу, может нет, но, когда её родители заболели и она поехала к ним, папа и я поехали следом. Вот так я оказалась в Японии. Папа и Сумирэ поженились, и она для меня лучшая мама на свете, ещё у меня есть два младших брата.

— А твоё имя?

— Похоже на японское, да? Но это имя одной девочки из детской книжки, меня папа так назвал.

— А какая у тебя была фамилия?

— Бертран. Ох, знала бы ты, сколько раз я за свою жизнь слышала: «Вы так хорошо говорите по-японски»!

— Извини.

— Не извиняйся. Что поделать? Такая уж у меня жизнь.



Anna Gerasimenko

Edited: 02.05.2017

Add to Library


Complain