Милые Игры 3: Непервый Поцелуй Каори

Font size: - +

41

Я не поехал домой, после общения с Саридзавой мне ещё сильнее захотелось побыть с Каори. Если уж у меня есть то, что я хочу, надо этим пользоваться. И потом, я вроде как должен помогать ей присматривать за детьми.

Дверь открыл мой младший брат, криво улыбнулся и сказал:

— Ты всё-таки припёрся.

— А ты какого черта тут делаешь? — не остался в долгу я.

— Что я делаю у твоей девушки в твоё отсутствие? А сам как думаешь?

Боже! Я ответил бы так же! Я чуть не прослезился от умиления. И чего спрашивал? Если Каори сдружилась с Фуюми, то Кей рано или поздно окажется рядом.

— Девчонки решили затусить, пока родители в отъезде? — пришёл я к выводу.

— Да, Фуюми прочитала рассказ Каори и хочет снять по нему фильм. Так что они теперь часто зависают вместе. Она классно пишет, кстати… Я, конечно, не любитель читать всю эту девчачью муру про любовь и чувства, но там занятный сюжет…

— Да что ты говоришь? Жуть как хочу услышать подробности! — произнёс я и направился туда, где слышался знакомый смех.

След привёл меня на кухню. Девчонки лепили гёдза, Хикари крутилась около них. Котару с Кеем, судя по звукам, резались в какую-то стрелялку в зале. Идиллия. Я остановился в дверях кухни и просто смотрел.

Первой меня заметила Хикари:

— Братик Рэй!

Фуюми обернулась, Каори подскочила. Я понятия не имел, как следует приветствовать свою невесту в присутствии почти родственников, и решил, что это, наверное, кто как захочет. Поэтому я бросил приветы Хикари и Фуюми, подошел к Каори, обнял её сзади и сказал со вздохом:

— Весь день об этом мечтал… Каори, пошли на диванчик, а? Так хочу у тебя на коленях поваляться! А ещё лучше в спаленку…

Последнее предложение я прошептал ей на ушко.

— Рэй, осторожнее, — сказала она своим прекрасным спокойным голосом, — У меня руки в муке, я тебя испачкаю.

— Ерунда какая! — воскликнул я, и шепотом добавил, — У меня сейчас такие грязные мысли, что это было бы даже логично…

— Братик Рэй, — улыбнулась Фуюми, — ты либо помогай, либо выметайся из кухни.

— Какой трудный выбор, мне надо подумать… — пробормотал я, продолжая обнимать Каори.

— Как… дела в кондитерской? — спросила она, невозмутимо возвращаясь к недолепленному гёдза.

— Да ну как сказать… Мы сделали самую большую дневную выручку за всё время существования кондитерской. Я не поленился, просмотрел бухгалтерию, и это действительно так. Но с другой стороны, завтра нам нечего будет продавать.

— Что, серьёзно?

— Ага, мы продали почти всё, и теперь надо что-то придумать. Каори, ты случайно не гений-кондитер?

— Боюсь, что нет. Наверное, придётся звонить господину Оде, чтобы они с мамой вернулись.

— Не хотелось бы, мы обещали им свободные выходные и уже не можем без них справиться… Черт, Каори, я походу всё испортил, — сказал я и со стоном уткнулся в её макушку.

— Не говори так! Ты не виноват, что так вышло!

Виноват, ещё как виноват. Если бы не моё неотразимое обаяние…

— Можно дедушке позвонить, — сказал Котару, зашедший на кухню, чтобы взять газировку из холодильника.

— Точно! — обрадовалась Хикари, — Дедушка делает пирожные ещё лучше папы!

— Котару, ты – гений! — воскликнула Каори, — Но, пожалуйста, не перебивай аппетит перед едой.

— Боже, Каори, ты как мама! — заявил этот шкет и добавил, обращаясь ко мне, — А ты прекращай так часто лапать мою сестру у всех на глазах, ей от этого неловко.

Мне показалось, я ослышался. Меня отчитал девятилетний мальчишка, и единственное, что я сделал, это отпустил Каори и отступил на шаг. Сам не понял, как это произошло.

— Надо позвонить дедушке, — сказала Каори и двинулась в сторону раковины, чтобы помыть руки.

— Не беспокойся, я сам позвоню, — сказал Котару и вышел из кухни.



Anna Gerasimenko

Edited: 12.05.2017

Add to Library


Complain