Милые Игры 3: Непервый Поцелуй Каори

Font size: - +

13

Старик Сакураи сверлил меня убийственным взглядом. Как я и предполагал, он пожелал встретиться один на один и не в офисе. Мы сидели друг напротив друга в ресторане, кроме нас двоих в огромном зале никого не было, только охранники сторожили выходы, а ещё девушка-официантка быстро принесла напитки и исчезла. Куниеда ждал меня в машине, ему такое положение дел очень не нравилось, но приходилось считаться.

Сакураи ожидал увидеть нагловатого юнца, его-то я и изображал сейчас. Да-да, у моего отца куча денег и большой бизнес, да-да, я ничего никогда не добивался сам, да-да, я мало понимаю, как ведутся дела, но меня это мало волнует, потому что всегда есть кто-то, кто решает мои проблемы.

Сакураи вздохнул, сожалея, должно быть, что не может раздавить меня как мерзкое насекомое, и спросил:

— Ты ведь понимаешь, почему я пригласил именно тебя?

Я выразил полное недоумение по поводу его вопроса. Пусть сам расскажет. Я сидел на стуле полуразвалившись, без всякого уважения и интереса рассматривая собеседника. Вообще-то старик Сакураи не такой уж и старик, всего-то лет на десять старше моего отца, жесткий и крепкий, привыкший, что всё всегда получается так, как он хочет. Я его не боялся, я боялся за Каори. Та фотография в журнале… Только слепой не понял бы, что она влюблена в меня по уши. Так что я старался сейчас вызвать на себя максимум его отрицательных эмоций, чтобы ей меньше досталось.

— Какие отношения связывают тебя с Одой Каори?

Тот самый журнал шлёпнулся передо мной на стол.

— А, Ода, моя маленькая кохай, с которой я ходил на благотворительный вечер, — сказал я так, будто только что понял, о ком речь, — А вам что за дело, какие у меня с ней отношения?

Старик Сакураи скрипнул зубами, ненависти в его взгляде становилось всё больше. Вот случится у него сердечный приступ от злости, что я буду делать?

Я лениво улыбнулся, продолжая играть роль богатенького зажравшегося засранца.

— Я уступлю вам промышленный комплекс, если ты пообещаешь, что никаких отношений между вами не будет.

Я сделал вид, что удивлён.

— То есть вы отдадите нам то, за что почти полгода сражались не на жизнь, а на смерть, просто если я не буду встречаться с этой девчонкой?

Мне было интересно, как он это объяснит. Старик Сакураи жестко улыбнулся:

— Представь себе. И знаешь, почему? Потому что это ничего не изменит, рано или поздно я заберу у Takeshi Group всё, что захочу. Я не стану торопиться, я умею ждать, быть может, когда это случится, во главе Sakurai Corp будет стоять мой сын или даже внук, не важно. Главное то, что у вас нет будущего.

— Почему это? — нахмурился я.

Каким бы ни был Сакураи Акено, слов на ветер он не бросает. Значит, есть что-то, что всерьёз может повредить нашей компании, и я хотел знать, что.

— Я уважаю твоего отца, он достойный соперник и блестящий бизнесмен, почти не совершает ошибок. Почти… Но ведь даже одна единственная ошибка может уничтожить то, что создавалось годами.

А старик, похоже, любит порассуждать, наверное, возраст сказывается.

— И главная его ошибка в том, — продолжал Сакураи, — что он готовит в преемники тебя.

— А что со мной не так? — возмутился я, но больше для вида.

— Ты — безответственный испорченный мальчишка, которого интересуют только развлечения. Ты можешь быть умным и талантливым, но какой в этом толк, если ты только и делаешь, что сливаешь свою жизнь в никуда?

Я не слишком вслушивался в его монолог, ничего нового он пока не говорил, и вряд ли скажет. Вместо этого я всеми силами пытался отделаться от мысли, что пришёл сюда, чтобы продать ему Каори. На самом деле я просто оставляю всё, как есть. Она сама в это вляпалась. Так-то всё было понятно, но почему тогда мне казалось, что я снова предаю её?

— Мой старший сын был таким же, как и ты, красивым, богатым, обаятельным и бессовестным. Пьянки, гулянки, женщины, наркотики, и это не прекращалось. У вас рядом с городом ведь есть наркологическая лечебница? Мой сын иногда там бывал, инкогнито, конечно. По документам будто бы ездил учиться за границу. Так вот этот мерзавец договорился с кем-то из персонала и иногда уходил погулять по городу, познакомился во время этих прогулок со старшеклассницей, влюбил её в себя и изнасиловал, когда был под кайфом. Мне пришлось замять это дело, это было не трудно, она была влюблена в него, и сама пошла с ним. Так что я заплатил её родителям, и сделал всё, чтобы об этом никто никогда не узнал. Мне до сих пор мерзко от этого, но чего не сделаешь ради семьи…

Старик Сакураи перевёл дух. Мне казалось, что сейчас он меня вообще не видит, а просто говорит, чтобы выговориться.

— А через неделю после того, как он разбился пьяный на мотоцикле, выяснилось, что девочка забеременела. Её родители настаивали на том, чтобы она сделала аборт, но она не согласилась.

Вот тут я насторожился.

— В общем-то, Каори — это единственное, что мой сын сделал хорошего, но и это он умудрился сделать самым отвратительным образом.



Anna Gerasimenko

Edited: 12.05.2017

Add to Library


Complain