Милые Игры 3: Непервый Поцелуй Каори

Font size: - +

15

Я взял Каори за руку и сказал:

— Пойдём.

Пройдя несколько шагов со мной, она остановилась.

— А куда мы идём, Такеши-семпай?

Поумнела с прошлого раза, стала осторожнее. Я видел, что её трясёт, хотя она старается скрыть это.

— Не беспокойся. Я просто хочу показать тебе кое-что чудесное. И на сей раз это не мой член.

Мне показалось, или она слегка улыбнулась?

Когда мы добрались до места, я достал ключ-карту и открыл дверь с надписью: «Служебное помещение».

— Что это? — воскликнула Каори, когда вошла внутрь.

— Тайная оранжерея профессора Судзуки. Я догадался, что она существует и вытребовал себе ключ практически шантажом, а так студентов сюда не пускают. Но вообще, профессор вполне доволен. Я достаю ему редкие растения со всего света, а ещё клятвенно пообещал никого сюда не водить, поэтому, если вдруг что, будем прятаться. Пойдём, погуляем.

Мы шли по маленькой дорожке между деревьев и кустов. Каори смотрела вокруг, я смотрел на неё. Стеклянная крыша пропускала солнечный свет, он плутал среди веток и листьев, танцевал на платье Каори, запутывался в волосах, скользил по её светлой коже. Она успокоилась и улыбалась тихой счастливой улыбкой.

— И как же тебя угораздило, — спросил я, — сходить на свидание с этим Накаямой?

— Ну, сначала он был довольно милым и такого себе не позволял. Спасибо, что заступился, Такеши-семпай.

—Да не за что, таких поганцев надо учить, жестко и сразу. Был бы я из якудзы, язык бы ему отрезал.

Вспомнив, что наговорил этот Накаяма, я снова стал закипать от злости. Я нарушил договор с Сакураи, но как можно было пройти мимо, когда этот козёл так вёл себя? Думает, раз родители Каори не богаты, можно что угодно себе позволять. Знал бы он, чья она внучка!

— Я… хочу извиниться за тот раз, Каори. По сути я повёл себя не лучше этого Накаямы.

— Что ты, Такеши-семпай! Это я не поняла, что это была всего лишь шутка. Не извиняйся. Может, мы тогда и не поняли друг друга, но это был прекрасный вечер, я познакомилась с замечательными людьми, и сказала вслух, что люблю тебя, и ты меня поцеловал. Это был лучший поцелуй в моей жизни. Жалко, что не первый…

Она грустно улыбнулась. И я с удивлением понял, что мне тоже почему-то жаль, что это был не первый её поцелуй. Но чего я хотел? Ей девятнадцать, она симпатичная, иногда ходит на свидания. Конечно же, она с кем-то уже целовалась. И меня не должно это беспокоить.

— Так что, — закончила Каори, — Будет, что вспомнить, когда стану сорокалетней старой девой с пятью кошками. Нет, с кошками — это совсем мрачно, у меня будут собаки, как минимум две.

— Почему это ты станешь старой девой?

— Я не думаю, что когда-нибудь выйду замуж. Если честно, я вообще не могу представить, что буду с кем-то… вместе, я даже одного свидания не выдерживаю. Такеши-семпай, давай сменим тему.

Конечно, я должен был сказать что-то вроде того, что возможно она когда-нибудь кого-нибудь встретит и найдёт своё счастье. А я… меня уже давно пора было слать лесом. Но, черт возьми, я — бессердечная эгоистичная скотина, и мне очень нравится тот факт, что других мужчин Ода Каори просто не воспринимает, никак, ни в каком качестве.

Мы подошли к лавочке в глубине оранжереи и сели. Ладно, сменим тему.

— Я всё равно чувствую вину за то, что тогда произошло между нами, — вернулся я к обсуждению своего скотского поведения, — Можно, я сделаю для тебя что-нибудь? Что угодно, если это в моих силах. Мне бы стало легче от этого.

— Так я могу попросить что угодно? — спросила она с лукавой улыбкой.

— Да, что угодно, — подтвердил я.

В самом деле, что такого она могла попросить? Вряд ли это будет что-то, что мне совсем уж не понравится.

— Ладно, — сказала Каори и замолчала, раздумывая.

Давай, крошка, расскажи о своих тайных желаниях.

— Тогда, Такеши-семпай, я хочу, чтобы ты влюбился в какую-нибудь хорошую девушку, женился на ней и был счастлив всю свою жизнь.

— Что?

Я не мог поверить в то, что услышал.

— А тебе-то это зачем?

— Понимаешь, если ты найдёшь своё счастье, я перестану так часто думать о тебе, и буду просто за тебя радоваться.

Я не знал, что на это сказать. Вот ведь странная девушка, и любовь у неё странная. Каори тоже молчала, разглядывала свои босоножки.

— Честно признаться, — сказал я со вздохом, — я не знаю, по силам ли мне это. Я пробовал влюбиться, но у меня просто не получается, так что…

— Обещай хотя бы постараться, для меня это очень важно.

Она посмотрела на меня своими ясными глазами, и я не смог сказать ничего другого, кроме как:



Anna Gerasimenko

Edited: 12.05.2017

Add to Library


Complain